Директор третьего европейского департамента МИД России: Россия немецкий бизнес не гонит и закрывать перед ним двери не намерена

Директор третьего европейского департамента МИД России Олег Тяпкин в интервью «Интерфаксу» рассказал о том, как в Москве смотрят на нынешнюю ситуацию в отношениях Москвы и Берлина, в том числе на намерение ФРГ отказаться от импорта российских углеводородов, и высказался о перспективах возвращения немецкого бизнеса на российский рынок.

— Россию и Германию долгое время связывали тесные отношения в самых разных сферах, включая экономику, бизнес, гуманитарную и культурную сферы. Однако сейчас в Москве на разных уровнях говорят о фактически полном сворачивании отношений с Западом, планах выйти на полную независимость от него во всех областях. Означает ли это, что мы готовы свернуть отношения, в том числе и с Германией?

— В Москве всегда подчеркивали, что Россия заинтересована в развитии добрососедских и разносторонних отношений с Германией, основанных на принципах равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга. Мы, как и прежде, убеждены, что только на таком фундаменте их можно и нужно выстраивать. Сожалеем, что на сегодняшний день германская политическая элита придерживается диаметрально противоположного мнения. Сейчас Берлин целенаправленно и методично разрушает российско-германские связи во всех сферах двустороннего взаимодействия: торговле, экономике, науке, образовании и культуре. Россия отношения между нашими странами и народами инициативно сворачивать не собирается и открыта к созидательным контактам со всеми благоразумно настроенными по отношению к нам немецкими партнерами.

— В Берлине заявляют о намерении в ближайшее время полностью отказаться от российских энергоносителей. Насколько болезненным это станет для российской и немецкой экономики?

— Германия десятилетиями закупает в России уголь, нефть и природный газ по доступным ценам и в объемах, требуемых для развития ее национальной экономики. Рост немецкого ВВП давно обеспечивается и за счет конкурентоспособности российских энергоносителей. Реализация намерений германского правительства по форсированному отказу от импорта наших углеводородов лишит энергоемкую и экспортоориентированную промышленность ФРГ ключевых ресурсов, от доступности которых напрямую зависит себестоимость производимой ею продукции и, следовательно, ее позиции на международных рынках.

Более того, по оценкам немецких же экспертов, разрывом российско-германских энергетических связей Берлин просто рискует превратить многие германские предприятия в нерентабельные, то есть их банкротством. Соответственно, под угрозой окажутся десятки тысяч рабочих мест. Полностью заместить поставки российского газа по ценам того же или сколько-нибудь сопоставимого уровня просто невозможно. Не понимаем, какую реальную пользу из всего этого может извлечь для себя Германия сейчас и, тем более, в перспективе.

— Каким образом украинский кризис повлиял на сотрудничество с Германией в сфере бизнеса за последние месяцы? Есть ли данные о том, какой процент германских компаний покинул российский рынок? И получаем ли мы от партнеров какие-то сигналы о желании вернуться, а также их оценки текущей ситуации?

— Германский бизнес, который десятилетиями получал существенные выгоды от работы в России и сотрудничества с партнерами из нашей страны, несет большие потери в результате решений, принимаемых в последние месяцы официальным Берлином и государствами Запада в целом. Речь идет о десятках миллиардов евро. Санкции Европейского союза и властей самой ФРГ фактически вынуждают немецкие компании, прежде всего, из соображений политического характера уходить с российского рынка, отказываться от своих коммерческих планов и ресурсов, которые были инвестированы в их реализацию. По сугубо надуманным, а не экономическим причинам разрываются взаимовыгодные связи и партнерства. Точное количество ушедших компаний, а речь идет о, как минимум, двузначных числах, станет известно в ближайшие месяцы.

Многие компании, которые были вынуждены заявить о своем уходе из нашей страны под давлением или из-за введенных против нас Евросоюзом санкций, сигнализируют о своем намерении незамедлительно вернуться на российской рынок, как только ситуация стабилизируется и с них спадет политический пресс. Мы же со своей стороны посылаем им сигнал о том, что Россия немецкий бизнес не гонит и закрывать перед ним двери не намерена.

Комментарии ()