Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова телеканалу «Звезда» для документального фильма, посвященного Движению неприсоединения, Москва, 28 августа 2022 года

Вопрос: Как бы Вы охарактеризовали потенциал и перспективы Движения неприсоединения (ДН), направленные на решение основных международных проблем?

С.В.Лавров: Потенциал позитивный, обнадеживающий, особенно в контексте усилий, предпринимающихся сейчас по формированию многополярного, справедливого, демократического миропорядка. Это объективный процесс, исторически обусловленный неравномерностью международного развития. В прошлом «отсталые» регионы планеты превращаются в «локомотивы» мировой экономики, новые центры экономического роста, финансовой мощи, обладающие возрастающим политическим влиянием. Китай, Индия, Египет, Турция, Мексика, Бразилия, Аргентина, африканские государства становятся опорами объективно формирующегося миропорядка. Эпоха «строительства» подлинной многополярности будет длительной. Китай и Турция являются участниками этих процессов, но не входят в ДН. Они налаживают с ним достаточно тесное сотрудничество.

Движение неприсоединения, обладая 120 голосами в ООН, имеет возможность напрямую влиять на договоренности, вырабатываемые во всемирной Организации, в её различных подразделениях при рассмотрении принципиальных для мироздания и дальнейшего развития человечества вопросов. Движение последовательно отстаивает принципы Устава ООН. Это мужественный шаг в нынешних условиях, когда Запад в своей попытке сохранить доминирование и идти против объективного хода истории отметает международное право, навязывает всем «миропорядок, основанный на правилах». Что это такое, они не объясняют. «Правила» выдумываются под конкретную «задачу» Запада. Принципы, на которых эти «правила» Запад формулирует, могут быть противоположными. Когда нужно, он готов признавать независимость, провозглашенную нелегитимно, без какого-либо референдума, в одностороннем порядке (как это было с Косово). Когда не нужно – открытый, наблюдавшийся многочисленными представителями гражданского общества западных и других стран референдум в Крыму объявляется незаконным.

Против таких двойных стандартов Движение неприсоединения с его традициями, неизменной приверженностью принципам Устава ООН и универсальным нормам международного права является нашим союзником в мировых дискуссиях.

Вопрос: Какие возможности открываются для России в качестве наблюдателя в этой международной организации? Каковы наши приоритеты в таком статусе?

С.В.Лавров: Мы получили статус наблюдателя в июле 2021 г. Не так давно. Он поднимает уровень нашего сотрудничества, позволяет вырабатывать новые формы контактов. В прошлые десятилетия (ДН было провозглашено в 1961 г.) мы поддерживали тесные связи, солидаризировались с коллегами из Движения, в том числе в вопросах борьбы с колониализмом, за уважение суверенитета, территориальной целостности новых независимых государств, против вмешательства в их внутренние дела, за принципы Устава ООН. Прежде всего, за принцип суверенного равенства государств. Одна страна – один голос.

На практике получается не так гладко, т.к. крупное государство имеет больше возможностей влиять на деятельность той или иной международной организации. Однако одно дело влиять силой убеждения. Другое – пытаться заставлять голосовать по-своему, вопреки изначальной позиции соответствующей страны, использовать методы шантажа. Даже угрозы претворяются в жизнь, в том числе персонально по отношению к дипломатам.

Имею в виду нынешнюю ситуацию. США и Великобритания, а за ними послушная Европа, без зазрения совести прибегают к таким методам, чтобы заставить неприсоедившихся и все другие страны мира изменить свое мнение о России. Именно изменить, потому что подавляющее большинство этих государств либо считают оправданным наше отношение к многолетнему игнорированию Западом законных интересов России в сфере безопасности, либо хотят занимать нейтральную позицию. Их ломают «через колено», грубейшими методами. Не стесняются даже публичных высказываний о том, что если кто-то их не послушается, то будет «нехорошо». Когда подобного рода неприемлемые, хамские угрозы звучат в адрес, например, Индии, это наводит на мысль, насколько адекватны западные ораторы и понимают ли они национальную идентичность такого народа, как индийский.

Будем продолжать наращивать сотрудничество в статусе наблюдателя. Уже «обкатали» его в октябре 2021 г. на юбилейном саммите Движения неприсоединения в Белграде, где и зародилось это международное Движение. Участвовал в этом мероприятии. Видел, насколько все участники проявляют энтузиазм в отношении объединения, как они заинтересованы в сохранении его позиций. Такая солидная структура (120 государств) позволяет повысить «вес» каждого участника. В этом перспектива для Движения весьма обещающая.

Вопрос: Движение неприсоединения устроено не так сложно, как другие международные организации. Почему? Насколько эффективна его структура?

С.В.Лавров: Может быть, это и хорошо. 120 участников, причем все являются членами ООН, где как раз структура достаточно четко процедурно и протокольно расписана. Движение неприсоединения позволяет странам занимать более гибкие подходы в случаях, когда нужно выступить одним голосом, но сохранить национальную особенность. Сохранив такую идентичность, обеспечить единение всего развивающегося мира. В этом отличие Движения от блоковой дисциплины, которую мы наблюдаем в ЕС и НАТО.

Желание постоянно искать консенсус укрепляет культуру переговоров, компромисса. В этом смысле гибкость в методах функционирования ДН является плюсом для достижения поставленных целей. Она не мешает Движению вырабатывать собственные инициативы, которые вносятся в ООН, получают там поддержку, в том числе России и других стран постсоветского пространства, наших союзников и стратегических партнеров по СНГ, ЕАЭС, ОДКБ.

Среди наиболее ярких инициатив последних лет – резолюция, которую инициирует Движение неприсоединения на ежегодной основе, о неприемлемости односторонних санкций в международной жизни. Это прямой «камень в огород» Запада. Он только и живет этими санкциями. По сути, подменил ими то, что раньше называлось дипломатией. Еще есть резолюция, призывающая к установлению справедливого демократического миропорядка. Она включает в себя многие инициативы, продвигаемые Россией в контексте переговоров, в т.ч. недопустимость смены режимов антиконституционным путём. Это положение мы специально внесли в резолюцию, особо заострив его после государственного переворота на Украине в феврале 2014 г. Она была поддержана. Всё Движение неприсоединения выступило её соавтором. Оно было заодно с нами, когда в условиях коронавирусной инфекции (на самых первых этапах) выступила за недопустимость ограничений доступа к вакцинам и за обеспечение свободного доступа для всех стран, независимо от уровня их развития, принимая во внимание низкие финансовые возможности развивающихся государств. Россия активно поддержала эту резолюцию. Как вы помните, устами Президента В.В.Путина мы высказались за то, чтобы отменить на период борьбы с коронавирусной инфекцией патентную защиту вакцин, но западные государства, оглянувшись на свои фармацевтические компании, решили не терять выгоду и делать деньги даже на страданиях всего человечества. Это не в первый раз. Мы к этому привыкли.

У нас общие позиции с Движением неприсоединения по подавляющему большинству вопросов, как традиционной повестки дня, так и по возникающим проблемам, например, пандемии коронавирусной инфекции. В свою очередь, Движение отвечает нам взаимностью и поддерживает многочисленные российские инициативы: освоение космического пространства и обеспечение его мирного характера, не вывод оружия в космос, международную кибербезопасность (это острая сфера, где идёт борьба за демократизацию управления Интернетом и доминирующими сейчас платформами), резолюции, осуждающие любые попытки героизации нацизма и тех, кто сотрудничал с нацистами, а также ряд других наших начинаний. С точки зрения подхода к основам мироздания, к международной жизни, у нас практически совпадающие позиции по ключевым вопросам мирового развития.

Вопрос: С какими трудностями, помимо внешнего давления, о котором Вы уже упомянули, по Вашему мнению, сталкивается Движение неприсоединения?

С.В.Лавров: Прежде всего, это внешнее давление. Сейчас Запад остервенело (другого слова не могу подобрать) заставляет всех и вся «ложиться» на антироссийский курс, причём не только голосовать за резолюции такой сомнительной значимости, голословно обвиняющие Россию, вопреки имеющимся фактам, но и принимать меры практического характера, ограничивая экспорт в Россию, импорт из нашей страны, прекращая транспортные связи, разрывая логистические цепочки и многое другое. Члены Движения неприсоединения на этот шантаж не поддаются. Хотя некоторые из них так или иначе в ходе голосования вынуждены идти на некие уступки под нажимом Запада, но в практических действиях никто из них к санкциям не присоединяется. Но давление на них продолжается. Нельзя исключать, что будут применены абсолютно запрещённые приёмы, как говорится, «ниже пояса». Это будет оставаться на совести наших западных коллег.

Из других сложностей, Движение неприсоединения – это такой негомогенный организм. Как мы выяснили, там представлены и то, что называют демократиями, и электоральными автократиями, монархиями и многими другими формами государственного устройства, каждая из которых в соответствии с Уставом ООН, обладает суверенным равенством. В последние годы Запад пытается провести различие между «демократиями» и всеми остальными. Титул «демократии» присваивать будут США. Они попытались это сделать в конце 2021 г., созвав «саммит за демократию». Достаточно ознакомиться со списком приглашённых, чтобы понять, что там применялся принцип лояльности или нужности Вашингтону, больше ничего. Если ты лоялен и нужен, то тебя возведут в ранг «демократии».

В Движении неприсоединения есть представители самых разных форм государственного устройства. Со всеми из этих стран, невзирая на различия и специфику, которая далеко не всегда совпадает с нашими подходами к организации повседневной жизни, наладили добрые отношения партнёрства. С целым рядом стран отношения стратегического партнёрства из уважения к их традициям, культуре, цивилизационному выбору.

Внутри Движения существуют проблемы и конфликты. Есть конфликты между арабскими странами Персидского залива и Исламской Республикой Иран. Есть конфликты и на латиноамериканском континенте между соседними странами, такими как Колумбия и Венесуэла. Можно много перечислять. Существуют и территориальные споры, которые сохраняются в Юго-Восточной Азии. Это «играет на руку» тем, то хотел бы в ДН видеть больше центробежных тенденций, поддерживать и поощрять такие тенденции, тем самым, лишать Движения его главной силы – единства, монолитности по принципиальным вопросам глобального развития и деятельности ООН. Пока недоброжелателям это не удаётся. Члены Движения неприсоединения, сохраняя свои региональные, территориальные и прочие споры и конфликты, «видят за деревьями лес»: «деревья» конфликтов не могут заслонить «лес» международного права и магистральных направлений развития мира.

Вопрос: Вы уже упомянули Индию. Как известно, она играет одну из важнейших ролей в Движении неприсоединения. Можно ли её назвать сейчас лидером Движения? Что главное в российско-индийских отношениях?

С.В.Лавров: Индия являлась одним из основателей Движения неприсоединения в лице тогдашнего Премьер-министра Дж.Неру. Она по сей день остаётся одним из ключевых государств этой структуры, одним из лидеров Движения неприсоединения. Это лидерство проявляется и в тех внешнеполитических инициативах, которые Индия продвигает на международной арене. Речь идёт о концепции многополярности означающей, что мир не может больше развиваться исключительно по западным лекалам, как это происходило почти половину тысячелетия.

Советский Союз занял своё достойное место на политической карте мира. Он развивался в изоляции, во многом в самоизоляции по понятным причинам. У нас была другая политическая система, идеологически основанная на иных принципах, чем доминировавшие в мировой политике и экономике.

Сейчас эта многополярность становится объективным фактом, формирующимся на наших глазах. Индия, Россия и ряд стран Движения неприсоединения являются центрами экономического роста и политического влияния, которые должны обрести статус опор нового мироустройства. Чем больше будет таких надёжных, крупных и ответственных опор, тем устойчивей будет мироустройство, о котором говорим и хотим сделать демократическим и справедливым, как и предполагалось в Уставе ООН, где зафиксирован принцип суверенного равенства государств. Это принцип Запад не позволял осуществить на практике, пытаясь тормозить объективный исторический процесс и сохранить своё доминирование в международных делах. Пришло время вернуться к истокам и обеспечить выполнение в практической жизни того, что зафиксировано с общего согласия в Уставе ООН. Индия выступает за такую многополярность, коллективность развития при сохранении каждой страной, особенно крупной, стратегической автономии.

В ДН Индия продвигает позитивные темы повестки дня: интенсификацию экономического развития, преодоление безграмотности, обеспечение продовольственной и энергетической безопасности, изменение климата. По изменению климата Индия занимает взвешенную позицию, также как и Китай, и Российская Федерация. Не считаем возможным прекращать любую деятельность человечества, которую объявляют вредно влияющей на климат только потому, что этого хочет «зелёное лобби».

«Зеленое лобби» часто игнорирует нужды развивающихся стран и пытается спекулировать на том, что Запад уже достиг более высокой ступени технологического развития и может отказываться от некоторых видов энергоносителей. Тогда как навязывать подобный подход всему остальному миру будет означать искусственно тормозить развитие государств, которые входят, в том числе, в ДН.

У Индии есть целый ряд инициатив в этой области, в сфере изменения климата. Они ответственные, взвешенные, не предполагают резкого изменения уклада жизни, а нацелены на постепенный последовательный, по мере достижения конкретных результатов, переход к новому состоянию. Упомяну такие идеи Индии, как Международный солнечный альянс (в названии видно, на чем основано это движение). Коалиция по созданию инфраструктуры, устойчивой к чрезвычайным ситуациям. Она позволяет дополнительно мобилизовывать возможности стран-участниц для предотвращения стихийных бедствий, техногенных катастроф и ликвидации их последствий, если они все же случаются.

Что касается российско-индийских отношений, то они все годы после обретения Индией независимости были на самом высоком уровне. В течение этих десятилетий «обретали» в официальных документах, которые подписывались на высшем уровне, новое качество не один раз. В свое время они были охарактеризованы как стратегическое партнерство. Затем через какой-то период развития сотрудничества, наши индийские друзья предложили называть их привилегированным стратегическим партнерством. Еще чуть позже, опять же по инициативе Нью-Дели, они обрели характеристику особо привилегированного стратегического партнерства. Ни с кем из других стран мира у нас нет такого качества отношений, закрепленного в таких формулировках в официальных документах, принимавшихся на высшем уровне. То, что это действительно особо привилегированные отношения, мы убедились в ходе визита Президента Российской Федерации В.В.Путина в Индию в декабре 2021 г. Я смог убедиться в этом в очередной раз, когда недавно сам посетил Индию с визитом. Был принят Премьер-министром Н.Моди, провел содержательные переговоры со своим коллегой, Министром иностранных дел С.Джайшанкаром. В ходе них в Нью-Дели мы подробно рассмотрели, как нам дальше выстраивать вот это особо привилегированное стратегическое партнерство с учетом принципиальных договоренностей, принятых нашими лидерами. Они касаются всех сфер жизнедеятельности наших народов: экономики, социальной сферы, здравоохранения, медицины, образования, военно-технического сотрудничества, гуманитарных и культурных связей и  согласования подходов, координации действий на международной арене в рамках ШОС, в рамках «пятерки» БРИКС, в рамках «тройки» Россия-Индия-Китай. Она послужила в свое время прообразом БРИКС, но сейчас по-прежнему сохраняет свое самостоятельное значение. Последний раз министры иностранных дел России, Индии и Китая общались в ноябре 2021 г. Это была уже восемнадцатая встреча. Помимо министров иностранных дел, встречаются и представители экономического и гуманитарного блоков, деятели науки, и это действительно перспективный формат. Безусловно, вместе с Индией мы координируемся в рамках ООН, «Группы двадцати». В контексте темы сегодняшнего нашего интервью, в рамках движения неприсоединения. Убежден, что у нашего стратегического партнерства, хорошие перспективы.

Вопрос: Говоря о многополярности современного мира, как Вы полагаете, сколько поясов уже сформировано?

С.В.Лавров: Это ведь не какая-то процедура, которая была согласована и которую надо воплощать в жизнь, не пятилетний план и даже не трехлетний бюджет, как у нас в стране. Это не ежегодные бюджеты, которые принимаются в других странах, а процесс, идущий от жизни. Его невозможно искусственно запустить, невозможно искусственно ускорить. В этом-то, наверное, и талант политиков. Они должны видеть происходящее в реальной жизни и свою политику выстраивать в соответствии с требованиями истории.

Возьмем хотя бы для разнообразия пример из английской жизни. У них есть такая присказка, что прежде чем вымостить тропинку через газон, надо дать людям походить по этому газону. Если упрощенно, так же нужно действовать и на международной арене: всегда стараться выстраивать свою проактивную политику таким образом, чтобы она не шла наперекор объективным тенденциям, а использовала и подхватывала объективные тенденции, в том числе и тенденцию к многополярности. Мы так и действуем. К сожалению, наши западные партнеры (которые сейчас целиком отдали бразды правления США, еще там Британия, «на облучке» «присоседилась»), пытаются идти наперекор объективным историческим процессам, что может замедлить формирование многополярности, но никоим образом ее не остановит.

Комментарии ()