Заявление МИД России в связи с вердиктом Окружного суда Гааги в рамках уголовного процесса по «делу МН17»

17 ноября Окружной суд Гааги вынес вердикт двум гражданам России И.Гиркину, С.Дубинскому и гражданину Украины Л.Харченко, объявив их виновными в причастности к авиакатастрофе рейса МН17 «Малайзийских авиалиний» в небе над восточной Украиной 17 июля 2014 г. Подсудимым назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. Четвёртый обвиняемый – гражданин России О.Пулатов – объявлен невиновным.

Как ход, так и итоги разбирательства свидетельствуют о том, что в его основе лежал политический заказ на подкрепление продвигаемой Гаагой и ее соратниками по Совместной следственной группе версии о причастности России к трагедии. Несмотря на то, что наша страна не является стороной данного процесса, голландская прокуратура всячески старалась представить дело иначе. Суду же была отведена роль статиста, задачей которого являлась подгонка соответствующей доказательной базы под обвинительный приговор и пренебрежение противоречащими ему фактами. Как мы видим, голландская Фемида справилась со своим заданием.

На протяжении всего процесса суд находился под беспрецедентным давлением со стороны нидерландских политиков, представителей прокуратуры и СМИ, навязывавших политически мотивированный итог разбирательства. Очевидно и то, что Нидерланды, инициировав параллельно споры по «делу МН17» против нашей страны на других площадках, просто не могли допустить на национальном уровне какого-либо иного приговора, кроме обвинительного, поскольку в таком случае рассыпались бы их аргументы в международных форматах. Об объективности и беспристрастности в подобных условиях говорить не приходится.

При вынесении решения суд предпочел оставить без внимания тот факт, что все выводы голландской прокуратуры построены на показаниях анонимных свидетелей, чьи личности засекречены, а также на сведениях сомнительного происхождения и материалах, переданных от заинтересованной стороны – СБУ, которую не раз уличали в даче ложных, противоречащих друг другу сведений. Кроме того, не был учтен довод стороны защиты об отсутствии убедительных доказательств, что рейс МН17 был сбит ЗРК «Бук» российского происхождения. Для анализа выбирались лишь те материалы, которые были призваны подтвердить навязываемую Гаагой версию. При этом не были приняты во внимание рассекреченные Минобороны России документы, свидетельствующие о передаче на Украину ракеты, серийный номер которой совпадает с найденным на обломках на месте крушения.

Аналогичным образом суд не захотел детально разобраться в том, откуда была запущена ракета. Все факты, указывающие на то, что пуск мог быть произведен военнослужащими ВСУ с подконтрольной Киеву территории, были попросту проигнорированы. К материалам уголовного дела не приобщили первичные необработанные данные с российских радаров, а также переданные концерном «Алмаз-Антей» доклады и итоги натурного эксперимента, подтверждающего, что ракета была запущена из района, находившегося под контролем киевских властей. То же касается и показаний ряда важных свидетелей, привлеченных стороной защиты.

При этом сама Украина отказалась предоставить суду как данные радаров, так и записи переговоров наземных служб слежения за полетами. Более того, работавшие в тот день украинские диспетчеры, которые могли бы пролить свет на обстоятельства трагедии, бесследно исчезли. Такое странное поведение властей государства, на территории которого и произошла катастрофа, нисколько не смутило голландское правосудие.

Определённую ясность могли бы внести спутниковые снимки США, которые были сделаны в день авиакатастрофы. Однако на просьбы судей раскрыть эти данные или хотя бы позволить ознакомиться с ними при соблюдении особых условий Вашингтон ответил категорическим отказом.

Что так тщательно скрывают одни из наиболее ярых обвинителей России в крушении самолета, так и осталось невыясненным. Вызывает искреннее удивление, что этот вопрос нисколько не озаботил судей.

Удивительным образом за время, прошедшее с момента катастрофы, так и не был должным образом проанализирован вопрос об ответственности Киева за незакрытие воздушного пространства над зоной боевых действий. Хотя доподлинно известно, что в зоне т.н. антитеррористической операции были развернуты средства ПВО ВСУ, в том числе «Буки», которые находились в боевом состоянии, были активированы их радары, а их экипажи отрабатывали действия по поиску и отслеживанию целей.

Судебное разбирательство в Нидерландах имеет все шансы стать одним из самых скандальных в истории судопроизводства со своим обширным перечнем странностей, неувязок и сомнительных доводов обвинения, которые тем не менее легли в основу вердикта. Особо обращает на себя внимание, что обвинительный приговор был вынесен только тем, чьи интересы не представляли адвокаты. Опровергнуть доводы защиты О.Пулатова суд не смог и был вынужден оправдать его. Глубоко сожалеем, что Окружной суд Гааги пренебрег принципами беспристрастного правосудия в угоду текущей политической конъюнктуре, нанеся тем самым серьезный репутационный удар по всей судебной системе Нидерландов.

Комментарии ()