Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой в связи с завершением первой Конференции государств-участников (КГУ) Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО)

В связи с завершением первой КГУ ДЗЯО (Вена, 21-23 июня) считаем необходимым отметить следующее.

Разделяя приверженность благородной задаче построения мира, свободного от ядерного оружия, продолжаем твёрдо придерживаться позиции о том, что разработка ДЗЯО была преждевременной, ошибочной и по сути контрпродуктивной. Данное соглашение никак не способствует снижению нарастающих ядерных рисков и ни на шаг не приближает человечество к заявленной в нём цели. Заложенный в ДЗЯО подход ведёт лишь к нарастанию противоречий между ядерными и неядерными государствами. Он не учитывает военно-политическую и военно-стратегическую обстановку и идёт вразрез с принципом, в соответствии с которым ядерное разоружение должно осуществляться так, чтобы это вело к «повышению уровня безопасности для всех». Не видим реалистичных путей для осуществления на основе ДЗЯО каких-либо практических мер по непосредственному сокращению ядерных вооружений.

Россия, как и все остальные государства, обладающие военно-ядерным потенциалом, не принимала участия в КГУ ДЗЯО и не намерена это делать в дальнейшем. Также не планируем выстраивать совместную работу со вспомогательными структурами, создаваемыми в рамках взаимодействия участников ДЗЯО по его выполнению.

Что касается одобренных по итогам КГУ «Венской декларации» и «Венского плана действий», то данные документы, по нашему мнению, не отражают объективных реалий и не имеют перспектив полноформатной реализации.

В данном контексте, в частности, отмечаем, что заявление о том, будто со вступлением ДЗЯО в силу ядерное оружие «теперь недвусмысленно и всеобъемлюще запрещено в соответствии с международным правом», не соответствует действительности. Россия, как и ранее, исходит из того, что данный Договор устанавливает требования исключительно для его участников и не является в чём-либо обязывающим по отношению к нашей стране либо другим государствам, которые не станут его подписывать и ратифицировать. С учётом последовательных и настойчивых возражений со стороны целого ряда государств данное соглашение также никоим образом не способствует развитию норм обычного международного права.

Соответственно, Россия не полагает себя связанной решениями, которые были приняты на первой КГУ или будут приняты на последующих конференциях по ДЗЯО.

В связи с зафиксированным в итоговых документах КГУ стремлением поставить на постоянную основу усилия по универсализации ДЗЯО подчёркиваем: Россия не намерена присоединяться к данному соглашению и имеет в виду следовать пониманию, что Договор не устанавливает какие-либо универсальные стандарты – ни сейчас, ни на перспективу.

Крайне далека от прагматичного взгляда на ситуацию и выраженная участниками ДЗЯО приверженность достижению «ядерного ноля» через «дальнейшую стигматизацию и делегитимизацию ядерных вооружений». Вполне очевидно, что попыткой части мирового сообщества объявить ядерное оружие «вне закона» невозможно достичь реального прогресса на пути разоружения.

Отмечаем также, что сторонники ДЗЯО настойчиво продвигают тезис о его якобы «совместимости» с Договором о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и рассматривают данное соглашение в качестве «эффективной меры» по имплементации обязательств по Статье VI ДНЯО. При этом они осуждают «действия, которые создают риски подрыва ДНЯО» в качестве краеугольного камня режима ядерного нераспространения и разоружения. Однако проблема в том, что, на наш взгляд, именно ДЗЯО, который был разработан без учёта стратегических реалий и интересов безопасности ядерных стран, может нанести непоправимый ущерб ДНЯО. Напористое продвижение ДЗЯО углубляет разобщённость между государствами и расшатывает режим ДНЯО, подрывая его авторитет. Фактически происходит расщепление международно-правового фундамента разоружения на раздельные и не сочетающиеся друг с другом элементы.

Полагаем, что прошедший испытание временем ДНЯО является самодостаточным документом и не нуждается в дополнениях и конкретизации помимо тех шагов, которые согласовываются в рамках его обзорного процесса. Для России ДНЯО безоговорочно сохраняет роль основополагающего правового ориентира в указанной области.

Из документов КГУ следует, что участники ДЗЯО в своих усилиях по его имплементации продолжают рассматривать абстрактные гуманитарные установки в качестве основного движущего фактора ядерного разоружения. Со своей стороны считаем, что гуманитарный посыл, при всей его важности, не может быть поставлен без каких-либо контрбалансов во главу угла, когда речь идёт о вопросах войны и мира, национальной безопасности и даже выживания государств. Он не должен затмевать приоритетность решения неотложных проблем международной безопасности и стабильности, что в свою очередь работало бы на формирование предпосылок для дальнейшего ядерного разоружения. В нынешних турбулентных условиях в целях создания подобного благоприятного климата необходимы особенно кропотливые и методичные коллективные усилия.

Не могут не вызывать недоумения прозвучавшие накануне КГУ в контексте украинского конфликта заявления относительно «взаимных угроз применения ядерного оружия», а также отдельные высказывания с трибуны конференции о якобы предпринятом Россией «ядерном шантаже». Вновь подчеркиваем: со стороны России никаких «ядерных угроз» никогда не звучало и не звучит. Российские подходы основаны исключительно на логике сдерживания, в т.ч. в нынешних условиях, когда спровоцировавшие обострение украинского кризиса и развязавшие гибридную кампанию против России члены НАТО, которые провозгласили себя «ядерным альянсом», опасно балансируют на грани прямого вооружённого конфликта с нашей страной. Нравится это кому-то или нет, но пока существует ядерное оружие, логика сдерживания остаётся действенным способом предупреждения ядерного столкновения и масштабных войн. Искажение в пропагандистских целях сути российской политики в данной сфере, базирующейся на постулате о недопустимости ядерной войны, абсолютно неприемлемо.

В целом, не соглашаясь с нереалистичной идеей «короткого пути» к безъядерному миру, тем не менее, остаемся открытыми к взаимоуважительному конструктивному диалогу со всеми заинтересованными сторонами, к прагматичной работе в соответствующих международных форматах по созданию в духе доброй воли предпосылок для следующих шагов в данном направлении. Однако какие-либо умозрительные графики выхода на конечный результат здесь вряд ли помогут. Дальнейшее продвижение следует осуществлять комплексно, в строгом соответствии со Статьёй VI ДНЯО и без выдёргивания её отдельных элементов из целостного контекста всеобщего и полного разоружения. Прогресс возможен только на основе выверенного и поэтапного подхода, предусматривающего укрепление международной стабильности и безопасности для всех без исключения государств.

Комментарии ()