Выступление Президента России Владимира Путина на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума, 17 июня 2022

Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич! Уважаемые друзья, коллеги!

Приветствую участников и гостей юбилейного, XXV Петербургского международного экономического форума.

Он проходит в непростое для всего мирового сообщества время, когда экономика, рынки да и сами принципы глобальной экономической системы оказались под ударом. Многие торговые, производственные, логистические связи, ранее нарушенные пандемией, проходят теперь через новые испытания. Более того, такие ключевые для бизнеса понятия, как деловая репутация, неприкосновенность собственности и доверие к мировым валютам, основательно подорваны – подорваны, к сожалению, нашими партнёрами на Западе, и сделано это намеренно, ради амбиций, во имя сохранения устаревших геополитических иллюзий.

Сегодня изложу наш – когда говорю «наш», имею в виду российское руководство, – свой взгляд на ситуацию, в которой оказалась глобальная экономика. Подробно остановлюсь на том, как Россия действует в этих условиях и как планирует своё развитие в динамично меняющейся обстановке.

Полтора года назад, выступая на Давосском форуме, вновь подчёркивал, что эпоха однополярного миропорядка завершилась – начать хочу с этого, от этого никуда не деться, – завершилась, несмотря на все попытки её сохранить, законсервировать любыми средствами. Изменения – это естественный ход истории, поскольку цивилизационное многообразие планеты, богатство культур трудно сочетать с политическими, экономическими и другими шаблонами, шаблоны здесь не работают, шаблоны, которые грубо, безальтернативно навязываются из одного центра.

Изъян заложен в самой идее, согласно которой есть одна, пусть и сильная держава с ограниченным кругом приближённых или, как ещё говорят, допущенных к ней государств, и все нормы делового оборота и международных отношений, когда это становится необходимо, трактуются исключительно в интересах этой державы, что называется, работают в одну сторону, игра идёт в одни ворота. Мир, основанный на таких догмах, определённо неустойчив.

Соединённые Штаты, провозгласив победу в холодной войне, объявили себя посланниками Господа на земле, у которых нет никаких обязательств, а есть только интересы, причём эти интересы объявляются священными. Они словно не замечают, что за последние десятилетия на планете сформировались и всё громче заявляют о себе новые мощные центры. Каждый из них развивает свои политические системы и общественные институты, реализует собственные модели экономического роста и, конечно, имеет право на их защиту, на обеспечение национального суверенитета.

Речь идёт об объективных процессах, о поистине революционных, тектонических изменениях в геополитике, глобальной экономике, в технологической сфере, во всей системе международных отношений, где существенно возрастает роль динамичных, перспективных государств и регионов, интересы которых больше невозможно игнорировать.

Повторю: эти изменения носят фундаментальный, поворотный и неумолимый характер. И ошибочно полагать, что время бурных перемен можно, что называется, пересидеть, переждать, что якобы всё вернётся на круги своя, всё будет, как и прежде. Не будет.

Однако похоже, что правящие элиты некоторых западных государств как раз и пребывают в такого рода иллюзиях. Не хотят замечать очевидных вещей, а упорно цепляются за тени прошлого. Например, полагают, что доминирование Запада в глобальной политике и экономике – величина неизменная, вечная. Вечного ничего не бывает.

Причём наши коллеги не просто отрицают реальность. Они пытаются противодействовать ходу истории. Мыслят категориями прошлого века. Находятся в плену своих же собственных заблуждений о странах вне так называемого золотого миллиарда, считают всё остальное периферией, своим задним двором, по-прежнему относятся к ним, как к колонии, а народы, живущие там, считают людьми второго сорта, потому что сами считают себя исключительными. Если они исключительные, значит, все остальные – второго сорта.

Отсюда неуёмное желание наказать, экономически задавить того, кто выбивается из общего ряда, не хочет слепо подчиняться. Более того, они грубо и беспардонно насаждают свою этику, взгляды на культуру и представления об истории, а порой подвергают сомнению суверенитет и целостность государств, создают угрозу их существованию. Достаточно вспомнить судьбу Югославии и Сирии, Ливии и Ирака.

Если же какого-то бунтаря не получается захомутать, усмирить, то его стараются изолировать или, как сейчас говорят, «отменить». В ход идёт всё, даже спорт, олимпийское движение, запрет на культуру, шедевры искусства – по той лишь причине, что их авторы «неправильного» происхождения.

В этом природа и нынешнего приступа русофобии на Западе и безумных санкций против России. Безумных и, я бы сказал, бездумных. Их количество, а также скорость штамповки не знают прецедентов.

Расчёт был понятен: нахрапом, с наскока смять экономику России, за счёт разрушения бизнес-цепочек, принудительного отзыва западных компаний с российского рынка, заморозки отечественных активов ударить по промышленности, финансам, по уровню жизни людей.

Не получилось. Очевидно, это не вышло, не состоялось. Российские предприниматели, органы власти работали собранно, профессионально, граждане проявили сплочённость и ответственность.

Мы шаг за шагом нормализуем экономическую ситуацию. Вначале стабилизировали финансовые рынки, банковскую систему и торговую сеть. Затем начали насыщать экономику ликвидностью и оборотным капиталом для сохранения устойчивости предприятий и компаний, занятости и рабочих мест.

Мрачные прогнозы относительно перспектив российской экономики, которые звучали ещё в начале весны, не сбылись. При этом ясно, зачем раздувалась эта пропагандистская кампания, откуда все эти заклинания и про доллар за 200 рублей, и про крах нашей экономики в целом – всё это было и остаётся орудием информационной борьбы, фактором психологического воздействия на российское общество, на отечественные деловые круги.

Кстати, и некоторые наши эксперты поддались такому внешнему давлению, в своих прогнозах также исходили из неминуемого коллапса российской экономики и критического ослабления национальной валюты – рубля.

Жизнь опровергла подобные предсказания. Однако подчеркну и хотел бы отметить: чтобы и дальше добиваться успеха, мы должны предельно честно и реалистично оценивать ситуацию, быть при этом самостоятельными в своих выводах и, конечно, верить в свои силы – это очень важно. Мы сильные люди и можем справиться с любым вызовом. Как и наши предки, решим любую задачу. Об этом говорит вся тысячелетняя история нашей страны.

Спустя буквально три месяца после массированного пакета санкций мы подавили инфляционный всплеск. После пика в 17,8 процента, как вы знаете, сейчас инфляция составляет 16,7 процента и продолжает снижаться. Экономическая динамика стабилизируется, государственные финансы устойчивы. Я потом проведу сравнение с другими регионами. Да, нам и это многовато, конечно. 16,7 процента – большая инфляция. Мы должны с этим работать и будем это делать и, уверен, добьёмся положительного результата.

По итогам первых пяти месяцев текущего года федеральный бюджет исполнен с профицитом в полтора триллиона рублей, а консолидированный бюджет – с профицитом в 3,3 триллиона рублей. При этом профицит федерального бюджета только в мае составил почти полтриллиона рублей, превысив прошлогоднее майское значение более чем в четыре раза.

Сегодня наша задача – создать условия для наращивания производства, для увеличения предложения на внутреннем рынке и сбалансированно с ростом предложения восстанавливать конечный спрос и банковское кредитование экономики.

Уже сказал: мы приняли специальные меры для пополнения оборотного капитала компаний. В том числе бизнес практически во всех отраслях получил право на отсрочку по страховым взносам за второй квартал текущего года. При этом производственные предприятия имеют более широкие возможности: они смогут воспользоваться отсрочкой и в третьем квартале. По сути, речь идёт о беспроцентном кредите от государства.

В дальнейшем отложенные платежи по страховым взносам не нужно будет выплачивать, что называется, одномоментно. Это можно будет сделать равными долями в течение 12 месяцев начиная с июня следующего года.

Далее. С мая была снижена ставка по льготной ипотеке. Сейчас она составляет девять процентов. При этом сама программа льготной ипотеки продлена до конца текущего года. Как уже говорил, цель такой меры – помочь гражданам в решении жилищных проблем, поддержать строительную и смежные с ней отрасли, а там у нас заняты миллионы работников.

После резкого роста весной процентные ставки в российской экономике постепенно снижаются, Центральный банк опускает ключевую ставку. В этой связи считаю возможным ещё раз снизить ставку по льготной ипотеке, теперь до семи процентов.

Но на что хотел бы обратить внимание? Срок действия программы остаётся прежним – до конца текущего года. Это значит, что те наши граждане, которые хотят улучшить свои жилищные условия по этой льготе, должны ею воспользоваться до конца этого года.

Максимальные суммы кредитов также сохраняются: 12 миллионов рублей для Москвы и Петербурга и шесть миллионов рублей – для остальных субъектов Федерации.

Добавлю, нам важно в целом повышать доступность долгосрочных финансовых ресурсов, кредита для экономики. Уже в ближайшее время акцент в поддержке деловой активности должен смещаться от мер бюджетного стимулирования к механизмам рыночного банковского кредитования.

Этот процесс нужно, безусловно, поддержать. Так, для наращивания возможностей Фабрики проектного финансирования «ВЭБа» выделим 120 миллиардов рублей из Фонда национального благосостояния. Такая мера обеспечит дополнительное кредитование востребованных инициатив, проектов в объёме порядка полутриллиона рублей.

Уважаемые коллеги!

Уже говорил, что экономический блицкриг против России изначально не имел шансов на успех. При этом санкционное оружие, оно, как известно, – и практика последних лет это показывает хорошо, – оно обоюдоострое. Оно наносит сопоставимый, а то и больший даже урон самим же идеологам и конструкторам его.

И речь не только о текущих очевидных последствиях. Нам известно, что среди лидеров европейских стран на уровне неформальных разговоров, что называется, украдкой обсуждаются весьма тревожные перспективы, что санкции могут быть применены не только против России, но и против любого неугодного государства, рано или поздно могут коснуться каждого, включая самих членов Евросоюза и европейских компаний.

Пока до этого дело не дошло, но европейские политики уже нанесли своей экономике серьёзный удар – сами это сделали, своими руками. Мы видим, как обострились социальные и экономические проблемы в Европе, да и в Соединённых Штатах тоже, как растёт стоимость товаров, продуктов питания, электроэнергии и автомобильного топлива, как снижается качество жизни европейцев и утрачивается конкурентоспособность предприятий.

По оценкам экспертов, только прямые, «счётные» потери Евросоюза от санкционной лихорадки за предстоящий год могут превысить 400 миллиардов долларов. Такова цена решений, оторванных от реалий и принятых вопреки здравому смыслу.

Эти издержки напрямую ложатся на население и компании Евросоюза. Рост инфляции в отдельных странах еврозоны уже превысил 20 процентов. Я говорил о нашей инфляции, но страны еврозоны не проводят никаких специальных военных операций, а инфляция выросла там у них – у некоторых – до 20 процентов. У Штатов также неприемлемая, самая высокая за 40 последних лет инфляция.

Да, конечно, инфляция в России также пока находится на двузначных отметках. Однако мы уже провели индексацию социальных выплат и пенсий, повысили минимальный размер оплаты труда и прожиточный минимум, защитили тем самым наименее обеспеченных граждан. А, в свою очередь, высокие процентные ставки позволили сохранить сбережения людей в российской банковской системе.

Конечно, для представителей бизнеса понятно: высокая ключевая ставка прижимает экономику – понятно. Для граждан всё-таки в большинстве случаев это плюс: они вернули значительный объём денег в банки под высокий процент.

В этом главное отличие от стран Евросоюза, где рост инфляции напрямую ведёт к снижению реальных доходов населения и съедает их сбережения, а текущие кризисные явления ложатся бременем прежде всего на малообеспеченных граждан.

Серьёзные долгосрочные последствия имеет и рост издержек европейских компаний, потеря ими российского рынка. Результат здесь очевиден – утрата глобальной конкурентоспособности и системное снижение темпов роста европейской экономики, причём на годы вперёд.

Всё это ведёт к обострению глубинных проблем в западных обществах. Да, конечно, у нас и своих проблем хватает, но вынужден сейчас говорить и об этом, потому что они-то всё время на нас пальцем тыкают, а проблем у них самих достаточно. Я говорил об этом тоже в Давосе. Прямым следствием действий европейских политиков и событий текущего года станет дальнейшее усугубление неравенства в этих странах, что, в свою очередь, будет ещё сильнее раскалывать их общества, причём вопрос не только в уровне благосостояния, но и в ценностных ориентирах различных групп этого общества.

Да, сейчас эти противоречия подавляются, «заметаются под ковёр». Демократические процедуры, выборы в той же Европе, – честно говоря, иногда смотришь на то, что там происходит, какие силы приходят к власти, – всё это похоже на ширму, потому что друг друга у власти меняют похожие как близнецы политические партии. Однако сама суть от этого не меняется. Реальные интересы граждан, национального бизнеса оттесняются всё дальше на задворки, на периферию.

Такой отрыв от реальности, от запросов общества неизбежно приведёт к всплеску популизма и росту крайних, радикальных течений, к серьёзным социально-экономическим изменениям, к деградации, а в недалёкой перспективе и к смене элит. Традиционные партии, как вы видите, проигрывают постоянно. Появляются какие-то новые образования, но, если они мало чем отличаются от традиционных, шансов на выживание у них тоже не много.

Все попытки делать хорошую мину при плохой игре, все разговоры о якобы допустимых издержках во имя псевдоединства не могут скрывать главного: Евросоюз окончательно утратил свой политический суверенитет, а его бюрократические элиты пляшут под чужую дудку, принимая всё, что им скажут сверху, причиняя вред собственному населению и собственной экономике, собственному бизнесу.

Что ещё здесь принципиально важно? Ухудшение ситуации в глобальной экономике – это не вопрос последних месяцев, – сейчас я остановлюсь на вещах, которые считаю чрезвычайно важными, – то, что происходит, не результат последних месяцев, конечно, нет. Тем более – не результат специальной военной операции, которую проводит Россия в Донбассе. Подобные утверждения – это откровенное и сознательное передёргивание фактов.

Резкое усиление инфляции на товарных и сырьевых рынках стало фактом задолго до событий текущего года. Мир в такую ситуацию последовательно загоняла многолетняя безответственная макроэкономическая политика стран так называемой большой семёрки, включая бесконтрольную эмиссию и накапливание необеспеченных долгов. Причём эти процессы лишь ускорились, активизировались с началом пандемии коронавируса ещё в 2020 году, когда в глобальном масштабе кардинально сократились и предложение, и спрос на товары и услуги.

Спрашивается: при чём здесь наша военная операция в Донбассе? Вообще не имеет к этому никакого отношения.

Не придумав или не пожелав использовать другие рецепты, власти ведущих западных экономик просто-напросто запустили печатный станок. Таким нехитрым способом стали покрывать невиданные ранее бюджетные дефициты.

Уже называл эту цифру: за последние два года денежная масса в США выросла более чем на 38 процентов. Ранее десятилетиями такое увеличение было, а здесь за два года 38 процентов – это 5,9 триллиона долларов. Для сравнения, только несколько стран мира имеют валовый внутренний продукт большего размера.

Денежная масса Евросоюза, в свою очередь, также резко возросла за этот период. Её объём увеличился примерно на 20 процентов, или на 2,5 триллиона евро.

В последнее время всё чаще слышу про так называемую, – вы уж меня извините, я не люблю заниматься здесь, да и вообще себя как-то упоминать, но не могу не сказать, – все мы слышим про так называемую путинскую инфляцию на Западе. Я, когда вижу это, всё время думаю: на кого рассчитана эта глупость – на тех, кто читать и писать не умеют, вот и всё. Люди, которые хотя бы умеют читать, понимают, на самом деле что происходит.

Россия, наши действия по освобождению Донбасса здесь абсолютно ни при чём. Сегодняшний рост цен, инфляция, проблемы с продовольствием и топливом, бензином, в энергетике в целом – это результат системных ошибок в экономической политике действующей администрации США и европейской бюрократии. Вот где причины, и только в этом.

Я скажу и про нашу операцию: да, это имело какое-то значение, но корень именно в этом – в их ошибочной экономической политике. Для них начало нашей операции в Донбассе – это спасательный круг, который позволяет им свалить собственные просчёты на других, в данном случае – на Россию. Но все, у кого есть хотя бы начальное школьное образование, понимают истинные причины сегодняшней ситуации.

Напечатали деньги в огромных количествах, а дальше что? Куда потекли все эти средства? Очевидно: в том числе на закупку товаров и услуг за пределами западных стран – вот куда они потекли, эти деньги напечатанные. Они буквально стали «пылесосить», выгребать глобальные рынки. Об интересах других государств, в том числе беднейших, естественно, никто не думал и думать-то не хотел. Им оставляли только, что называется, как у нас в народе говорят, ошмётки, да ещё и по астрономическим ценам.

Так, если в конце 2019 года импорт, завоз товаров в Соединённые Штаты составлял порядка 250 миллиардов долларов в месяц, то к настоящему времени он вырос до 350 миллиардов долларов. Примечательно, что рост составил 40 процентов – в пропорции это как раз и соответствует не обеспеченной ничем накачке долларовой денежной массы последних лет. Напечатали, раздали деньги и за эти деньги выгребли все товары с рынков третьих стран.

Добавлю вот ещё что: Соединённые Штаты долгое время были крупными поставщиками продовольствия на мировом рынке, заслуженно, действительно, заслуженно гордились – и было чем – своим сельским хозяйством, традициями фермерства, это пример для многих, и для нас, кстати говоря, тоже. Но сегодня роль Америки изменилась кардинально. Из нетто-экспортёра продовольствия она превратилась в чистого импортёра. Грубо говоря, печатают деньги и перетягивают на себя товарные потоки, скупая продукты питания по всему свету.

Ещё более высокие темпы наращивания импорта товаров наблюдаются в Евросоюзе. Понятно, что такое резкое увеличение спроса, не обеспеченного товарным предложением, запустило волну дефицитов и глобальную инфляцию. Вот она откуда, эта глобальная инфляция. За последние пару лет в мире подорожало практически всё: сырьё, потребительские товары и особенно продукты питания.

Да, конечно, эти страны, в том числе и Штаты, они продолжают импортировать, но баланс между экспортом и импортом уже в другую сторону: там уже, по-моему, на 17 миллиардов больше импорт, чем экспорт. Вот в чём всё дело.

По данным ООН, ещё в феврале текущего года индекс стоимости продовольствия в мире оказался на 50 процентов выше, чем в мае 2020 года, а сводный индекс сырьевых товаров за тот же период и вовсе удвоился.

В условиях инфляционной бури у многих развивающихся стран возникает резонный вопрос: а зачем обменивать товары на доллары и евро, которые на глазах теряют в весе? Напрашивается вывод: на смену экономики мнимых сущностей неизбежно приходит экономика реальных ценностей и активов.

По данным МВФ, сейчас в глобальных валютных резервах находится 7,1 триллиона долларов и 2,5 триллиона евро, и эти деньги обесцениваются темпом около восьми процентов в год. Но, кроме того, в любой момент они могут быть ещё и конфискованы, украдены, если США что-то не понравится в политике тех или иных государств. Ну, это, по-моему, стало абсолютно реальным для очень многих стран, которые хранят свои золотовалютные резервы в этих валютах.

По оценке экспертов, уже в ближайшие годы, это объективный анализ, будет запущен процесс конвертации глобальных резервов, – просто им деваться некуда при таких дефицитах, – из теряющих свою стоимость валют в настоящие ресурсы, – другие страны, конечно, будут это делать, – такие, как продовольствие, энергоносители, другое сырьё. Очевидно, что этот процесс ещё сильнее подстегнёт глобальную долларовую инфляцию.

Что касается Европы, то здесь дополнительный негативный вклад в раскручивание цен внесла ещё и провальная энергетическая политика, слепая ставка на возобновляемые источники и спотовые поставки природного газа, что привело к резкому росту стоимости энергии, который наблюдается с третьего квартала прошлого года, – повторю вновь, задолго до начала нашей операции на Донбассе. Мы здесь совершенно ни при чём. Сами натворили дел там, цены взлетели до небес, и ищут виновных опять.

Просчёты Запада не только сказались на росте себестоимости многих товаров и услуг, но также привели к снижению объёмов выпуска удобрений, прежде всего азотных, производимых из природного газа. В целом только с середины прошлого года по февраль текущего глобальные цены на удобрения выросли более чем на 70 процентов.

К сожалению, предпосылок для изменения подобных ценовых тенденций на сегодняшний день нет. Напротив, на этом фоне блокируется работа предприятий и логистика поставок удобрений из России и Белоруссии. Тем самым ситуация ещё больше загоняется в тупик.

Просчитать дальнейшее развитие событий несложно. Нехватка удобрений означает снижение урожайности, а значит, повысятся риски недопоставок продовольствия на мировой рынок, цены пойдут ещё сильнее вверх, что грозит голодом прежде всего в беднейших странах, и это будет целиком на совести администрации Соединённых Штатов и евробюрократии.

Ещё раз подчеркну: эта проблема появилась не сегодня, не за последние три-четыре месяца, и абсолютно точно она возникла не по вине России, как сейчас заявляют некоторые демагоги, пытаясь переложить ответственность за всё происходящее в мировой экономике на нашу страну.

Конечно, нам, может быть, было бы и приятно услышать, что мы такие могучие и всемогущие: инфляцию вздуваем до небес на Западе, в США, в Европе, ещё что-то там творим такое, что всех лихорадит. Может быть, это было бы нам и приятно – чувствовать такое могущество, но это не соответствует действительности. Ситуация зрела годами, подстёгивалась недальновидными действиями тех, кто привык решать свои проблемы за чужой счёт, кто полагался и до сих пор полагается на механизм финансовой эмиссии, чтобы перекупать, перетягивать на себя торговые потоки и тем самым обострять дефициты и провоцировать гуманитарные катастрофы в отдельных регионах мира. Хочу добавить: это, по сути, всё та же грабительско-колониальная политика, но, конечно, в новом виде, в новом издании, гораздо более тонкая и изощрённая. Сразу и не поймёшь, что происходит.

Сейчас важнейшая задача для всего мирового сообщества – нарастить поставки продуктов питания на глобальный рынок, в том числе обеспечить потребности стран, особенно нуждающихся в продовольствии.

Россия, обеспечивая свою внутреннюю продовольственную безопасность, свой внутренний рынок, способна значительно увеличить экспорт продовольствия и удобрений. Например, объём наших поставок зерна в будущем сезоне может вырасти до 50 миллионов тонн.

В приоритетном порядке будем направлять свои поставки в те страны, где наиболее высока потребность в продовольствии и где существуют риски увеличения числа голодающих. В первую очередь речь идёт об африканских странах и регионе Ближнего Востока.

Вместе с тем здесь есть сложности, также возникающие не по нашей вине. Да, формально на российское зерно, продовольствие и удобрения… Кстати говоря, американцы ввели санкции на наши удобрения, за ними европейцы. Потом американцы взяли и отменили – поняли, куда попали. А европейцы – нет. У них бюрократия просто работает, как жернова на мельнице XVIII века. Поэтому все понимают, что глупость сделали, но как-то открутить назад уже сложно по бюрократическим соображениям.

Так вот, повторю, Россия готова внести свой вклад в балансировку мировых рынков сельхозпродукции, и мы, конечно, приветствуем открытость к диалогу по этому вопросу со стороны коллег из ООН, которые понимают остроту глобальной проблемы продовольствия. Предметом для такого разговора может быть создание нормальных условий – логистических, финансовых, транспортных – для наращивания российского экспорта продуктов питания и удобрений.

Что касается – не могу об этом тоже не сказать, спекуляций, к сожалению, на этот счёт тоже очень много – украинских поставок продовольствия на мировые рынки: мы не препятствуем. Ради бога. Не мы же заминировали черноморские порты Украины. Пусть разминируют и вывозят. Мы обеспечим безопасность проводки этих гражданских судов. Вопроса нет вообще никакого.

Но о чём идёт речь? По оценкам Минсельхоза США, это шесть миллионов тонн пшеницы; по нашим оценкам, где-то пять. И ещё где-то семь миллионов тонн кукурузы. И всё. А если иметь в виду, что в мире производится 800 миллионов тонн пшеницы, то пять миллионов тонн для мирового рынка, как вы понимаете, погоды не делают вообще никакой.

Тем не менее возможности вывоза есть, причём не только через черноморские порты. Пожалуйста, через Белоруссию вывозите – самый дешёвый путь, кстати говоря. Через Польшу, Румынию – сколько угодно. Там пять или шесть вариантов вывозки.

Дело не в нас, дело в адекватности людей, которые находятся у власти в Киеве. Пусть решают, как им поступить, и в данном случае хотя бы не ориентируются на своих хозяев из-за границы, из-за рубежа, из-за океана.

Но есть ещё и другая опасность, что зерно это пойдёт в оплату поставляемого оружия. Это совсем будет тогда грустно.

Уважаемые друзья!

Как уже сказал, современный мир проходит эпоху кардинальных перемен. Ломаются, дают сбои международные институты. Гарантии безопасности девальвируются. Запад принципиально отказался исполнять взятые на себя ранее обязательства. Достичь с ним каких-либо новых договорённостей оказалось просто невозможно.

В сложившейся ситуации, на фоне возрастающих для нас рисков и угроз, решение России о проведении специальной военной операции было вынужденным. Трудным, безусловно, но вынужденным и необходимым.

Это решение суверенной страны, у которой есть безусловное право, основанное, кстати говоря, на Уставе ООН, – отстаивать свою безопасность. Решение, направленное на защиту наших граждан, жителей народных республик Донбасса, которые на протяжении восьми лет подвергались геноциду со стороны киевского режима и неонацистов, получивших полное покровительство Запада.

Запад не только стремился реализовать сценарий «анти-России», но и вёл активное военное освоение украинской территории, буквально накачивал Украину оружием и военными советниками. Продолжает это делать и сейчас. На развитие экономики, на благополучие живущих там людей вообще, честно говоря, никто внимания и не обращает, просто наплевательски к этому относятся, никак, а вот на создание плацдарма НАТО на востоке, направленного против России, на взращивание агрессии, ненависти и русофобии денег не жалели и не жалеют.

Сегодня наши солдаты и офицеры, ополченцы Донбасса сражаются, чтобы защитить своих людей. Отстаивают право России на свободное и безопасное развитие как большой многонациональной страны, которая сама принимает решения, сама определяет своё будущее, опирается на свою историю, культуру и традиции и отвергает всяческие попытки навязать извне псевдоценности расчеловечивания и нравственной деградации.

Все задачи специальной военной операции безусловно будут решены. И залогом тому – мужество и героизм наших воинов, консолидация российского общества, чья поддержка даёт силы и уверенность армии и флоту России, глубокое понимание правоты, исторической справедливости нашего дела – строительства и укрепления сильной суверенной державы, России.

Что хочу подчеркнуть? Суверенитет в XXI веке не может быть частичным, фрагментарным. Все его элементы одинаково важны, они усиливают, дополняют друг друга.

Поэтому нам важно не только отстаивать свой политический суверенитет, национальную идентичность, но и укреплять всё то, что определяет экономическую самостоятельность страны, её финансовую, кадровую, технологическую самостоятельность и независимость.

Сама конструкция западных санкций была построена на ложном тезисе, что Россия с точки зрения экономики не суверенна, критически уязвима. Они настолько увлеклись распространением мифов об отсталости России, о слабости её позиций в мировом хозяйстве и торговле, что сами, судя по всему, в это поверили.

Планируя свой экономический блицкриг, они не замечали, попросту игнорировали реальные факты, то, как изменилась наша страна за последние годы.

И такие перемены – результат нашей плановой работы по созданию устойчивой макроэкономической конструкции, по обеспечению продовольственной безопасности, реализации программ импортозамещения, формированию собственной платёжной системы и так далее.

Конечно, санкционные ограничения поставили перед страной много непростых задач. Часть предприятий продолжает испытывать проблемы с комплектующими. Целый ряд технологических решений стали недоступны для наших компаний. Нарушена логистика.

Но, с другой стороны, всё это открывает для нас новые возможности – мы часто говорим об этом, но это действительно так. Всё это является стимулом к построению экономики, обладающей полным, а не частичным технологическим, производственным, кадровым, научным потенциалом и суверенитетом.

Конечно, такую комплексную задачу невозможно решить, что называется, в один момент. Нужно продолжать системную работу, рассчитанную на перспективу. Именно так и действует Россия, реализуя долгосрочные планы развития отраслей экономики, укрепления социальной сферы. И нынешние испытания лишь вносят коррективы и уточнения в эти планы, но не меняют их стратегическую направленность.

И сегодня хотел бы остановиться на ключевых принципах, на основе которых будет развиваться наша страна, наша экономика.

Первый – это открытость. По-настоящему суверенные государства всегда настроены на равноправное партнёрство, на то, чтобы вносить свой вклад в глобальное развитие. И, напротив, тот, кто слаб и зависим, как правило, занят поиском врагов, насаждением ксенофобии либо окончательно теряет свою самобытность, самостоятельность, слепо следуя за сюзереном.

Россия – несмотря на то что наши западные, так скажем, друзья буквально мечтают об этом – никогда не пойдёт по пути самоизоляции и автаркии. Более того, мы расширяем и будем расширять взаимодействие со всеми, кто в этом заинтересован, кто хочет с нами работать. Таких много, не буду перечислять. Это подавляющее большинство людей на земле. Сейчас не буду перечислять все эти страны, все знают об этом. 

Не скажу ничего нового, если напомню, что все, кто хочет продолжать работать и работает с Россией, подвергается неприкрытому давлению со стороны Соединённых Штатов и Европы, порой даже доходит до прямых угроз. Однако такой шантаж мало что значит, когда речь идёт о странах, во главе которых стоят настоящие лидеры, которые чётко понимают, где чужие, а где национальные, собственные интересы, интересы своих народов.

Россия будет наращивать с такими государствами экономическое сотрудничество, продвигать совместные проекты. При этом, конечно же, мы будем взаимодействовать и с западными компаниями, которые, несмотря на беспрецедентное «выкручивание рук», продолжают успешно работать на российском рынке, такие тоже есть.

Прочной, предсказуемой основой для углубления международной кооперации видим развитие удобной и независимой платёжной инфраструктуры в национальных валютах. А чтобы помочь компаниям наших стран наладить логистические, кооперационные связи, формируем развитие транспортных коридоров, увеличиваем пропускную способность железных дорог, перевалочные мощности портов в Арктике, на восточном, южном и других направлениях. В том числе в Азово-Черноморском и Каспийском бассейнах они станут важнейшим участком коридора Север – Юг, который обеспечит устойчивые каналы коммуникаций с Ближним Востоком и Южной Азией. Рассчитываем, что уже в скором времени грузопоток по этому маршруту начнёт уверенно расти.

Но важна не только международная торговля. Россия намерена наращивать научное, технологическое, культурное, гуманитарное и спортивное сотрудничество на принципах равноправия и уважения партнёров. При этом наша страна будет стремиться к ответственному лидерству по всем этим направлениям.

Второй принцип нашего долгосрочного развития – это опора на предпринимательские свободы. Каждая частная инициатива, направленная на пользу России, должна получить максимальную поддержку и пространство для реализации.

Пандемия и текущие события подтвердили, насколько важны гибкость и свобода в экономике. Именно частный бизнес – в жёстких условиях, на фоне попыток любыми способами сдержать наше развитие – доказал, что способен конкурировать на глобальных рынках. Адаптация к быстро меняющимся внешним условиям тоже происходит за счёт частного бизнеса. Необходимо обеспечивать динамичное развитие экономики, конечно, с опорой на частный бизнес.

Мы продолжим снижать административную нагрузку. Так, с 2016 по 2018 год у нас действовал мораторий на плановые проверки малого бизнеса. В дальнейшем он был продлён, в общей сложности до конца 2022 года. В 2020 году этот мораторий охватил и средние компании. Кроме того, почти в четыре раза снизилось количество внеплановых проверок.

Но мы пошли ещё дальше и в марте текущего года отказались от плановых проверок всех предпринимателей, независимо от величины бизнеса, с одним условием: если их деятельность не связана с высоким риском причинения вреда гражданам и окружающей среде. В итоге сейчас количество плановых проверок по сравнению с прошлым годом сократилось в шесть раз.

Почему сейчас говорю об этом так подробно? Дело в том, что после введения мораториев на проверки количество нарушений со стороны предпринимателей – вот такой результат – не выросло, а снизилось, количество нарушений снизилось. Это говорит о зрелости и ответственности российского бизнеса. Его нужно мотивировать, а, конечно, не принуждать к соблюдению норм и требований.

А значит, есть все основания сделать ещё один, кардинальный шаг вперёд: навсегда, на постоянной основе отказаться от проведения большинства проверок всего российского бизнеса, деятельность которого не связана с высокими рисками причинения вреда. Всем уже давно понятно: нет необходимости ходить и проверять всех подряд. Должен работать риск-ориентированный подход. Прошу Правительство определить конкретные параметры такой реформы в ближайшие месяцы.

И здесь – ещё одна очень чувствительная для бизнеса тема, а сегодня это и вопрос нашей национальной безопасности и экономической устойчивости. Чтобы сократить, свести к минимуму разного рода злоупотребления, лазейки для давления на предпринимателей, мы последовательно убираем размытые нормы уголовного законодательства в части так называемых экономических составов.

В марте подписан закон, по которому уголовные дела в отношении предпринимателей по налоговым составам могут возбуждаться только по представлению налоговой службы – и никак иначе. В ближайшее время должен быть принят законопроект о сокращении сроков давности по налоговым преступлениям, а также об отказе в возбуждении уголовных дел после полного погашения налоговой недоимки.

В целом нужно аккуратно, но вместе с тем основательно подойти к декриминализации целого ряда так называемых экономических составов. Например, тех, которые касаются работы без лицензии или аккредитации. Сейчас это очень тонкий вопрос из-за нелегитимного поведения наших западных партнёров, например, которые отказывают в предоставлении таких лицензий.

В подобных случаях наши государственные органы не должны, что называется, собственными руками подводить российский бизнес под статью, притом что реальной вины наших предпринимателей тут нет. Понимаете, о чём речь. Те, кто работают в малом бизнесе, тоже прекрасно это понимают. Лицензия закончилась, партнёры западные не продлевают – ну что им делать? Сворачивать бизнес, что ли? Как бы не так, путь работают. Надо, конечно, под контролем всё держать государства, но не мешать им работать.

Также следует подумать о повышении порога привлечения к ответственности при неуплате таможенных и других обязательных платежей. Кроме того, у нас давно не менялись параметры определения крупного и особо крупного ущерба, несмотря на накопленную инфляцию. Такое несоответствие нормы закона жизненным реалиям, безусловно, нуждается в корректировке. С 2016 года по сегодняшний накоплена инфляция около 50 процентов, а эти параметры не менялись – надо поменять, конечно.

Наконец, необходимо пересмотреть основания для заключения предпринимателей под стражу и для продления сроков предварительного следствия. Не секрет, что очень часто эти нормы применяются там, где нет объективной необходимости.

В результате ещё на этапе следствия предприятия вынуждены приостанавливать свою деятельность или вовсе закрываться. В этом случае – помимо прямых убытков и утраты рыночных позиций, рабочих мест – под ударом оказывается репутация компаний и их руководителей.

Обращаю внимание правоохранительных структур: необходимо покончить с такой практикой. И прошу Правительство совместно с Верховным Судом подготовить соответствующие поправки в закон. Прошу провести эту работу до 1 октября текущего года.

Дополнительно по линии Совета Безопасности дано специальное поручение по анализу ситуаций, когда уголовные дела возбуждаются, но не доводятся до суда. Количество таких случаев за последние годы существенно выросло. Что за этим стоит, всем понятно. Нередко дело заводится без достаточных оснований либо используется для давления на компании или конкретных физических лиц. Осенью отдельно обсудим эту тему и примем дополнительные решения в части законодательства и организации работы правоохранительных органов.

Безусловно, большая роль в создании современной деловой среды принадлежит региональным управленческим командам. На площадке Петербургского форума традиционно отмечаю те субъекты Федерации, которые добились значимого прогресса в Национальном рейтинге инвестиционного климата, который ведёт Агентство стратегических инициатив.

Здесь у нас есть изменения в первой тройке. К Москве и Татарстану, которые продолжают лидировать, в этом году присоединилась Московская область. За год она поднялась с восьмого места в лидеры, в тройку. В лидерах рейтинга также Тульская, Нижегородская, Тюменская, Новгородская, Сахалинская области, Санкт-Петербург и Башкортостан.

Отдельно хотел бы отметить регионы с наибольшим прогрессом: это Курганская область – рост на 36 позиций, Пермский и Алтайский край – рост на 26 позиций, Ингушетия – на 24 позиции, и Ивановская область, которая поднялась на 17 позиций.

Я хочу поблагодарить и поздравить наших коллег в регионах за эту работу.

И конечно, в зоне особого внимания федерального Правительства, региональных, муниципальных команд должна быть поддержка деловых инициатив граждан в малых городах и отдельных населённых пунктах, отдалённых районах. Такие примеры успеха у нас тоже есть. В том числе речь идёт о создании востребованного программного обеспечения, о продаже экологически чистых продуктов, товаров собственного производства по всей стране через отечественные интернет-площадки.

Важно создавать здесь новые возможности, внедрять современные форматы торговли, включая электронные площадки, как я уже сказал, снижать логистические, транспортные и другие издержки, в том числе используя модернизированные отделения «Почты России».

Нужно также помочь сотрудникам небольших компаний, самозанятым гражданам, начинающим предпринимателям с получением дополнительных навыков и компетенций. Соответствующие меры, нацеленные именно на небольшие города, сельскую местность, отдалённые районы и территории, прошу включить специальной строкой в национальный проект по развитию малого и среднего предпринимательства.

Хотел бы сегодня обратиться и к нашим руководителям, собственникам крупных компаний – крупным нашим предпринимателям, управленцам.

Уважаемые коллеги, друзья!

Настоящий, прочный успех, чувство достоинства и самоуважения приходят только тогда, когда ты связываешь своё будущее, будущее своих детей со своей Родиной. Мы со многими поддерживаем отношения в течение длительного времени, и я знаю настроения многих наших руководителей компаний и собственников. От вас слышал много раз, что бизнес – это гораздо больше, чем извлечение прибыли, так оно и есть, а изменение жизни вокруг, вклад в развитие родного города, региона, страны в целом – чрезвычайно важная вещь для самореализации, служение людям и обществу ничем не заменишь. В этом и весь смысл жизни, весь смысл работы заключается.

Последние события только подтвердили то, о чём постоянно говорил ранее: дома надёжнее. Те, кто не захотел услышать этот очевидный посыл, потеряли на Западе сотни миллионов, если не миллиарды долларов, – вот таким оказалось якобы тихое убежище для капиталов.

Ещё раз хочу сказать коллегам, в том числе тем, кто находится и в зале, и тем, кого нет сегодня здесь: не наступайте, пожалуйста, на старые грабли. Наша страна обладает гигантским потенциалом, и задач, требующих приложения сил, непочатый край. Инвестируйте здесь, вкладывайте в создание новых предприятий и рабочих мест, в развитие туристической инфраструктуры, поддерживайте школы, университеты, здравоохранение и социальную сферу, культуру и спорт. Я знаю, что многие так и делают, я знаю – просто хочу ещё раз это подчеркнуть.

Именно так высоко понимали свою миссию Бахрушины и Морозовы, Щукины и Рябушинские, Акчурины и Галеевы, Апанаевы и Мациевы, Мамонтов, Третьяков, Арсанов, Дадашев, Гаджиев. Многие русские, татарские, бурятские, чеченские, дагестанские, якутские, осетинские, еврейские, армянские и другие купеческие и предпринимательские семьи, которые и прямых наследников не обидели, и навсегда вписали своё имя в историю нашей страны.

Кстати говоря, что хотел бы ещё подчеркнуть. Для наследников, возможных наследников капитала ещё неизвестно, что важнее: доставшиеся им деньги, имущество или доброе имя и заслуги их предков перед страной. Это уже точно никто не промотает, извините за моветон, никто не пропьёт.

А то, что останется с будущими поколениями наследников, – доброе имя навсегда останется с ними. И это уже точно пойдёт с ними по жизни, из поколения в поколение, будет им помогать, поддерживать по жизни, делать их сильнее, чем даже деньги, которые им могут достаться в наследство, или имущество.

Уважаемые коллеги!

Третий принцип нашего долгосрочного развития – это ответственная и сбалансированная макроэкономическая политика. Во многом именно такая линия позволила нам выдержать беспрецедентное санкционное давление. Но повторю, для нас эта политика важна не только для ответа на текущие вызовы, но и в долгосрочной перспективе. Мы не будем повторять печальный опыт западных коллег, которые раскручивали инфляционную спираль и разбалансировали свои финансы.

Наша цель – уверенное развитие экономики на годы вперёд, снижение инфляционного бремени на граждан и бизнес, достижение в средне- и долгосрочной перспективе целевого уровня инфляции в четыре процента. Я с инфляции почти начал и сейчас хотел об этом сказать: четыре процента – у нас такая цель остаётся.

Уже поручил Правительству подготовить предложения по новым бюджетным правилам. Они должны обеспечить предсказуемость бюджетной политики, создать условия для максимального использования внешнеэкономической конъюнктуры. Всё это нужно, чтобы укрепить фундамент экономического роста, решать инфраструктурные и технологические задачи, что является базой для повышения благополучия граждан.

Да, некоторые мировые резервные валюты сейчас занимаются самоубийством, это очевидно, в любом случае суицидальные настроения у них налицо. Конечно, «стерилизовать» нашу денежную массу с их помощью сегодня бессмысленно. Но главный принцип – тратить, исходя из понимания того, сколько заработали, остаётся, и его никто не отменял. Мы это понимаем.

Четвёртый принцип нашего развития – это социальная справедливость. У роста экономики и деловой инициативы, индустриальных возможностей и научно-технологического потенциала страны должно быть мощное социальное воплощение. Такое развитие должно вести к сокращению неравенства, а не к его усугублению, как это происходит в некоторых других странах. Да и мы, честно сказать, тоже не являемся чемпионами по решению этих задач, у нас здесь много вопросов и проблем остаётся.

Снижение бедности и неравенства – это спрос на отечественную продукцию, причём по всей территории страны, а значит, и сокращение разрыва в потенциале регионов, создание новых рабочих мест именно там, где они нужнее всего, в целом определяющее условие для дальнейшего экономического развития.

Подчеркну: позитивная динамика реальных доходов граждан, снижение уровня бедности является главным показателем эффективности работы органов власти и государства в целом. Причём ощутимых результатов здесь, несмотря на все объективные трудности, необходимо добиваться уже в текущем году, и такая задача перед Правительством поставлена.

Повторю, мы адресно поддерживаем наиболее уязвимые группы граждан: пенсионеров, семьи с детьми, а также тех, кто находится в трудной жизненной ситуации.

Ежегодно увеличиваются пенсии темпами выше инфляции. В текущем году они были повышены дважды, в том числе с 1 июня на дополнительные десять процентов.

Одновременно с пенсиями на десять процентов повышен минимальный размер оплаты труда, а также прожиточный минимум, на который завязаны многие другие социальные пособия и выплаты, они, соответственно, тоже должны вырасти, что напрямую затрагивает доходы около 15 миллионов человек.

За последние годы мы выстроили целостную систему поддержки нуждающихся семей с детьми. Помощь от государства можно получить женщине начиная с ранних сроков беременности и до достижения ребёнком 17 лет.

Благополучие людей, их достаток – важнейший фактор демографического развития, и здесь с учётом наложившихся негативных демографических волн ситуация крайне сложная. В апреле в России родилось менее ста тысяч детей, это почти на 13 процентов меньше, чем в апреле 2020 года.

Прошу Правительство постоянно держать на контроле разработку дополнительных мер поддержки семей с детьми. Они должны носить кардинальный характер, соразмерный масштабу чрезвычайного демографического вызова, с которым мы сталкиваемся.

Будущее России – это семья с двумя, тремя и большим числом детей. Поэтому речь должна идти не только о прямой финансовой поддержке – нам нужно нацелить, настроить на запросы семей с детьми систему здравоохранения, образования, все сферы, определяющие качество жизни людей.

На решение такой задачи в том числе направлена национальная социальная инициатива, которую региональные команды и АСИ реализуют вместе. Осенью оценим результаты такой работы, подведём итоги рейтинга качества жизни в регионах, чтобы максимально широко по всей стране использовать лучшие опыты и практики.

Ещё один, пятый, принцип, на котором Россия выстраивает свою экономическую политику, – это опережающее развитие инфраструктуры.

Мы уже увеличили прямые бюджетные расходы на укрепление транспортных артерий. В следующем году стартует масштабный план по строительству и ремонту опорной сети федеральных и региональных автодорог. За пять лет не менее 85 процентов её протяжённости должно быть приведено в нормативное состояние.

Активно используется такой новый инструмент, как инфраструктурные бюджетные кредиты. Они выдаются на 15 лет по ставке три процента. Уже говорил, что спрос на них оказался гораздо выше, чем мы изначально планировали. У регионов много проработанных, перспективных проектов – нельзя откладывать их запуск. Мы ещё подумаем, что с этой мерой поддержки делать. Вчера вечером ещё дискутировали на этот счёт. Во всяком случае, сейчас только констатирую, что этот инструмент работает надёжно.

Отдельный вопрос – модернизация жилищно-коммунального хозяйства. Здесь накопилось много проблем. Отрасль хронически недоинвестирована – по оценкам, на 4,5 триллиона рублей. Свыше 40 процентов сетей подлежит замене. Отсюда низкая эффективность и большие потери. При этом ежегодно ветшает, приходит в негодность порядка трёх процентов сетей, а заменяются на новые не более двух процентов, то есть проблема из года в год усугубляется.

Предлагаю консолидировать ресурсы и запустить комплексную программу модернизации ЖКХ, синхронизировать её с другими планами инфраструктурного развития, а также капитального ремонта жилого фонда. Задача – кардинально изменить ситуацию, последовательно снижать долю устаревших сетей, так же как мы это делаем, расселяя аварийное жильё и ремонтируя дороги. Подробно обсудим вопросы ЖКХ и развития строительного комплекса с губернаторами на заседании Президиума Госсовета на следующей неделе.

Кроме того, отдельно предлагаю нарастить объём ресурсов на проекты по созданию комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях. У нас хорошо эта программа работает. Предлагаю направить на эти цели ещё по десять миллиардов рублей ежегодно в 2023–2024 годах.

Дополнительные средства выделим на обновление городов Дальнего Востока. Прошу Правительство в рамках программ инфраструктурных бюджетных кредитов и модернизации ЖКХ, а также других программ развития предусмотреть на эти цели специальные лимиты.

Безусловным приоритетом для нас является комплексное обустройство и развитие сельских территорий. Люди, которые работают на селе, кормят страну, а как сейчас видно, и значительную часть мира, должны жить в комфортных, достойных условиях. В этой связи прошу Правительство выделить дополнительные средства на профильную программу. Финансовым источником здесь могут стать экспортные пошлины от продажи продукции сельского хозяйства. Это постоянный источник. Конечно, он может колебаться, но зато будет постоянно действующим.

При этом отдельно предлагаю расширить программы реконструкции и модернизации сельских домов культуры, а также региональных и муниципальных театров и музеев, выделив на эти цели по шесть миллиардов рублей в 2023 и 2024 годах.

Исключительно востребованная, важная для людей задача – то, что я сейчас сказал в области культуры. Приведу совсем недавний пример: в ходе награждения медалями Героя Труда один из награждённых из Якутии – Владимир Африканович Михайлов, в закрытой части прямо попросил помочь со строительством дома культуры в его родном селе. Конечно, мы это обязательно сделаем. Но то, что люди говорят об этом на всех уровнях, говорит о том, что это в высшей степени востребовано.

Сделаю также небольшое отступление, которое уместно сейчас, с началом лета – традиционной поры отпусков у нас, в России.

С каждым годом всё больше туристов стремится посетить красивейшие природные места нашей страны: национальные парки, заказники, заповедники. По оценке, в текущем году такой турпоток превысит 12 миллионов человек. Важно, чтобы и государственные органы, и бизнес, и туристы знали, что допустимо, а что нельзя делать на этих территориях, где можно возводить туристические объекты, а где это категорически запрещено, где это создаёт риски для уникальных и ранимых экосистем.

В Государственной Думе уже рассматривается законопроект, который призван отрегулировать организацию туризма на особо охраняемых территориях, создать цивилизованную основу для такой деятельности.

В этой связи хотел бы обратить внимание вот на что: все принимаемые здесь решения должны быть просчитанными и взвешенными, надо подойти к этому серьёзно.

Особо отмечу задачу по сбережению и сохранению Байкала. В частности, на это нацелен уникальный проект комплексного развития города Байкальска, который должен стать эталоном рачительного, эколого-ориентированного хозяйствования.

Задача не только ликвидировать накопленный вред природе от деятельности Байкальского ЦБК, но и вывести город на принципиально иной уровень жизни, сделать его визитной карточкой российского экологического туризма. Проект должен быть реализован с привлечением самых передовых технологий, экологически чистых источников энергии.

В целом будем развивать чистые технологии, чтобы добиваться поставленных целей по экологической модернизации предприятий, снижать вредные выбросы в атмосферу, особенно в крупных индустриальных центрах. Мы также продолжим работу в рамках проектов экономики замкнутого цикла, «зелёных» проектов и сохранения климата, о чём подробно говорил здесь, на площадке форума, ещё в прошлом году.

В этой связи шестой, на мой взгляд, сквозной, объединяющий нашу работу принцип развития – это достижение настоящего технологического суверенитета, создание целостной системы экономического развития, которая по критически важным составляющим не зависит от иностранных институтов. Нам нужно выстраивать все сферы жизни на качественно новом технологическом уровне и при этом быть не просто пользователями чужих решений, а иметь технологические ключи к созданию товаров и услуг следующих поколений.

В последние годы мы много внимания уделяли импортозамещению, добились успехов по целому ряду направлений: в АПК, в производстве лекарств, медицинского оборудования, в оборонно-промышленном комплексе, в ряде других областей.

Но, и хотел бы это подчеркнуть, у нас много дискуссий в обществе на этот счёт, импортозамещение – это не панацея, не кардинальное решение. Если мы будем лишь повторять других, пытаться заменить, пусть и самыми качественными копиями, чужие товары, то рискуем оказаться в позиции постоянно догоняющих, а надо быть на шаг впереди, создавать собственные конкурентные технологии, товары и сервисы, которые способны стать новыми мировыми стандартами.

Напомню в этой связи, что Сергей Павлович Королёв не пошёл по пути копирования и частичного улучшения трофейной ракетной техники, а смотрел в будущее и предложил уникальную пакетную схему для создания ракеты Р-7, открыл человечеству дорогу в космос, по факту задал стандарт для всего мира, причём на десятилетия вперёд.

Именно так, на опережение работали в своё время основатели многих советских научных программ, и сейчас, опираясь на такие заделы, наши конструкторы достойно идут вперёд. Благодаря им Россия обладает гиперзвуковым оружием, аналогов которому до сих пор нет ни в одной стране мира. «Росатом» удерживает лидирующие позиции в атомных технологиях и развивает атомный ледокольный флот. Многие российские решения по искусственному интеллекту и обработке больших данных являются лучшими в мире.

Повторю, технологическое развитие – это сквозное направление, которое определит не только текущее десятилетие, но и весь XXI век. Подробно, в деталях обсудим тему построения новой технологической экономики – техноэкономики – на ближайшем Совете по стратегическому развитию. Здесь много тем для дискуссий, а главное – для принятия управленческий решений. Имею в виду развитие инженерного образования и трансферт научных разработок в реальную экономику, обеспечение финансовыми ресурсами быстрорастущих, высокотехнологичных компаний. Обсудим также развитие сквозных технологий и ход работы проектов цифровой трансформации отдельных отраслей.

Подчеркну, производить всё и вся, конечно же, невозможно, да и не нужно. Однако нам необходимо обладать всеми критически важными технологиями, чтобы при необходимости в короткие сроки наладить собственное производство любой продукции. Именно так мы поступали, когда быстро обеспечили выпуск вакцин от коронавируса, а сейчас развернули производство многих других видов продукции и услуг.

Например, после ухода с российского рынка недобросовестных партнёров «КамАЗа» их нишу теперь занимают отечественные компании. Причём речь идёт о поставках комплектующих не только для традиционных моделей завода, но и для перспективных серий – магистральных, транспортных и тяжёлых автомобилей.

Отмечу и платёжную систему карты «Мир», которая успешно заменила на внутреннем рынке компании Visa и MasterCard, а теперь расширяет свою географию, шаг за шагом получает международное признание.

Другой пример – Петербургский тракторный завод. Его бывший зарубежный партнёр отказался продавать двигатели и проводить их гарантийное обслуживание. Выручили кто? Моторостроители Ярославля и Тутаева: наладили поставку своих двигателей. В итоге производство сельхозмашин на Петербургском тракторном заводе в марте – апреле текущего года стало рекордным для предприятия – не снизилось, а стало рекордным, увеличилось.

Таких позитивных практик, историй успеха, уверен, будет становиться всё больше.

Повторяю, Россия обладает кадровыми, научными, технологическими заделами для освоения продукции, которая сейчас особенно востребована, включая бытовую и строительную технику, промышленное и сервисное оборудование.

Задача сегодняшнего дня в том, чтобы нарастить мощности, в сжатые сроки наладить необходимые линии. И один из ключевых вопросов – это комфортные условия для работы предприятий, а также наличие подготовленных производственных площадок.

Прошу Правительство к осени представить ключевые параметры нового режима работы промышленных кластеров. Что здесь важно?

Первое – финансирование. Проекты, запускаемые в таких кластерах, должны получить долгосрочный доступный кредитный ресурс сроком до десяти лет и по ставке не более семи процентов годовых в рублях. Проговорили все эти вопросы, в том числе и с нашим экономическим блоком. Все согласны, будем делать.

Второе – налогообложение. В кластерах нужно обеспечить низкий уровень условно постоянных налогов, в том числе страховых взносов.

Третье – это поддержка производства на стартовой, ранней стадии, формирование пакета заказов, в том числе предоставление субсидий на покупку готовой продукции таких предприятий. Вопрос непростой, но думаю, что субсидии потребуются. Они нужны для того, чтобы рынок обеспечить. Надо это просто проработать спокойно.

Четвёртое – упрощённое администрирование, включая минимум либо полное отсутствие проверок, а также работа предприятий в режиме комфортного и необременительного налогового и таможенного мониторинга.

Пятое и, возможно, самое важное – необходимо создать механизмы гарантированного долгосрочного спроса на новую инновационную продукцию, которая только выходит на рынок. Обращаю внимание Правительства: такой льготный режим и соответствующие промышленные кластеры должны заработать уже с 1 января 2023 года.

Что в этой связи хочу сказать. И новые, и уже действующие точки индустриального роста должны притягивать к себе малый бизнес, вовлекать его в свою орбиту. При этом для предпринимателя, для небольших организаций важно видеть горизонт, понимать перспективы.

В связи с этим, конечно, прошу Правительство совместно с корпорацией МСП [Федеральной корпорацией по развитию малого и среднего предпринимательства] и нашими крупнейшими компаниями запустить инструмент долгосрочных договоров компаний с госучастием с субъектами малого и среднего предпринимательства. Таким образом, на годы вперёд будет гарантирован спрос на продукцию таких предприятий, при этом поставщики смогут уверенно брать на себя обязательство создать новое или расширить действующее производство под этот заказ.

Добавлю, что мы уже серьёзно сократили сроки строительства промышленных объектов, убрали лишние обременительные процедуры, но здесь есть ещё большие резервы, есть над чем работать, есть куда двигаться. Так, создание производственных корпусов с нуля всё ещё требует от полутора до трёх лет, при этом приобретение готовых площадей сдерживают пока ещё высокие ставки по кредитам.

В этой связи – чтобы отечественный бизнес мог быстро развернуть выпуск необходимой продукции – предлагаю запустить принципиально новый инструмент: промышленную ипотеку. Речь идёт о льготных долгосрочных кредитах по ставке пять процентов годовых. Право на такие кредиты получат предприятия, которые планируют купить готовые площади для производства. Прошу Правительство не затягивая отработать все детали с банковским сектором России, чтобы уже в ближайшее время промышленная ипотека заработала в полном объёме.

Уважаемые друзья!

Скорость и масштаб изменений в глобальной экономике, финансах, в международных отношениях нарастает. Всё более отчётливым становится отказ от глобализации в пользу многополярной модели роста. Безусловно, формирование, рождение нового миропорядка – это трудный процесс. Мы ещё столкнёмся со многими вызовами, и с рисками, и с факторами, которые сегодня даже трудно предсказать и предугадать.

Но очевидно, что правила содержания нового миропорядка будут задавать именно сильные, суверенные государства – кто не двигается по уже намеченной кем-то траектории. Только сильные государства и суверенные могут сказать своё слово в этом миропорядке, нарождающемся вновь, или обречены на то, чтобы стать или остаться бесправной колонией.

Необходимо стремиться идти вперёд, меняться, чувствовать дыхание времени и проявлять для этого национальную волю и решимость. Россия входит в наступающую эпоху мощной суверенной страной. Мы обязательно используем новые колоссальные возможности, которые открывает перед нами время, и станем ещё сильнее.

Благодарю вас за внимание.

Комментарии ()