Интервью Посла России в ФРГ С.Ю.Нечаева информационному агентству ТАСС

Германия, Дания и Швеция намерены создать совместную следственную группу для выяснения обстоятельств ЧП на «Северных потоках». Считаете ли Вы возможным проведение объективного расследования без участия России?

Судя по поступающей информации, с созданием совместной следственной группы у наших западных коллег возникли проблемы. То есть они даже друг с другом не готовы делиться результатами расследования, что, на мой взгляд, весьма показательно.

Что касается нашего участия. В контактах с германскими органами исполнительной власти мы изначально подчеркивали безальтернативность привлечения представителей компетентных российских ведомств и ПАО «Газпром» к установлению обстоятельств инцидента. Соответствующие обращения переданы по официальным каналам.

Поскольку речь, по всем признакам, идёт о диверсии, совершённой против объекта критической инфраструктуры, следует сформировать предельно полную и объективную картину происшедшего. Российские специалисты обладают для этого необходимыми компетенциями. Никаких правовых препятствий для начала совместной работы нет. Важно учитывать и тот факт, что именно российская сторона является главным пострадавшим – как в результате повреждения построенных ею газопроводов, так и утраты значительных объёмов закачанного в них газа. Отказ от взаимодействия с Россией в прояснении обстоятельств инцидента будем рассматривать как очевидную попытку Запада скрыть истинную картину происшедшего.

 Одна нитка газопровода «Северный поток – 2», насколько можно судить, не получила повреждений. Как Вы считаете, может ли ФРГ в свете сложившейся ситуации с газоснабжением всё же попросить о её запуске? Не было ли соответствующих сигналов с германской стороны?

Российская сторона неоднократно, в том числе на высшем уровне, заявляла о готовности оперативно запустить подачу газа в Германию по «Северному потоку – 2», что, на наш взгляд, в полной мере отвечало бы потребностям бизнеса, промышленности и граждан этой страны. Соответствующая возможность применительно к неповрежденной ветке «Северного потока – 2» сохраняется и сейчас. Однако для этого германская сторона должна принять необходимые решения, в частности, о сертификации газопровода. На данном этапе сигналов на этот счёт мы не фиксируем.

Премьер-министр Нижней Саксонии Ш.Вайль заявил, что кооперация Германии с Россией в области энергетики «безвозвратно разрушена». Разделяете ли Вы его точку зрения? Возможен ли ренессанс сотрудничества в этой сфере и, если да, то на каких условиях?

Здесь, для начала, необходимо назвать вещи своими именами и откровенно сказать, кто эту кооперацию разрушил. К сожалению, руководство Германии стало заложником коллективной позиции Запада, формируемой его наиболее русофобскими представителями. В рамках этой линии Берлин собственными руками уничтожил одну из основ благополучия, процветания и конкурентоспособности страны – имею в виду надёжные договорные долгосрочные поставки российских энергоносителей по приемлемым ценам. Поиски замены российского сырья пока не особо успешны.

Возможен ли ренессанс? Это зависит от тех, кто в угоду ложно понятым принципам солидарности и вопреки здравому смыслу разрушил взаимовыгодное сотрудничество с Россией, которое на протяжении десятилетий доказывало свою оправданность и востребованность. Москва от взаимодействия с Германией в энергетической сфере никогда не отказывалась.

Вы недавно говорили, что ситуация с русофобией в Германии стала спокойнее по сравнению с первыми неделями и месяцами после начала СВО. В связи с последними событиями на Украине не ожидаете ли Вы роста русофобских настроений в ФРГ?

Ситуация с русофобией стала несколько спокойнее в том числе и потому, что мы самым активным образом привлекали к ней внимание местных политиков, правоохранительных органов и СМИ, публиковали выдержки из приходящих на «горячую линию» Посольства обращений соотечественников, подвергавшихся дискриминации и угрозам. Это многим здесь не понравилось, но в итоге возымело определённое действие, поскольку осознание опасности этой тенденции пробило себе дорогу. К сожалению, антироссийские эксцессы не прекратились полностью. Совсем недавно Посольство в Берлине и Генконсульство во Франкфурте-на-Майне стали объектами атак радикалов. Зданиям дипмиссий был причинен ущерб, их облили краской. Предприняли по этому поводу демарш в МИД ФРГ, потребовав обеспечить надёжную защиту дипломатических представительств. Продолжаем вместе с российскими консульскими учреждениями внимательно следить за динамикой.

Скажите, как и вообще происходит ли в эти сложные времена диалог с германскими властями, хотя бы по практическим вопросам, или он полностью заморожен?

Несмотря на сложности, диалог полностью не прерывался. Президент России и канцлер ФРГ периодически общаются. Последний телефонный разговор между ними состоялся 13 сентября 2022 г. Рабочие контакты, в том числе по линии внешнеполитических ведомств, также сохраняются. Правда, их уровень, количество и содержание существенно скромнее, чем в прошлые годы. Германская сторона «заморозила» большинство традиционных форматов взаимодействия, причём не только межгосударственных, межпарламентских и межведомственных, но и межобщественных. По сути, германские власти взяли курс на отказ от особых отношений между нашими странами и народами, которые кропотливо выстраивались предшествующими поколениями, связывали нас даже в самые непростые времена. К слову, именно это всегда выделяло немцев из рядов коллективного Запада, позволяло Берлину выступать в качестве посредника, лучше других знающего и понимающего Россию и её интересы. Сегодня Германия эту роль утратила. Точнее, отказалась от неё.

В Германии продолжаются активные дискуссии вокруг возможных поставок Киеву боевых танков. Ранее Вы сказали, что передача Украине оружия со стороны ФРГ уже стала для Москвы «красной чертой». Если Берлин всё же пойдёт на поставки «Леопардов», как это отразится на российско-германских отношениях в условиях, когда, казалось бы, хуже уже некуда?

Поставки киевскому режиму летального оружия германского производства, применяемого не только против российских военнослужащих, но и против мирного населения, – это, безусловно, «красная черта», которую немецкие власти не должны были переступать с учётом исторической ответственности Германии перед нашим народом за преступления нацизма в годы Великой Отечественной войны. Не говорю уже о нашем вкладе в послевоенное примирение и объединение Германии. Причём, надо понимать, что эта «красная черта» всегда существовала и в ФРГ. Берлин на протяжении десятилетий воздерживался от отправки оружия, тем более тяжёлой военной техники, в зоны вооружённых конфликтов. На этот счёт существовал широкий внутриполитический консенсус. Практика изменилась только сейчас и только применительно к России. Это было решением нового коалиционного правительства ФРГ, которое мы считаем серьёзной ошибкой. Разумеется, такой поворот не мог не отразиться самым негативным образом на наших двусторонних отношениях и перспективах их развития.

В Берлине должны понимать, что неконтролируемое накачивание Украины вооружениями в нарушение международных правил торговли оружием и экспортного контроля ведёт лишь к затягиванию конфликта, новым разрушениям, жертвам среди мирного населения, дальнейшей дестабилизации ситуации в Европе, включая и саму Германию. Существует реальная угроза попадания западного оружия из Украины, включая ПТРК и ПЗРК, в руки террористических группировок и экстремистских организаций. Распродажа смертоносных систем в даркнете идёт полным ходом. Хотелось бы надеяться, что здравый смысл возобладает, однако пока мы слышим лишь о планах всё новых поставок немецких вооружений на Украину.

В немецких городах, прежде всего, на востоке страны, проходят акции против энергетической политики правительства ФРГ и антироссийских санкций. Как Вы считаете, эта протестная волна будет нарастать или сойдёт на нет?

Не хотел бы заниматься такого рода прогнозами, тем более комментировать внутренние дела ФРГ. В то же время факты говорят о том, что эксперименты Евросоюза над населением собственных стран-членов продолжаются: каждый новый принимаемый в Брюсселе санкционный пакет против России бумерангом возвращается обратно. Всем очевидно, что рост расходов на электроэнергию, отопление, газ, двузначные показатели инфляции, снижение потребительской активности и уровня благосостояния граждан – результат не «козней Кремля», а политики Евросоюза, руководство которого в антироссийском угаре успело наломать немало дров и, кажется, не собирается останавливаться. За это приходится расплачиваться.

Комментарии ()