Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на международном форуме «Примаковские чтения», Москва, 7 декабря 2022 года

Рад очередной возможности выступить на «Примаковских чтениях» и поучаствовать в разговоре с ведущими экспертами нашей страны и зарубежных государств. Отмечу, что, несмотря на известные трудности, «Чтения» вновь собрали (как мне сказали и как я вижу, узнавая многих коллег) многочисленных участников, в том числе из-за рубежа.

В России и в мире существует большой запрос на интеллектуальный разговор для поиска решений. Поскольку он в официальных политических кругах пока не просматривается, то рассчитываем на то, что интеллектуальные дискуссии могут с пользой для всех нас состояться в рамках экспертного сообщества.

Наши ежегодные встречи неразрывно связаны с именем Е.М.Примакова. В середине 1990-х, когда никто и не помышлял о какой-то ином будущем для мира кроме как «конец истории», он выдвинул тогда казавшуюся революционной концепцию многополярности. Отмечу, что Е.М.Примаков сделал это не только в своих теоретических изысканиях и работах, но тут же «подкрепил» теорию практикой, предложив сформировать «тройку» – Россия, ИндияКитай (РИК), ставшую прообразом БРИКС. Не многие знают, что РИК и по сей день здравствует. Эта «тройка» продолжает встречаться на уровне министров иностранных дел. Этот формат дал «путевку в жизнь» «пятерке» БРИКС, пользующейся огромным вниманием. Выстраивается целая очередь из государств с «претензией» на полноправное членство. Если всех «удовлетворить», эта «пятерка» превратится в 15-17 стран (как это показал июньский саммит, проводившийся в режиме ВКС нашими китайскими коллегами). В любом случае то, что сейчас происходит в мире и то, что составляет магистральную тенденцию развития миропорядка в сторону многополярности, это отражение мыслей, изложенных достаточно давно Е.М.Примаковым. Активно продвигаем их в жизнь. Всё происходящее подтверждает правоту его тогдашних суждений.

Что касается современной ситуации в мире, уверен, что все вы знакомы с выступлением Президента В.В.Путина на недавнем заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай». От себя добавлю несколько оценок, конкретизирующих то, о чем российское руководство говорит последнее время.

Очевидно, что основная причина продолжающейся разбалансировки международной системы отношений заключается в нежелании западного «меньшинства» принять многополярные реалии и отказаться от своих гегемонистских устремлений. Видно, что расклад сил на глобальной арене продолжает меняться не в его пользу. Поэтому «коллективный Запад» во главе с США пытается напористо удержать своё доминирующее положение. Понятно, что за пять веков к этому быстро привыкли, трудно расстаться с этими привычками.

Многополярность утвердится не завтра и не послезавтра. Установление многополярного мира в качестве общепризнанных основ дальнейшей работы международного сообщества – это длительная историческая эпоха. Все понимают, с чем это связано. Идет борьба за то, чтобы ускорить эти процессы. С одной стороны, они объективны, исторически обоснованы и неизбежны. С другой – идет борьба за то, чтобы их максимально замедлить, продлить свое «привилегированное существование» и как можно дольше по выражению Президента В.В.Путина «снимать ренту как  гегемон».

В средствах и методах для достижения своих целей Запад не стесняется. Когда ему это выгодно и нужно дестабилизировать те или иные рынки или наоборот «положить руку» на природные богатства какой-то страны без зазрения совести зоной жизненных интересов объявляются земли в десятках тысяч миль от американских берегов. Будь то Югославия, Ирак, Ливия, Сирия или бессмысленное и бездарное двадцатилетнее «сидение» в Афганистане, закончившееся весьма плачевно для натовцев.

Тем не менее, несмотря на то, что в Афганистане НАТО в очередной раз «провалилась» со своей попыткой сохранить смысл своего существования, экспансия альянса остается (как она и была) главным движущим мотивом Запада в отношениях не только с Российской Федерацией, с постсоветскими странами, странами бывшего Варшавского договора (практически все из которого поглощены Североатлантическим альянсом), но и в целом в отношениях с другими регионами мира.

НАТО беззастенчиво и даже не краснея (это касается её чиновников и представителей США, как лидирующей страны альянса) отказывается признавать, что обещали М.С.Горбачеву и Б.Н.Ельцину не расширяться на Восток. Свидетельств того, что они врут предостаточно. Уважаемые западные американские, германские, британские политики той эпохи в своих мемуарах цитируют сами себя и своих коллег, подтверждая тем самым, что гарантии давались, да, устные, но клятвенные и железобетонные. Один британский участник написал в своих мемуарах, что они дали такие обещания, но тогда никто не думал о том, чтобы их выполнять, т.к. надо было успокоить ситуацию. Это, по крайней мере, откровенно, честно.  Премьер-министр Т.Блэр спустя несколько лет после агрессии против Ирака сказал, что да, не нашли оружие массового уничтожения, это была ошибка, с кем не бывает. Но таких «с кем не бывает» много накапливается.

Помимо устных обещаний не расширять НАТО на Восток, были и письменные обязательства, подписанные на высшем уровне. Имею в виду саммит ОБСЕ в Стамбуле в 1999 г., где была зафиксирована тема неделимости безопасности. Сделано это было в развитие встречи на высшем уровне в Париже 1990 г. (тогда еще не Организации, а Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе), где была провозглашена «новая эпоха», заявлено о том, что «подведена черта под разделением Европы», «теперь все едины», есть общие ценности от Атлантики до Урала и впоследствии до Тихого океана. В Стамбуле неделимость безопасности была сформулирована как основополагающий принцип работы ОБСЕ в соответствии с которым ни одна страна, ни одна организация не может укреплять свою безопасность на пространстве Организации за счет ущемления безопасности других. Там содержится важное добавление, которое гласит, что ни одна организация не имеет права претендовать на доминирующую роль в сфере безопасности на пространстве ОБСЕ.

Всё это было дословно подтверждено в 2010 г. на саммите ОБСЕ в Астане. Пока это остается не опровергнутым. Начиная с периода после Стамбульского саммита, мы стали говорить, что эти обязательства не работают и надо что-то делать. Они продолжали расширять НАТО и говорить, что всё, что они делают, не ущемляет нашу безопасность. Мы отвечали, что сами в праве определять, что для нас означает безопасность, спокойствие, уверенность в том, как сосуществуем с соседями и как себя ощущаем в этом мире. Никакого результата это не принесло.

Совсем недавно Дж.Кирби, занимающий высокую должность координатора Совета национальной безопасности по стратегическим коммуникациям заявил, что они не видят никаких угроз для безопасности России. Проще разглядеть угрозу для безопасности США через Атлантический океан в Ираке или в Ливии, нежели поверить, что у России есть интеллектуальные возможности оценивать то, что происходит, что будет для нее полезным, а что угрожающим.

Раз они трактуют политические обязательства так легковесно (хотя подписались под ними), то мы предложили их кодифицировать на уровне президентов и премьеров и сделать их не только политически, но и юридически обязывающими. Предлагали несколько раз. В 2008 г. предложили подписать Договор о европейской безопасности. Были не очень культурно отвергнуты. Продолжали добиваться какой-то конкретной реакции. В итоге нам сказали, что лучше не продолжать продвигать свои идеи о юридических гарантиях безопасности, потому что они могут предоставляться исключительно членам НАТО. Это было сказано в середине 2010-х гг. после Астанинского саммита. Наш проект договора о европейской безопасности был отброшен Западом.

Потом были и другие попытки, в том числе в декабре 2021 г. Мы представили два документа – один российско-американский договор, второй – соглашение между Россией и НАТО. В них предложили подтвердить уже в кодифицированном правовом смысле то, о чем провозглашалось в 1990-е гг. на саммите в Стамбуле, Астане, Париже. Нас не слушали. Генеральный секретарь альянса Й.Столтенберг сказал, что из этой формулы неделимости безопасности единственное, что надо поддерживать Западу, это право каждой страны выбирать свои союзы. Неотъемлемая часть этой формулы, гласящая, что нельзя это делать, ущемляя безопасность любой другой страны, игнорируется, равно как и третий компонент этой формулы о том, что ни одна организация не имеет право доминировать на этом пространстве. А Североатлантический альянс уже далеко не только в Европе предъявляет свои претензии на доминирование.

Мадридский саммит НАТО в июне с.г. провозгласил новые концептуальные подходы. Ответственность Организации теперь распространяется на Индо-Тихоокеанский регион (если использовать терминологию, придуманную Западом), чтобы (если говорить по-честному) попытаться настроить Индию против Китая. Это не скрывается. Даже появилась концепция неделимости безопасности, но совсем в другом смысле, нежели решение ОБСЕ. Теперь говорят, что безопасность Евроатлантики и Индо-Тихоокеанского региона неделима. Япония активнейшим образом поддерживает эту концепцию. Тем самым обосновывается внедрение НАТО и насаждение натоцентричных структур в Индо-Тихоокеанском регионе (по западной терминологии, а говоря по-человечески в Азиатско-Тихоокеанском регионе). Если раньше натовцы говорили, что они «оборонительный альянс» и было понятно, что они обороняются от Советского Союза, Варшавского договора, то с момента их исчезновения, НАТО упорно продолжала утверждать, что они по-прежнему оборонительная структура, но линию обороны пять раз сдвигали на Восток. От кого они оборонялись – трудно было ответ получить.

Если (это будет быстро) реализуется проникновение альянса в Азиатско-Тихоокеанский регион, они опять будут подчеркивать, что линия обороны сохраняется, НАТО – оборонительный альянс, но теперь линия обороны будет в Южно-китайском море. Натоподобные военные блоки, такие как AUKUS, пытаются расширить за счет Японии, Южной Кореи, Новой Зеландии, создаются некие «партнерства по осведомленности о морской сфере». Очевидный замах на то, чтобы оттолкнуть АСЕАН и не дать продолжить дальнейший диалог между АСЕАН и КНР по вопросам Южно-Китайского моря. Забрать это «под себя», решать это уже без Китая. Затягивают в такие структуры членов АСЕАН, «расположенных» к этому. Там есть нюансы в подходах. Половина членов АСЕАН рассматривается Западом как вполне перспективная группа стран для того, чтобы «оторвать» её от «десятки» и нарушить единство самой Ассоциации и подорвать структуры, кропотливо создаваемые десятилетиями вокруг АСЕАН на основе консенсуса и общего согласия в этом регионе. Имею в виду региональный форум АСЕАН по вопросам безопасности, Совещание министров обороны АСЕАН с их диалоговыми партнерами и Восточноазиатские саммиты, которые собирают раз в год на высшем уровне руководителей «десятки» и восьми стран, являющихся диалоговыми партнерами АСЕАН.

Говоря о целях НАТО, Запада в современной ситуации, в отношении Российской Федерации думаю, что это «заветы» З.Бжезинского о том, что «Россия с Украиной – это империя, Россия без Украины – региональная держава». Началось это не в 2022 г., и даже не в 2014 г. В 2004 г. на Украине состоялись выборы. Выигрывает кандидат в президенты, который Западу кажется пророссийским. А прозападный после второго тура проигрывает. Что делает Запад? Президенты европейских стран, включая Польшу, Литву, а также представитель ЕС по внешней политике и безопасности  и генеральный секретарь ОБСЕ направляются в Киев. По итогам переговоров заставляют киевские власти дать еще один шанс оппозиции и провести третий тур выборов. Решение принимает Конституционный суд. Хотя по украинской Конституции нельзя проводить третий тур выборов, а необходимо признать результаты второго. Тем более, там присутствовали международные наблюдатели. Вот тогда всё и началось. Это первый «майдан» и нарушение Конституции Украины.

Затем Бухарестский саммит в 2008 г. «Грузия и Украина будут в НАТО». Зачем это нужно было делать? Именно тогда были «посеяны зерна» превращения Украины в плацдарм по сдерживанию России, по созданию военных угроз Российской Федерации. Теперь можем с абсолютной уверенностью об этом говорить. Факты обнаружены, их предостаточно.

В 2008 г. сначала М.Саакашвили «потерял голову» от «подарка» со стороны НАТО,  что Грузия «будет» в Североатлантическом альянсе, и решил сразу же забрать силой территории, которые были предметом миротворческой деятельности ОБСЕ и ООН – Южную Осетию и Абхазию. Что из этого получилось, вы знаете.

Потом настала «очередь» Украины и очередной «майдан», «дирижируемый» США. Американские представители поименно согласовывали тех, кто должен войти в украинское правительство после государственного переворота. Напомню подслушанный кем-то и выложенный в интернет телефонный разговор В.Нуланд, которая и тогда отвечала за украинские дела в Госдепартаменте. Она диктовала фамилии будущих членов правительства американскому послу. Он в отношении какой-то персоны сказал, что Евросоюз не одобряет эту кандидатуру. Помните, как она посоветовала обходиться с Европейским союзом? До сих пор американцы так с ним и обходятся.

Далее был переговорный процесс. Европейцы в лице Франции, Германии, Польши гарантировали соглашение между тогдашним президентом В.Ф.Януковичем и оппозицией. Среди оппозиции были яркие личности, включая главу партии «Свобода» О.Я.Тягнибока, который к тому времени был «славен» тем, что на митингах публично призывал убивать москалей, жидов и поляков. Тем не менее, он был признан за рукопожатного переговорщика. Соглашение было одобрено, гарантировано европейскими странами. Наутро его разорвали. Никаких попыток воззвать к совести оппозиционеров или прагматично им объяснить, что они будут у власти через несколько месяцев, предпринято не было. Напомню, что оно предусматривало досрочные президентские выборы, которые В.Ф.Янукович точно бы не выиграл. Никто даже не возвысил голос, призывая их к порядку, когда первым действом этой оппозиции, захватившей правительственные здания в нарушение гарантий Евросоюза, было требование отменить региональный статус русского языка. Тогда оно не реализовалось. Это было сделано гораздо позже. Но инстинкты власти, которая наплевав на гарантии Евросоюза, захватила рычаги управления Украиной сразу стали понятны. Также как они стали очевидны после призывов Д.А.Яроша и его боевиков-экстремистов из «Правого сектора» вышвырнуть русских из Крыма, куда последовали «поезда дружбы» и была предпринята попытка захвата Верховного Совета. Запад молчал, когда сожгли заживо почти 50 человек в Доме профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 г., когда 2 июня 2014 г. боевая авиация украинского режима (при уже избранном президенте П.А.Порошенко) бомбила центр города Луганска. Всё это было на экранах. Никакой реакции со стороны Запада не последовало.

Из этого мы стали делать выводы (тогда еще не окончательные), что Западу всё это нужно и что он заключает некий «общественный договор» с украинскими нацистами, заключающийся в том, что Украина будет «гробить» все русское: язык, культуру, образование, средства массовой информации, историю, отношения с Россией и другими частями русского мира. И эта страна будет готова воевать с Россией, чтобы подорвать ее влияние в этом регионе и в мире в целом. В ответ Запад будет «закрывать глаза» на коррупцию, воровство (которыми эти люди были уже давно «славны»), накачивать деньгами, оружием и всячески поддерживать этот «проект». Я не вижу другого объяснения. Слишком много фактов говорят именно о таком замысле.

Затем были Минские договорённости. Тогда на гарантии Германии и Франции тоже наплевали. П.А.Порошенко признался, что и не собирался их выполнять. Ему нужно было выиграть время, чтобы получить побольше оружия для нападения на Россию и для захвата Крыма. В.А.Зеленский не собирался их выполнять. Он на словах переподтвердил свою приверженность Минским соглашениям. Те же лидеры Германии и Франции пригласили его в Париж, где в декабре 2019 г. он подписался под необходимостью прямого диалога с Донецком и Луганском, закрепления на постоянной основе в законодательстве Украины специального статуса для этих регионов. При этом сейчас секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины А.М.Данилов говорит, что им нужно было выиграть дополнительное время и никто не собирался ничего выполнять. Ещё раз «плюнули» на Германию и Францию, на все их гарантии.

Говоря о том, как ЕС унижали в последнее время, это делала не только Украина (естественно, не самостоятельно, американцы поддерживали такую наглость киевского режима), но и менее значимые игроки – косовские албанцы. А.Курти сказал, что ему сейчас неинтересно разговаривать с Белградом. При этом в 2013 г. тогда же, когда начинался «майдан» на Украине, при посредничестве ЕС было достигнуто соглашение между Белградом и Приштиной о создании Сообщества сербских муниципалитетов Косово. Сейчас никто и не пытается об этом вспоминать. Те же немцы и французы – соавторы этого как тогда провозглашалось «судьбоносного» решения – сейчас не хотят возвращаться к нему и навязывают Белграду новые решения и концепцию договорённости, в соответствии с которой не надо признавать Косово независимым государством, но нужно смириться с тем, что они примут Косово во все международные организации. Простенькая комбинация для неискушённых людей.

Сообщество сербских муниципалитетов Косово было ключевым моментом для того, чтобы Белград продолжал переговоры с Приштиной. Германия и Франция играли лидирующую роль и в косовском вопросе, и в Минских договорённостях. Что означал специальный статус для Донбасса в Минских договорённостях? Право на свой язык во всех сферах. Это не является чем-то запредельным с точки зрения международных конвенций, а скорее обязательным. Во-вторых, право иметь собственные правоохранительные органы, право на согласование кандидатур судей и прокуроров, на облегчённые экономические связи с соседними районами Российской Федерации. Практически один в один то же самое было записано в решении о создании Сообщества сербских муниципалитетов Косово. И там, и там ЕС был гарантом, но его унизили, высокомерно отказав без объяснений. Не надо было объяснять. ЕС не спрашивал ни у Киева, ни у Приштины, почему они не хотят выполнять то, под чем подписались. Такая история.

Евросоюз возможно думает, что он таким своим поведением заслужил благорасположение США, которые за последние полтора года выстроили весь Запад «в линеечку», не допуская никакого шага вправо или влево. Таких попыток даже не предпринималось. Робкие голоса о необходимости стратегической автономии ЕС уже «потонули». Есть бравурные попытки демонстрировать неприемлемую исключительность, которой они сами себя наделяют. Помните высказывание Ж.Борреля: «Европа – это цветущий сад, а всё остальное – джунгли»? То, что сейчас происходит с Европой – это следствие кризисных явлений, начавшихся ещё во время пандемии, когда США стали разруливать эту ситуацию путём необеспеченной эмиссии, скупки товаров на чёрный день. Климатические инициативы сыграли свою негативную роль и были не просчитаны. Делалось всё непрофессионально, по-любительски. Всё было усугублено дополнительно незаконными санкциями США после наших многолетних попыток объяснить, что нельзя дальше создавать на границах России (ни через океан, ни где-то «за тридевять земель») угрозы нашей безопасности, многочисленных усилий по выполнению политических обязательств, принятых на высшем уровне в ОБСЕ и по их кодификации. Мы наталкивались на высокомерное «нет», параллельно продолжалось накачивание Украины оружием, панировалось создание натовских военных баз, в том числе на Азовском море (кто географию знает, представляет себе, что это такое для нас). Большая проблема создавалась через формирование военно-биологических лабораторий под эгидой Пентагона (их десятки на Украине). Сейчас американцы извиваются, как «ужи на сковородке», как у нас принято говорить. Они не хотят никоим образом обсуждать эту тему. Когда наши вооружённые силы впервые захватили соответствующие документы на Украине, В.Нуланд на слушаниях в Сенате говорила, что нужно сделать всё, чтобы в руки русских не попали материалы из этих лабораторий. Это – «явка с повинной», говорящая о том, что здесь есть, чем заняться. Но ни в СБ ОНН, ни на встрече стран-участниц Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия этого не происходит. Мы отмечаем тенденцию, которую называем приватизацией секретариатов международных организаций. Это наблюдается с особенной яркостью в Организации по запрещению химического оружия, где западники полностью подчинили Секретариат своим нуждам и, в нарушении Конвенции о химическом оружии, наделяют его функциями определения виновных (которые не прописаны в его положении). Это исключительно прерогатива Совета Безопасности ООН. Западники пытаются манипулировать Генеральным секретарём ООН, реанимируя резолюцию 1980 г, которая упомянула о возможности подключения Секретариата к изучению проблем в сфере распространения химического и биологического оружия. Сорок лет не вспоминали, а сейчас вспомнили ровно в тот момент, когда мы настаиваем на том, чтобы в рамках участников Конвенции (не в Секретариате) создать механизм транспарентности и отчётности о том, какую деятельность каждая страна-участниц Конвенции по биологическому оружию проводит за пределами своих границ.

Подавление конкурентов наблюдается везде. Это не только в отношении Российской Федерации, которую не в этом году, не «вчера» начали убирать с энергетических рынков. Вспомните Третий энергетический пакет ЕС, который был специально заточен на то, чтобы ограничить развитие «Северного потока – 1» (это было в 2009 г.). Потом с 2012 по 2016 гг. запрещали немцам использовать нефтепровод «OPAL», продолжающий «Северный поток» больше чем на 50%. Полная глупость. Неоткуда больше было брать газ, кроме как из нашей трубы. Сослались на требования, что для борьбы с монополиями нельзя позволять никому использовать трубопроводный транспорт более, чем на 50%. Идёт дискриминация. В 2019 г. приняты поправки к Третьему энергетическому пакету, который задним числом, беспрецедентно, вопреки официальному мнению юристов ЕС, распространили дискриминационные нормы на «Северный поток – 2».

Про взрывы даже говорить не буду. О том, кому это выгодно, можно рассуждать бесконечно. Любой соображающий человек прекрасно понимает, о чём идёт речь. Шведы, немцы и датчане (хотя и говорят о том, что они разрешили компании «Nord Stream 2» посмотреть, что же там произошло) отказались от предложения нашего правительства провести совместное расследование. Хотя трубы то наши, нас не пустили. Также как не пустили Малайзию к расследованию катастрофы в июле 2014 г., когда был сбит малазийский «Боинг». Тогда Австралия, Голландия, Бельгия и Украина «вчетвером» создали следственную группу, а Малайзию не позвали. Её позвали только через пять месяцев и то не в качестве полноправного участника расследования, а на «приставном стуле». До сих пор пытаемся добиться правды, в том числе относительно того, почему засекречены данные с американских спутников, принятые голландским судом, как одно из доказательств версии, которую этот суд отстаивал. Суд вынес потрясающее решение: дали «справку» про эти данные. Мол этого достаточно. Вот вам «англосаксонское право». Или как оно теперь называется?

Не можем добиться ответов на наши запросы что же случилось со Скрипалями, на наши многочисленные запросы в Швецию, во Францию, Германию и в Организацию по запрещению химического оружия, почему нам не показывают результаты обследования А.А.Навального, по итогам которых мы были обвинены. В 2007 г., когда был отравлен и умер в лондонской больнице А.В.Литвиненко, тоже запрашивали информацию. Нам сказали, что было решено сделать суд по этому вопросу публичным (public) и это означает, что будут секретные документы, не подлежащие предъявлению общественности. Это уже тенденция.

То же самое наблюдаем с «Северным потоком». Тут, правда, никто не говорит «хайли лайкли», но могу сказать, что в редких контактах по линии иностранных лидеров с нашим руководством, на вопрос, почему же они не добиваются правды, нам говорят, что их спецслужбы думают, что это «наши» сделали. Президент России В.В.Путин не раз публично на подобного рода вещи реагировал. Уровень аналитики и готовности приносить в жертву конъюнктуре здравую логику зашкаливает.

Не будем забывать, что Европа страдает сейчас в разы больше, чем США. Президент Франции Э.Макрон летал в Вашингтон с объявленной целью постараться убедить Президента США Дж.Байдена сделать поблажки для Европы в связи с реализацией закона о борьбе с инфляцией, который создаёт немыслимые преимущества для промышленности на территории США. Там и так газ для индустриального использования в четыре раза дешевле, чем во Франции. Министр экономики Франции не раз обращал на это внимание. Это закон ведёт к деиндустриализации Европы, потому что промышленность побежит в США за субсидиями и более льготными условиями. Всё это продолжается.

Не забудем о создании AUKUS, состоявшееся в связи с тем, что решили отобрать у французов военный заказ на 56 млрд. евро и отдать в «надёжные» англосаксонские руки. Говорю это всё без всякого злорадства, чтобы показать, насколько «хищническим» сейчас является развитие в мире, когда забыли про честную конкуренцию, презумпцию невиновности, свободный рынок. Причём не только в экономике.

Наших спортсменов отлучают от соревнований, включая паралимпийцев. Когда Т.Бах говорит, что Олимпийские игры в Париже в 2024 г. будут уникальными, потому что будут открыты для всех без всякой политизации, при этом имеет в виду не всех спортсменов, а только трансгендеров. Считаю это позором для Международного Олимпийского комитета. На тех же принципах действует и Всемирное антидопинговое агентство. Совершенно очевидно, что оно пытается подорвать конкурентов из Российской Федерации. Да, никто не без греха. В любой стране есть такие нарушения. То, как обходятся с подозреваемыми в употреблении допинга из других стран с одной стороны, и из Российской Федерации – с другой… Думаю, разница всем заметна.

У нас проходят переориентации нашей внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности. Это очевидно. Больше не хотим оставаться в иллюзиях, что доказавший свою полную ненадёжность, недоговороспособность и лживость Запад, будет добросовестно участвовать в тех процессах и механизмах глобализации, которые он сам создал. А также он не будет ими грубо и беспардонно злоупотреблять, как это происходит с долларом, евро, с международной валютно-финансовой системой, с заблокированной деятельностью ВТО. Наверное, глобализация по-американски закончилась. Да, какие-то остаточные процессы неизбежно придётся ещё пережить. Параллельно выстраивается новая финансовая и логистическая система, которая не должна зависеть от причуд и от чувства собственного превосходства наших бывших западных коллег. У нас настоящие партнёры есть. Это БРИКС, ШОС, ЕАЭС, СНГ. И ОДКБ является важным механизмом, который вносит вклад в обеспечение безопасности на территории своей части постсоветского пространства.

Если говорить в контексте продвижения новых форматов. Не забудем, что ещё шесть лет назад Президент России В.В.Путин, говорил о Евразийском континенте и о том, что нам необходимо воспользоваться тенденциями, когда Азия и Тихий океан становятся локомотивами мирового роста и что нельзя потерять естественное конкурентное преимущество, которым обладают страны Евразийского континента. Это крупнейший континент с многочисленным населением. Он настолько геополитически и геоэкономически выгодно расположен, что польза от объединения усилий очевидна всем. Тогда мы выступили за то, чтобы все существующие на этом пространстве регионально-интеграционные структуры (упомянули ЕАЭС, ШОС и АСЕАН) формировали сетевую структуру взаимовыгодного сотрудничества через продвижение общих подходов, а не через навязывание искусственных схем, как это было с Индо-Тихоокеанскими концепциями. Называем это процесс формирования Большого Евразийского партнёрства. Помимо упомянутых мной трёх организаций, подчёркиваем, что оно должно быть открытым для всех без исключения стран, расположенных здесь, в том числе для европейских. Но это уже следующий этап.

Нам есть с кем работать и на кого положиться. Видим, как пытаются наших надёжных партнёров «сбить с правильного курса». Американцы без зазрения совести ездят по всему миру. Многие из вас, наверняка, с этим сталкивались. Они говорят, что Россия проиграла, нет смысла занимать сторону проигравшего, что они (американцы, а не Украина) победят, чтобы никто не волновался. Мол знают, что другие страны несут ущерб от этих санкций, но тем не менее они не должны помогать России обходить санкции, отказываясь от нестандартных альтернативных методов. Американцы, мол, всё это компенсируют с лихвой. Да, они так говорят. Я это доподлинно знаю. Высказывают такое, не стесняясь, даже нашим ближайшим союзникам. Все понимают, о чём идёт речь. Есть страны и персонажи, на которых оказывают психологическое воздействие и которые могут поддаться искушению «отсидеться». Это их выбор. В долгосрочном плане (даже в среднесрочной перспективе) это выбор будет проигрышным для экономического развития и собственного суверенитета. Странам, цивилизациям, имеющим свою долгую историю (таких немало) говорят, что сейчас им «подбросят пряники» и они смогут не нарушать санкции и даже  какую-то выгоду получить. Помимо этих сугубо заземлённых соображений (циничных в какой-то степени) у ряда стран есть чувство собственного достоинства. Первый замгоссекретаря США У.Шерман в начале 2022 г. (когда уже была объявлена СВО) побывала в Индии и выступала на пресс-конференции, убеждая Индию присоединиться к санкциям. Она заявила, что они провели этот разговор и должны объяснить Индии, что в её интересах. Вот так вот относятся к своим партнёрам из числа великих держав. А что говорить о странах, которые будут поменьше.

Не делаем трагедии из нынешней ситуации. Считаю, что это проблема для западной цивилизации и их системы мироустройства, опиравшейся на принципы глобализации, выдвинутые американцами. Она полностью дискредитировала себя, как недоговороспособную систему, и не в состоянии навязывать всем остальным желание уважать и сохранять свои же принципы и механизмы. Если завтра окажется, что что-то новое опять не устраивает Вашингтон, то он, не задумываясь и не беспокоясь даже о своих союзниках будет внедрять новые подходы.

Переформатируем всю нашу работу. Говорят, что отворачиваемся от Запада на Восток, но мы не отворачиваемся от него, а он сам прекратил с нами сотрудничать, построив стену. Работаем с теми, кто к этому готов. Если у Запада придут к руководству странами или структурами, созданными в Европе, в США люди, способные видеть чуть дальше двухлетних электоральных циклов и глубоко (нежели просто желание посадить чьего-то сына в тюрьму или доказать чью-то недееспособность и больше ничем не заниматься), будем готовы к серьёзному разговору.

В ожидании этой светлой эпохи всегда с удовольствием разговариваем с вменяемыми людьми из экспертного сообщества. Убеждаюсь в этом, когда езжу на различные политологические форумы. Отставные министры вменяемо, предметно, конкретно и ответственно анализируют происходящее, что не всем было дозволено, когда они занимали официальные посты.

Вопрос: Спасибо за Ваш аргументированный, откровенный и честный анализ текущей ситуации в мироустройстве. Большинство участников VII «Примаковских чтений» прилетели к нам с Юга и с Востока. Кто-то прямыми рейсами (Баку, Ереван, Ташкент, Астана). А тем, кто приехал с другого направления (из Софии, Берлина, Женевы, Бостона) было очень неудобно лететь через Дубай или Стамбул. Очевидно, и Вы сталкивались с этим не раз в работе – санитарный кордон из стран Восточной Европы. Вы уже сказали, но, полагаю, нам необходимо как-то пожестче переоценить наши внешнеполитические активы: где профильные, а где – нет. И как-то принимать соответствующие решения. Согласны ли Вы с этим?

С.В.Лавров: Да, Александр Александрович, позавчера читал Ваше интервью, в том числе и на эту тему. Когда нам закрывают контакты, мы никогда не будем «бегать и умолять», чтобы они передумали, в то время как наши дипломаты подвергаются, по большому счету, террористическим актам (такое тоже бывало). Не оставляем без реакции. Всё это является предметом нашего анализа и подготовки конкретных предложений в той сфере, которая видна и находится на поверхности.

Если говорить о профильных и непрофильных активах, то очень тяжело за одну ночь избавиться от непрофильных. Все-таки это физическое присутствие во многих странах мира (говоря о Западе), огромное количество недвижимости, особенно в странах Европы. Это сложилось еще с советских времен – целый набор юридических процессов, которые сейчас невозможно прервать. По крайней мере пока. Мы зависим от контрактов, заключенных на основе западного права (англосаксонского, континентального). Это факт. Все это в одночасье сделать невозможно.

Что мы делаем? Мы переводим людей с западных направлений на восточное, азиатское, СНГ (приоритетное), африканское, латиноамериканское. Укрепляем функциональные департаменты, такие как Департамент информации и печати, Департамент азиатского и тихоокеанского сотрудничества, Департамент международных организаций (поскольку в ООН сейчас повседневно разворачиваются битвы). Убежден, что необходимо настойчиво предъявлять все то огромное количество фактов, характеризующих двуличие Запада, преступный характер киевского режима и тех, кто его поддерживает и «науськивает» на Россию и Белоруссию. Интеллектуальное перепрофилирование уже идет. На следующий месяц запланирована специальная Коллегия на эту тему. Будут приглашены наши подведомственные учебные заведения (МГИМО, Дипломатическая академия), неправительственные структуры, учредителем которых выступает МИД России – Российский совет по международным делам, Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова , Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Фонд «Русский мир», где МИД России является соучредителем вместе с Министерством образования и науки России. Это уже будет концептуальное и документальное оформление перепрофилирования в геополитическом и геоэкономическом смысле.

До конца декабря мы проведем совместное заседание Коллегии МИД России и Министерства экономического развития по вопросу перепрофилирования внешнеэкономических «дел» под углом зрения координации посольств, торгпредств, представительств Российского экспортного центра в соответствующих странах, а также российских крупных государственных компаний. Координация никогда не уходила на второй план, но сейчас ее значение многократно возрастает.

Относительно физического перемещения «штатов» с западного на восточное направление (или на упомянутые выше функциональные), «помогло» то, что Запад в припадке злобы объявил «persona non grata» сотни наших сотрудников. В подавляющем большинстве это опытные, грамотные, способные дипломаты. Их опыт и знания будут применены. 95% из тех, кто уехал, уже трудоустроили на новые места. «Новые» не только из-за границы в Москву, но и по кругу ведения и компетенции. Процесс, по понятным причинам, затяжной. Будто корабль разворачиваешь, но когда он встанет на новый курс – его уже не остановишь.

Вопрос (перевод с английского): Вы говорите о многополярном мире и его фрагментации. В каком направлении будет дальше развиваться мир? Какие будут возникать новые полярности?

С.В.Лавров: Говоря о принадлежности к полюсу многополярного мира, вы не упомянули обладание ядерным оружием – это хорошо. Нельзя «написать» один рецепт и сказать: для того, чтобы вступить в ту или иную политическую группу, вы должны соответствовать определенным критериям и «ни шагу в сторону». Не думаю, что будет так. Нормально, когда страна становится лидером в своем регионе, а через это – на глобальной арене. Показатели лидерства очевидны.

Думаю, что Индия сейчас одна из ведущих стран по экономическому росту, если не ведущая. Скоро ее население будет крупнее населения любой другой страны в мире. Нью-Дели обладает огромным дипломатическим опытом урегулирования ряда проблем, а также авторитетом и репутацией в своем регионе Участник целого ряда интеграционных структур в Южной Азии, в рамках ШОС, и, конечно, активным образом участвует в работе ООН. Естественным образом Индия является одной из тех стран, которые не просто претендуют, а составляют суть формирующегося многополярного мира в качестве одного из его важнейших полюсов.

То же самое можно сказать о Бразилии, когда заходит речь о том, как отразить многополярность в рамках реформированного Совета Безопасности ООН. Индия и Бразилия последние годы продвигают свои заявки на вступление в СБ ООН вместе с Японией и Германией, что является проявлением тенденции многополярности. Такая вот «четверка» G4. Видим, какую «добавленную стоимость» принесут Индия и Бразилия в Совет Безопасности ООН, зная их позиции по глобальным и региональным проблемам.

Не видим никакой «добавленной стоимости» в случае принятия Германии и Японии в постоянные члены этого органа ООН. Последние годы не наблюдаем никакого отличия позиций этих стран от позиций США и НАТО. Также японцы категорически отказываются признать итоги Второй мировой войны, на которых зиждется ООН. Устав ООН фиксирует, что все решения, принятые державами-победительницами, признаются всеми остальными странами-членами. Япония вступила в ООН, ратифицировала Устав и нарушает одно из его ключевых положений. Германия вроде бы признала итоги Второй мировой войны, принесла извинения. Но то, что сейчас там возрождается весьма специфическая форма расизма, культивируется русофобия, – настораживает. Так практически во всей Европе за редчайшим исключением, но с Германии спрос особый. Задолго до нынешних событий в наших контактах с немецкими дипломатами, политиками, фиксировали интересный «месседж», который нам направлялся в разных форматах. Суть – «мы, немцы, со всеми давно за всё расплатились и больше никому ничего не должны». На каком-то этапе любые долги отдаются, начинается новая жизнь. Но есть основания полагать, что за такой логикой скрывается нежелание подавлять проявление неонацизма в своей стране, в Прибалтике и на Украине, где Берлин потворствует неонацистским тенденциям, «пещерной» русофобии и многим другим совершенно неприемлемым явлениям. Для России обязательным критерием членства в Совете Безопасности ООН является свой взгляд на мир и способность быть самостоятельными, а не послушно следовать той линии, которую диктуют из-за океана. Так было, когда «приказали» Германии «забыть» про «Северный поток-2», а они не стали возражать.

Буквально сегодня прочитал о том, что Премьер-министр Великобритании Р.Сунак и Президент США Дж.Байден подписали некое соглашение об обеспечении энергетической безопасности друг друга, где все опирается на поставки американских энергоносителей. Гарантируется, что США и Великобритания обязуются поставлять свои энергоресурсы ЕС. Удачно совпало: «Северные потоки» разрушили, российский газ перекрыли и через некоторое время договорились снабжать Европу дорогим американским сжиженным природным газом. И опять у Германии нет никакого желания отстоять свое законное место.

Германия и Франция всегда были «драйверами» ЕС. Приводил уже пример, как ЕС был неоднократно унижен в ходе провала многих инициатив и по Украине, и по диалогу Приштины с Белградом. В июне 2021 г. состоялся саммит В.В.Путина и Дж.Байдена в Женеве. После чего Президент Франции Э.Макрон и А.Меркель, бывшая в то время Канцлером ФРГ, предложили провести саммит ЕС–Россия. А им его официально запретили проводить «новобранцы» из Прибалтики и Польши. Их «втаскивали» в НАТО и ЕС, хотя они не соответствовали критериям. А нам говорили, чтобы мы не беспокоились, «просто» у этих стран сохраняются «фобии» в отношении России и некий «постсоветский синдром». Вот станут членами ЕС и НАТО, будут ощущать себя в безопасности и «успокоятся». Это произошло? Нет, не произошло. Они не только не успокоились, но не дают ЕС вырабатывать линию, которая будет отвечать национальным интересам стран Евросоюза, навязывают абсолютно русофобскую «заокеанскую» повестку дня. Работают над выполнением заветов первого Генерального секретаря НАТО лорда Г.Исмея – «держать русских вне Европы, американцев – в Европе, а немцев – под контролем». Сейчас США в Европе, это всем очевидно. Вопреки всем обещаниям и договоренностям, боевые подразделения, ударные вооружения находятся прямо на наших границах. Активно занимаются выталкиванием России из Европы, разрушили отношения России с НАТО. Чего бы Й.Столтенберг ни говорил, это не мы «хлопнули дверью». Это он выгнал всех наших сотрудников из Брюсселя. Там было бессмысленно оставаться пятерым дипломатам. И третья составляющая: «держать Германию под контролем». План перевыполнен. Уже весь ЕС под контролем США. Логика осталась та же самая. Робкая попытка возобновить диалог Франции и Германии становится все более робкой, пресекается теми, кто проводит линию Вашингтона.

Возвращаясь к вопросу о многополярности. Мы бы хотели, чтобы Евросоюз был одним их полюсов нового многополярного мира, у которого для этого пока сохраняются все возможности. Но оснований для того, чтобы быть равноправной частью многополярного мира у Индии, Бразилии, стран Персидского залива, региональных объединений в Африке и Латинской Америке больше, чем у Евросоюза. ЕС сможет равноправно участвовать в этих процессах, когда поймет, что ему необязательно всецело слушаться США, у него есть собственные интересы. Такие голоса «пробиваются». Не пытаюсь стимулировать разделительные линии, вбивать клинья. Но тот факт, что в Европе есть интересы, несовпадающие с позицией США, очевидно. Европа не может эти интересы защитить. Это тоже факт. По крайней мере, итоги (или их отсутствие) визита Президента Франции Э.Макрона в Вашингтон подкрепляют меня в этом мнении.

Вопрос (перевод с английского): Вы знаете, что в Сирии очень много выпускников ВУЗов Советского Союза и России. Спасибо МГИМО и Институту востоковедения РАН, чьи эксперты приезжают в Сирию посмотреть реальное положение дел и оценить потенциал страны. Их вывод: существует большой потенциал, особенного малого бизнеса. Это может стать хорошей поддержкой отношениям с Россией, с одной стороны. С другой, к сожалению, его используют другие страны: Египет, Турция, Германия. Малый бизнес очень развит в Сирии во всех отраслях. Мы надеемся на маленький толчок.

С.В.Лавров: Это не вопрос, а надежда. Я с Вами полностью согласен. Сирия, к сожалению, остается жертвой геополитических игр. Все началось в 2011 г. с «арабской весны». В отличие от 2003 г., когда Франция и Германия выступили против агрессии в Ираке, «арабская весна» во многом была движима Европой. Американцы, как тогда Б.Обама говорил, «руководят сзади» (leading from behind).

Тогда французы активнейшим образом участвовали в ливийской агрессии, авантюре. Вспомните Тунис, Сирию, Ливию, Египет, ряд других стран. Президент Египта Х.Мубарак был предан своими союзниками, с которыми он десятилетиями решал вопросы стабильности в этом регионе. Это было весьма показательно. С тех пор удивление прошло. Так же бросили афганское руководство, «за полчаса» оставили на произвол судьбы. И многих других из тех, кто связывал свою политическую карьеру, да и будущее своего государства с США. Уроки извлекаются. Но пока еще не все.

Сейчас есть новая волна таких же «обхаживаний» и попыток убедить: «Давайте с нами. Мы все компенсируем. Вы не пострадаете. Только к санкциям присоединяйтесь, и вперед».

В Сирии находятся вооруженные силы третьих стран. В том числе те, которые пригласило сирийское руководство, и те, которых никто не приглашал. Учитывая историю отношений между Турцией и Сирией и иранское влияние Сирии в условиях, когда Лига арабских государств исключила Сирию из своих рядов и отказывается до сих пор признать свою ошибку, мы убеждены что те, кто реально влияет на обстановку на земле, должны объединиться и разговаривать с президентом САР Б.Асадом и его правительством. Так образовалась «Астанинская тройка» (Россия-Турция-Иран). При всей специфике отношения Дамаска к турецкому присутствию оно и создание «Астанинской тройки» было воспринято как отражение необходимости вести предметный диалог. И договоренности в этой тройке достигались в разных конфигурациях, в том числе между Россией и Турцией с согласия сирийского правительства, в частности договоренности по зонам деэскалации, которые были реализованы достаточно оперативно.

У нас есть конкретные договоренности по Идлибской зоне деэскалации между президентами России и Турции относительно отмежевания от террористов, которые там присутствуют – «Тахрир аш-Шам» и производных от этой структуры. Одна заключается в том, чтобы отмежевать нормальных оппозиционеров, которые готовы к диалогу с правительством. С террористами диалога быть не может. Также существует договоренность о разблокировании трассы М4. Есть о совместном патрулировании и целый ряд других конкретных военных вещей. Пока эта договоренность полностью не выполняется. Недавно об этом говорили публично. Это признают и наши турецкие коллеги. Правда, заверяют, что трудности будут преодолены. Они, в свою очередь, больше вспоминают о договоренностях на уровне наших президентов касательно северо-востока Сирии, где активно обосновываются курдские структуры, сирийские демократические силы. Как бы их там не называли, мы понимаем, о чем идет речь. Это структуры, которые рассматриваются турками как враждебные. Некоторые из них обозначены как террористические в Турецкой республике. Эти структуры объединяет то, что они пользуются покровительством Соединенных Штатов через незаконное пребывание американских войск на восточном берегу реки Евфрат, где вопреки многолетним обещаниям сохраняется нелегитимная зона радиусом 50 километров Ат-Танф. Никто не знает, что происходит внутри нее. Но по нашим данным, террористы там себя прекрасно чувствуют. Так же, как и в лагере Рукбан, Аль-Хол, откуда недавно опять были вылазки террористической направленности.

Турцию тоже тревожит, что американцы буквально культивируют там сепаратизм курдов. Это тревожит и другие страны, на чьей территории есть курдские меньшинства. Потому что курдская проблема очень взрывоопасна. Именно поэтому одной из главных тем нашего диалога с Дамаском мы делаем идею диалога между курдами и Сирийской Арабской республикой. С тем чтобы курды осознали необходимость отказаться от провокационных заходов сепаратистского толка и договаривались о том, как им продолжать жить в одном государстве, где они всегда жили бок о бок с арабами и другими национальностями.

Американцы их отговаривают. Они также говорят, что не заинтересованы в развале России. На самом деле – наоборот. И официальные лица иногда проговариваются о том, что надо «ослабить» Россию. Так же они заинтересованы в обособлении курдов вплоть до создания независимого государства. Это их давняя линия – «разделяй и властвуй». Англосаксонская логика. И они всячески отговаривают курдов, руководителей Сирийских демократических сил от того, чтобы они всерьез пошли на диалог с Дамаском. К сожалению, курдские структуры рассчитывают, что американцы – это надежные партнеры. Вспомним про судьбу Х.Мубарака, афганского правительства. Конечно, решать им.

Будем жестко добиваться, чтобы никаких поползновений на территориальную целостность Сирии не было. И это, кстати, позиция «Астанинской тройки». Совсем недавно она была подтверждена в очередном заявлении по итогам очередной встречи. В контексте этих договоренностей мы заинтересованы в том, чтобы на основе сохраняющего свою силу Аданского соглашения между Турцией и Сирией эти две страны через возобновление диалога (к этому сейчас созревают предпосылки), решали конкретные вопросы обеспечения безопасности на границе с учетом законных озабоченностей Турции, которая признавала сирийское руководство и при Х.Асаде, и сейчас.

Вопрос: Какая судьба будет у Конституционного комитета? Есть ли надежда на то, что пауза завершится и он возобновит свою работу? Что для этого нужно сделать? Второй вопрос относительно Ближнего Востока в целом. Нет ли риска, что конфронтация между Россией и Западом сдвинется на Ближний Восток?

C.В.Лавров: Что касается Конституционного комитета. Мы стояли у его истоков вместе с турками и иранцами, сирийскими оппозиционерами и правительством. Провели в Сочи в январе 2019 г Конгресс Сирийского национального диалога. Я со своими коллегами лично занимался подготовкой окончательной декларации. Также там участвовал спецпосланник Генсекретаря ООН С. де Мистура. Именно тогда появилась инициатива создания Конституционного комитета.

Мы привержены этому формату, который Запад пытается дискредитировать, заявляя, что проправительственные делегации все блокируют, тормозят, не хотят договоренностей. Нужно, чтобы обе стороны, представленные в Конституционном комитете, стремились к компромиссам. И мы этому способствуем. Отмечаем соответствующие предложения, вносимые делегацией Дамаска и дополнительные шаги, которые были предприняты сирийским руководством для создания более благоприятных условий для укрепления доверия (имею в виду и большую амнистию, которую Президент Б.Асад объявил весной этого года).

Запад пытается содержательно переработать концепцию Конституционного комитета. Вместо прямых переговоров о достижении договоренностей по соответствующим вопросам, он сейчас продвигает инициативу, выдвинутую нынешним спецпосланником ООН Г.Педерсеном. Подход, который они называют «шаг на шаг»: пусть что-нибудь сделает Дамаск, а они обеспечат, чтобы оппозиция тоже что-то сделала навстречу. Да и сам Запад якобы будет готов исключить какие-то санкции. Президент Б.Асад сделал существенный шаг – объявил амнистию. Люди вышли на свободу, порешали все вопросы дальнейшей жизнедеятельности. Мы спрашивали и Г.Педерсена и западных коллег, вот он сделал шаг, без каких-либо условий, где ответ? Ответа нет. Мы будем неизбежно сталкиваться с тем, что достижение справедливой договорённости будет всячески затрудняться.  В этом же ключе работает, созданная «в пику» Астанинскому формату «Малая группа по Сирии». Сейчас пытаются создать какие-то дополнительные механизмы для того, чтобы отвлечь внимание от Конституционного комитета, распылить усилия. Применяется  именно такая тактика.

Помимо сущностной задачи – достичь единых подходов к рассмотрению конституционных вопросов – есть еще логистические проблемы. Они связаны с тем, что Швейцария (где всегда проходили заседания Конституционного комитета) присоединилась к антироссийским санкциям, тем самым подорвав полностью и бесповоротно свой нейтральный статус, а также имидж страны, в которой всем было комфортно собираться и обсуждать российско-американские стратегические вопросы, выполнение договора об СНВ. Было удобно встречаться и обсуждать в рамках Женевских дискуссий по Закавказью, с участием Грузии, Южной Осетии, Абхазии и стран организаций, которые помогают в этом процессе. Также было комфортно встречаться Конституционному комитету. Мы не можем направлять нашу делегацию на заседании Конституционного комитета на условиях, которые будут дискриминационными. Сейчас нет прямого воздушного сообщения. Швейцарцы поначалу требовали, чтобы мы, наши дипломаты, обращались за визами. Это нарушение имевшихся процедур безвизового передвижения для владельцев дипломатических паспортов. Мы в ответ на просьбу ООН сказали, что готовы собираться в любом другом месте, куда можно прибыть, не подвергаясь дополнительным дискриминационным требованиями. Либо швейцарские власти должны дать «на бумаге» юридические гарантии того, что ни по выдаче виз, ни по пролету самолета с нашей делегацией не будет возникать никаких проблем. Они нам сказали, что мы можем гарантировать свободу перемещения вашего воздушного судна в швейцарском воздушном пространстве. Но чтобы попасть в Швейцарию, нужно пересечь воздушные пространства других европейских стран. Ответили им, что это их проблемы. Договоритесь с этими странами, если вы хотите сохранить Женеву как место проведения заседаний Конституционного комитета.

Насчет Ближнего Востока и нет ли здесь «мины замедленного действия» в отношениях России с Западом. У нас никогда не было безоблачно на Ближнем Востоке в том, что касается политики Запада и политики Российской Федерации. Мы видели и предупреждали, насколько взрывоопасен потенциал «арабской весны». Это квинтэссенция того, что хочет Запад в регионе. Начиная от того, чтобы там не было самостоятельных игроков, каковыми были С.Хуссейн и М.Каддафи. Это были страны, которые сейчас принято называть автократиями, диктаторскими.

Да, эти диктаторы зажимали какие-то правозащитные свободы. Да, наверное, там были вещи, которые не соответствуют пониманию прав человека. Но это были единичные случаи. Ни там, ни там не было сотен тысяч мирных граждан, которых убили во время агрессивных авантюр. Также и в Афганистане.

Ирак и Ливия были благополучными странами. Да, там было не так много свобод в том понимании, как свобода сейчас трактуется в Европе и Соединенных Штатах, или как они пытались трактовать в Катаре на Чемпионате мира. Но никогда не было проблем социально-экономического характера. Люди жили зажиточно. В Ливии вообще население было одним из самых обеспеченных в Африке. Существовало бесплатное образование, бензин «две копейки» стоил. Образование можно было за границей получать. Просто «не понравился» М.Каддафи. Сначала «не понравился» С. Хуссейн. С этой пробиркой, с белым порошком, начали то, за что потом даже Премьер-министр Великобритании Т.Блэр потом извинялся. Извинения к делу «не пришьешь». А страна разрушена до сих пор.

Не так там плохо, как в Ливии с государственными структурами, но ситуация с иракским Курдистаном не разрулена. Да и на арабских землях сунниты и шииты тоже пока свои противоречия не преодолели.

Вспомните, когда американцы вторглись в Ирак в 2003 г., уже в мае того же года на борту авианосца Дж.Буш-младший объявил, что всё – в Ираке установлена демократия. 2003 год, радовались, праздновали. Где мы сейчас? Потом в Ираке назначили военным генерал-губернатором П.Бремера. Он первым же делом распустил все структуры партии Баас, в основе которой стояли сунниты. И армию, и полицию. Тут же эти баасовские сунниты, бывшие военнослужащие оказались без работы. Костяк ИГИЛ составили бывшие офицеры армии С.Хуссейна. Просто потому что их американцы бездумно выбросили из любых позиций, где можно было зарабатывать на существование. И никто за это не отвечал.

В Ливии были разговоры, что М.Каддафи слишком много о себе «воображал». Стал говорить, что он лидер всего африканского континента. Потом журналисты выяснили, что он помогал одному из кандидатов президентской кампании во Франции. Дополнительный интерес заключался в том, чтобы эти факты не были достоянием общественности.

Россия и Советский Союз никогда ничем подобным не занимались. Да, мы развивали отношения, стремились создавать военные связи, поставляли оружие. Где-то создавали военные базы, обучали офицеров у себя. Никогда не подталкивали наших партнеров на Ближнем Востоке к тому, чтобы они на кого-то нападали. Делали всё для того, чтобы помочь нашим друзьям на Ближнем Востоке, в Африке и других регионах защитить себя от возможных агрессивных действий со стороны.

Мы по-прежнему готовы работать с Западом и на ближневосточном направлении. Не мы заморозили «квартет» посредников Россия-США-Евросоюз-ООН, который выступал с одобрения СБ ООН в качестве единственного легитимного посреднического органа палестино-израильского урегулирования. Американцы хотят этим заниматься сами, причем на основах, которые будут кардинально отличаться от одобренных принципов урегулирования ООН, каковым является двухгосударственное решение, Восточный Иерусалим – столица будущего Палестинского государства, возвращение беженцев, прекращение поселенческой активности и др. Пытаются подменить эти одобренные Советом Безопасности ООН принципы подходом, который опирается на попытку экономически удовлетворить палестинцев и заставить их смириться с тем, что государства у них не будет.

Это не мы уходим от формата. Его мы предлагали реанимировать последние 3-4 года. Но это не входит в планы американцев. У них сейчас другая концепция. «Соглашения Авраама» заключаются в том, чтобы поставить «с ног на голову» Арабскую мирную инициативу Саудовской Аравии. Она была одобрена Лигой арабских государств. Даже всем исламским миром на заседании Организации исламского сотрудничества в Тегеране. Она предполагала создание Палестинского государства на основе принципов ООН и затем – нормализацию отношений с Израилем, установление дипотношений всеми арабскими государствами. Это началось при Д.Трампе, Дж.Кушнер этим занимался. Они предлагают арабским странам сначала установить дипломатические отношения с Израилем (тем, кто это еще не сделал), а потом, когда весь арабский Восток нормализует отношения с Тель-Авивом, тогда и палестинская проблема якобы сама собой утрясется.

Мы приветствовали нормализацию отношений с ОАЭ, Бахрейном, Марокко, отмечая при этом, что каждая из этих стран, объявляя о достижении договоренностей по дипотношениям с Израилем, подчеркнула, что это не означает изменения ее позиции по созданию Палестинского государства. Уважаем такую последовательность. Но куда американцы пытаются вывести весь процесс – очевидно. Это совсем не то, о чем принято решение ООН.

Вопрос (перевод с английского): Вы говорите о Стамбульском документе, принятом по итогам  саммита ОБСЕ в 1999 г.  Он декларирует неделимости безопасности. При этом каждая страна свободао выбирать способ обеспечения безопасности. Неделимость означает, что никакое государство не должно обеспечивать свою безопасность за счет других. Если применять эти принципы ко всем государствам, географически расположенным между Россией и НАТО (Украина, Грузия, Азербайджан, Белоруссия, Молдова), то возникает дилемма, которую надо решать разными способами (дипломатией, контролем вооружений). Каково Ваше отношение к этой концептуальной идее, к двум конфликтующим принципам?

С.В.Лавров: Для нас здесь дилеммы нет, как и для НАТО. Она на этот вопрос ответила в 2008 г., на девятый год существования Стамбульской Хартии с формулой неделимости безопасности. В 2008 г. НАТО в Бухаресте принимала декларацию, в которой было записано, что Грузия и Украина будут в альянсе. У авторов этого документа даже мысли не возникло как это соотносится с обязательствами в рамках ОБСЕ по обеспечению принципа равной и неделимой безопасности. Они даже не задумались об этом.

Уже приводил пример, когда мы пытались до них достучаться. Если политические обязательства, закрепленные в Стамбуле, не работают, надо заключить юридический договор. Они сказали «нет»: юридические гарантии безопасности могут быть предоставлены только в НАТО. Плевать они хотели на формулы и дилеммы. В Хартии ОБСЕ записано, что каждое государство имеет право выбирать союзы.  Дальше говорится: не надо этого делать, если это будет ущемлять безопасность других. Мы говорим: расширение НАТО ущемляет нашу безопасность. Нам отвечают, что мы просто ничего не понимаем. Дж.Кирби опять сказал на днях, что не видит причин, которые могли бы использоваться Россией для обоснования того, что ей что-то угрожает. А когда американскими ракетами обстреливают российские города, это значит ничего нам не угрожает? Или когда нам говорят, что дают Украине только оборонительное вооружение и не советуют обстреливать российскую территорию? Как с этими людьми общаться? Так же, как они в свое время пообещали создать Палестинское государство. Так же как и обязались поддерживать правительство Х.Мубарака и тут же разрешили «Братьям-мусульманам» отправить его в тюрьму и возить в клетке на судебные слушания. Мало ли чего пообещали. Поэтому я не могу с этим согласиться.

ОБСЕ как организация должна была бы отстаивать решения Стамбула и Астаны по неделимости безопасности. Но ОБСЕ в лице своих действующих председателей, нынешнего Генерального секретаря практически не уделяет этому внимания. Польский министр иностранных дел, возглавляющий сейчас организацию, на заседании СМИД в Лодзе заявил, что принцип консенсуса, на котором зиждется ОБСЕ, непреложен. Но сегодня, оказывается, его трудно применять, поэтому они перешли к «временным мерам». Это что означает? Очень простую вещь. Когда они решили целиком использовать ОБСЕ (имею в виду председательство и весь Секретариат) для того, чтобы проводить линию Запада в отношении происходящего вокруг Украины, понимали, что консенсуса не будет. А без консенсуса Специальная мониторинговая миссия по определению не может существовать.

Т.Гремингер, бывший Генеральный секретарь ОБСЕ, помнит, как Россия и ряд стран ОДКБ пытались навести порядок в целом ряде процедур. Одна проблема – Бюро по демократическим институтам и правам человека. Оно не имеет каких-либо критериев, которые были бы транспарентны и понятны странам-членам. Несколько раз была ситуация, когда они говорили, что Россия приглашает на выборы, и они хотели бы отправить 800 наблюдателей. Мы отвечали, что 800 нам «не прокормить», достаточно 400. На это нам отвечают, что тогда не приедут. А в США направляют 30 человек, при том, что там в половине штатов вообще запрещено наблюдателям приходить на участки, иначе арестуют. Про это нигде не сообщается. Эти несоответствия вызывали много вопросов. Мы предложили раз и навсегда утвердить критерии наблюдения – не хотят. Запад нам говорил: это «золотой стандарт» (который они сами изобрели), его нельзя трогать.

Примерно то же самое было по привлечению НПО для участия в мероприятиях «гуманитарной корзины». Мы предлагали сделать как в ООН. Там статус наблюдателя получает неправительственная организация, которая должна пройти через соответствующий комитет, представить свою программу. Нам отказали. Каждый год в Варшаве по линии ОБСЕ проводились мероприятия – туда мог прийти кто угодно, «с улицы». Приходили террористы. Таджикистан обижался, что откровенно террористическая структура, находящаяся в их соответствующих списках, беспрепятственно приходила на эти заседания. В то же время туда не пускали неправительственные организации из Крыма. Пожалуйста, заходи, кто хочет, но не все будут пропущены. Это очевидная предвзятость.

Мы пытались исправить систему внебюджетных проектов. В любой нормальной организации, ООН в том числе, если какое-то государство хочет профинансировать внебюджетный проект, оно выбирает тему, согласовывает ее со страной или со странами-получателями этого содействия. Потом проект несут в структуру, где рассматривают его соответствие целям Организации. Так везде, кроме ОБСЕ. Там, например, Соединенные Штаты решают заняться гражданским обществом в Армении и осуществить проект по подготовке журналистов «в правильном ключе». Для того, чтобы организовать это нужно просто написать письмо Генеральному секретарю или действующему председателю. И все. В Армении это будет называться «проект ОБСЕ».

Сейчас такие же «проекты» наплодили по Украине. Внебюджетное финансирование. Все они называются «проектами ОБСЕ». Это такая «мина», уже даже не замедленного действия. Она очень быстро взорвется под организацией. Ее сейчас закладывают поляки. В прошлом году наша шведская коллега А.Линде этим активно занималась, полностью игнорируя то, что все председатели ОБСЕ должны быть честными «брокерами». Это было решено еще в 2002 г. на министерском заседании в Португалии.

С 1 января будущего года на председательство в этой организации заступает Северная Македония. Я написал письмо моему коллеге, в котором поздравил его с председательством и отметил, что будет это делать в тяжелый период для ее будущего из-за того, что его предшественники создали плохие прецеденты, не просто злоупотребляя, а игнорируя обязанности председательствующих. Выразил надежду, что он будет ощущать ответственность не только за то, как Северная Македония там поруководит, но и за судьбу ОБСЕ. В ответ он написал интересную вещь.  Мол, мы помним решение Совета министров в Португалии в 2002 г., но у нас есть еще обязательства перед Евросоюзом и наши национальные законы. Всё. Какая тут ОБСЕ?

Вопрос (перевод с англлийского): Я внимательно Вас слушал. Вы утвержаете, что Запад полностью находится под Соединенными Штатами. Как Вы видите диверсификацию на Западе? Есть ли разнообразие мнений в Европе и в США? Как Вы видите разнообразие в США и его роль и выстраивании отношений с Россией?

Как вы относитесь к попыткам в ООН, особенно через Генеральную Ассамблею и специальные заседания, задвинуть Россию на особую позицию. Каков Ваш план по сдерживанию этого процесс, который происходит в ООН?

С.В.Лавров: Что касается многообразия и разнообразия. В каждом обществе многообразие и плюрализм в той или иной степени присутствуют. Где-то абсолютно бесконтрольно. Иногда это приводит к эксцессам и к столкновениям. Сколько «цветов» должно расцвести? Все-таки большинство стран  так или иначе, но регулируют это демократическое сожительство многообразных игроков своего национального поля.

В США мы тоже наблюдаем эти процессы. Иногда они (не только в США, в других странах) обретают насильственный характер. Помним, как происходили события вокруг Капитолия, в Вашингтоне, по итогам последних президентских выборов. Аресты сотен людей, которые вызывали огромное количество вопросов у другой части американского общества — тех, кто поддерживает республиканцев. Процессы до сих пор до конца не завершены, но тюремные сроки, которые там обсуждаются, у многих вызывают удивление. Поляризация общества сильно заметна.

Уже упоминал аргументы, к которым прибегают стороны в преддверии политических процессов (вот были промежуточные выборы, будут еще президентские). Это и стремление перейти на личности с той и с другой стороны. Есть стремление отодвинуть политику и экономику куда-то на задний план. А когда возникают вопросы, сказать: что «это всё В.В.Путин». Вот в этом смысле поляризации у них нет. Конечно, республиканцы говорят «да, это В.В.Путин, но, прежде всего, Дж.Байден в этом виноват». Дж.Байден говорит, что если бы не он, то В.В.Путин бы вообще всех заморозил, и они бы все с голоду умерли. Я бы не переоценивал эту поляризацию, учитывая, что Запад все-таки монолитен.

На данном этапе нам, наверное, было бы проще противостоять расколотому Западу. Думаю, нас пытаются сейчас заподозрить, что мы хотим расколоть Запад, когда говорим, что Европа потеряла самостоятельность. Мол, мы «подзуживаем» европейцев. Это совсем не так. Мы всегда искренне, долгие годы говорили, чего мы хотим. Нас обвиняли в том, что хотим завести в Евросоюзе каких-то «троянских коней». На это мы отвечали, что  заинтересованы в том, чтобы Евросоюз был самостоятельным игроком. Это искренняя позиция. И не потому, что мы хотели этого игрока «направить» на борьбу с Соединенными Штатами, совсем нет. Просто чтобы он был самостоятельным. И чтобы те, очевидно взаимовыгодные, зарождавшиеся еще в советское время проекты энергетической, промышленной кооперации, работали на Европу и на нас. В итоге они были взорваны англосаксами, которым не нужно никакого сотрудничества между Европой и Российской Федерацией. Взорваны в геополитическом смысле, если хотите.

Поэтому мы хотим многообразия. В нашем обществе многообразие присутствует. Не вижу здесь никаких рисков, но многообразие должно быть в рамках культуры, традиций, которые в том или ином обществе существуют.

А ведь есть многообразие гендеров, чье количество сейчас достигает более 80 штук в Европе, в Англии. В прошлом году в Швеции, когда посещал заседание ОБСЕ, я спросил, где туалетная комната. Мне показали дверь с буквами WC. Я спросил: а это для дам или для джентльменов? Мне ответили, что у нас «всё общее». Я не поверил, но это было на самом деле так. Вы не представляете насколько это не по-людски.

Не знаю, ответил ли я на Ваш вопрос.  Убежден в том, что Китай, Индия, Россия, Иран – многообразие везде присутствует. Арабский мир, тоже ведь такое многообразие, которое требует политического внимания. Сунниты и шииты — смертельные враги. А ведь еще король Иордании в начале 2000-х на специальном саммите предложил считать суннитов и шиитов одним народом, исповедующим одну религию.

Генассамблея ООН тоже воплощение многообразия. Но сейчас это многообразие пытаются подавить. Запад выступает за демократию только когда речь заходит о том, как другие страны должны жить. Им он говорит, что объяснит, что это такое. Объясняют топорно. В Афганистане 20 лет насаждали демократию по западному образцу. Абсолютно не понимая, как эта страна живет, и не делая никаких выводов из огромного количества фактов, доступных для любого мало-мальски заинтересованного исследователя. Это было фантастической характеристикой того, насколько тупо эта политика реализуется и к чему она приводит. Конечно же, она завершилась бесславно. Но это их «конек». Они так разговаривают со всеми, в том числе с азиатскими партнерами, которых сейчас пытаются включить в центральноазиатскую «пятерку». Говорят они так с Арменией, Азербайджаном, Белоруссией, с кем угодно. Вот «демократия», «верховенство права», а как это всё сделать – мы Вам объясним. Отсюда огромное количество неправительственных организаций, которые готовят население, рассказывают передовой опыт западных демократий, и конечно, в современной трактовке демократии ЛГБТ – это один из столбов того, чему пытаются научить, и что пытаются привить. Но как только начинаешь с американцами, или с европейцами говорить, что у нас же есть обязательства по универсальным документам о правах человека. В Совете ООН по правам человека периодическими каждая страна рассказывает, как она эти обязательства выполняет. Здесь все понятно. Давайте поговорим про демократию на международной арене. Они говорят: это зачем? По их мнению, там есть «правила», не международное право. Согласно этим «правилам» в одной ситуации можно действовать так, в другой можно иначе.

Хороший пример – та же Украина. Свергли В.Ф.Януковича, наплевав на гарантии Евросоюза (Германии, Франции и Польши). И на наш вопрос, почему они не потребуют от оппозиции выполнить то, под чем они подписались, нам отвечают, что, мол,  В.Ф.Янукович уехал из Киева. Я говорю: он уехал из Киева, но он уехал в соседний город, где был съезд его партии. В том же 2014 г. был переворот в Йемене. Йеменский президент А-Р.М.Хади уехал не в другой город, а сбежал в Саудовскую Аравию. И с тех пор, до недавнего времени, долгие годы мы все считали его законным президентом и требовали, чтобы был начат мирный процесс урегулирования йеменского кризиса с участием законного президента А-Р.М.Хади и с участием Ансар Алла (хуситов). Только меньше года назад наши саудовские друзья пролоббировали принятие йеменскими сторонами решения, на основе которого создан Президентский совет. И президент А-Р.М.Хади передал свои полномочия. Семь лет его считали законным президентом, к нему США применяли другие правила, нежели к Украине. В том же году была попытка госпереворота в Гамбии. Помню, официальный представитель Госдепартамента в 2014 г. сказал, что США никогда не признают смену власти, произошедшую незаконным путем. Это было ровно тогда, когда они признали госпереворот на Украине. Можно привести много примеров этих «правил».

Запад продавливает решения о создании какого-то «трибунала», чтобы судить Россию, о репарациях за счет конфискации активов, принадлежащих российскому народу, и другие темы. Они обсуждаются в рамках непрекращающейся 11-й чрезвычайной специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. По Уставу Организации все эти решения может принимать только Совет Безопасности. Генеральная Ассамблея ни одно из этих решений принимать не уполномочена, у неё нет компетенции.

Когда Запад продвигал резолюцию о репарациях, использовал интересные аргументы в работе с развивающимися странами, к которым обращался. Эти государства говорили: это нелегитимно. Генеральная Ассамблея, принимающая исключительно рекомендательные резолюции, не может постановить, что отнимет суверенные резервы члена ООН. Запад отвечал, что понимает пределы компетенции ГА. Мол, речь идет исключительно о морально-этической оценке действий России – они же не одобряют «вторжение» России. Просто подтвердят, что принимают к сведению: «оккупация» продолжается, а Украина хочет, чтобы эти деньги пошли на её восстановление. Иными словами сомневающихся уговаривают, что это будет просто политическое заявление. А всю работу по созданию механизма конфискации российских ресурсов и выплат репараций они проведут сами за пределами ООН. Организацию используют «втемную».

То же самое сейчас пытаются сделать с новой «затеей» по созданию международного «трибунала». Ни одно такого рода решение не имеет юридической силы, оно ничтожно и не будет накладывать обязательств ни на Россию, ни на другие страны. Это просто дискредитация ГА ООН, её авторитета, репутации и функций.

Вопрос (перевод с английского): Вы сказали, что считаете Президента Франции Э.Макрона «локомотивом» в Европе. Недавно он вернулся из Вашингтона и сказал, что будущий договор между Украиной и Россией должен поддерживаться гарантиями безопасности от Запада. Что должно быть в этих гарантиях?

С.В.Лавров: Трудно это комментировать. Сегодня много об этом говорили, приводили примеры. В Парижской хартии для Новой Европы 1990 г. (если говорить о Э.Макроне и Франции) шла речь о том, что отныне и вовеки все должны чувствовать себя в безопасности, исповедовать одни и те же ценности, быть равны. Не существует никакого коммунизма и идеологического разлада, общий дом – Европа от Атлантики до Тихого океана и т.д. Потом это обрело более конкретные контуры в Стамбуле в 1999 г.

Говорили с коллегами (включая бывшего Генсека ОБСЕ Т.Гремингера) о том, под чем подписались все страны ОБСЕ: должна быть равная и неделимая безопасность. Союзы выбирать можно, но при этом никто не должен укреплять свою безопасность в ущерб безопасности других и ни одна организация не должна претендовать на доминирование в Европе. Натовцы нарушили все эти записанные в формулу вещи.

Последняя попытка заставить их выполнить то, от чего они пытались уйти (но под чем подписались), была в декабре 2021 г. Мы предложили проект договора между Россией и НАТО и Россией и США. До этого еще в 2008 г. предлагали договор между нашей страной и Североатлантическим альянсом. Он был отвергнут, как и документ 2021 г. Причем с конкретной формулировкой: никто не может диктовать ни Украине, ни НАТО вопросы членства этой страны в блоке. Из формулы, являвшей собой консенсус, выдирается только одна часть, а всё то, что её обусловливает, – неудобно и можно игнорировать. Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг постоянно это говорил. Такие манеры.

Всё это было проигнорировано. В ряде материалов, опубликованных журналистами, очевидцами событий, в том числе в германской и французской прессе, дается статистика ОБСЕ: с февраля с.г. интенсивность обстрелов ВСУ Донбасса возросла в 10 раз. Во столько же увеличились попадания и нанесенный ущерб гражданской инфраструктуре.

Говоря об объективности ОБСЕ. С самого начала выполнения Минских договоренностей, мы просили Организацию предоставлять отчеты о происходящем на линии соприкосновения не обезличено (дескать, за неделю столько-то раз использовались тяжелые вооружения, попали по гражданскому сектору), а предоставлять конкретные данные, где и кто использовал тяжелые вооружения и каков был результат. Полтора года мы требовали отчетности. Тогдашний министр иностранных дел Украины П.А.Климкин публично требовал от ОБСЕ «не идти на поводу у России» и не предоставлять такую статистику.

Мы добились своего. В сентябре 2019 г. впервые были предоставлены данные с разбивкой (украинцы хотели оставить это вне публичного поля). Из отчета следовало, что ущерб гражданской инфраструктуре на стороне, контролируемой Донецком и Луганском, был в пять раз больше, чем на подконтрольной Киеву территории. Также в пять раз больше было количество жертв среди гражданского населения на стороне провозглашенных республик, чем на стороне ВСУ. Статистика, которую мы получили в феврале, есть в открытом доступе. Она свидетельствует о том, что резко интенсифицировалось использование тяжелых вооружений: в 10 раз увеличилось количество обстрелов, была сконцентрирована группировка из как минимум 120 тыс. вооруженных лиц, чтобы забрать Донбасс силой. Ни у кого не осталось сомнений, что они встали на этот путь.

В ноябре 2021 г. Президент Украины В.А.Зеленский (когда они и начали готовить силовой захват Донбасса) в интервью западному СМИ на вопрос, как он относится к людям, живущим в Донбассе, ответил: бывают люди, а бывают «особи». Мол, если кто-то из жителей Украины по культуре, образованию, воспитанию ощущает себя русским, то ради будущего и спокойствия детей и внуков он бы посоветовал убираться в Россию.

Не так давно в другом интервью на вопрос о том, как быть дальше и выстраивать безопасность, он сказал: если мы позволим России победить, это станет жутким прецедентом, и любая мало-мальски крупная страна будет иметь искушение подавить, захватить более мелкие государства. Это будет катастрофой для человечества. Мол, он хочет, чтобы любой человек, где бы он ни родился и жил, чувствовал себя свободным, и в любой точке земного шара пользовался теми же правами, которыми он пользуется в своей стране. Это сказал человек, посоветовавший тем, кто чувствует себя русским, убираться из Украины. Вот, с кем мы имеем дело.

В декабре 2021 г. мы предложили договоры между Россией и США и Россией и НАТО, содержавшие гарантии безопасности Украине, России и вообще всем европейским странам. Главный принцип – эти гарантии предоставляются без расширения военно-политических блоков, будь то НАТО, ОДКБ или неважно, кто еще что придумает. Это всё было.

Когда началась специальная военная операция, украинская сторона предложила провести переговоры. Мы согласились. Прошли три тура на территории Белоруссии, где украинцы никак себя не вели. В процессе этих раундов они убили в Киеве одного из членов переговорной команды. Никто об этом даже не волнуется. В одной из телефонных бесед Президент России В.В.Путин спросил Канцлера ФРГ О.Шольца, знает ли он об этом. О.Шольц сказал, что у него другая информация, получает её из своих источников. Весь мир знал, что его убили. Украинцы этого не скрывали: сначала сказали, что в пьяной драке, а потом – за государственную измену.

Потом была серия переговоров онлайн. 25 марта с.г. в Стамбуле украинцы впервые не просто стали делать устные двусмысленные заявления, а положили на стол бумагу, содержащую принципы урегулирования. Мы с этими принципами согласились. Видимо, это кому-то не понравилось. Американцы сейчас говорят, что Украина еще мало истощила Россию. А в марте это было еще менее заметно. Киеву сказали: не надо никаких договоренностей с Москвой. Хотя мы были готовы подписать договор на основе принципов, предложенных Украиной.

Через день была провокация в Буче. Это стоит в ряду вопросов, которые Запад никак не может нам осветить: данные о смерти А.В.Литвиненко, по Скрипалям, по А.Навальному, по малайзийскому «Боингу» (где американские спутниковые снимки?), по «Северным потокам».

В сентябре с.г. на заседании СБ ООН я официально, публично просил Генерального секретаря ООН А.Гутерреша добиться от тех, кто это контролирует, предоставления списков лиц, чьи тела были продемонстрированы в Буче. Это нормально, когда не дают списков лиц, использованных для очередной волны санкций? Показали Бучу без всяких расследований, даже без «хайли-лайкли». ЕС сказал: как же так, поубивали всех – надо новые санкции. Мы до сих пор не можем получить имена. О чем можно договариваться?

Гарантии безопасности содержались в том самом украинском проекте, который мы были готовы поддержать. Но им категорически запретили его выполнять. Президент Франции Э.Макрон говорит, что когда это закончится, то придется обсуждать безопасность в Европе, включая гарантии безопасности России. Ключевая фраза – «когда это закончится». Как «это» должно закончиться, по мнению Э.Макрона, О.Шольца, Ж.Борреля и прочих европейских деятелей? «Поражением России на поле боя», только победив Россию «с оружием в руках», Украина может начать переговоры. Им диктуют, как себя вести.

В публичном пространстве раздвоение. Время от времени Э.Макрон сподвигает к началу каких-то переговоров. Когда его спрашивают: зачем? Он говорит не сразу, а «потом». Человек с говорящей фамилией Дж.Клеверли – Министр иностранных дел Великобритании – делает двусмысленные заявления. Сложно видеть вменяемость в действиях Запада, кроме одного – они по-прежнему лелеют надежду разгромить Россию «на поле боя». Кто-то говорит это в лоб, кто-то нет.

Все эти годы у нас не было недостатка доброй воли, включая декабрь 2021 г. и март 2022 г. Если сейчас будут серьезные предложения, как остановить конфликт при выполнении наших законных требований, мы будем готовы разговаривать.

Комментарии ()