Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе встречи с участниками просветительского марафона «Новые горизонты», Москва, 17 мая 2022 года

Дорогие друзья,

Мне приятно снова быть на этом марафоне. Для меня было удовольствием выступать здесь весной и осенью 2021 г. Считаю великим решение воссоздать общество «Знание» в новом формате без каких-либо формальностей. Формат без формальностей – это важно. Такая тавтология, но в ней отражён глубокий смысл.

Тему, которую меня попросили осветить, связана с многополярностью. В том или ином контексте пресс-секретарь Президента России Д.С.Песков касался международных проблем и того, с чем Россия сейчас сталкивается на мировой арене. Термин «многополярность», устоялся в международной дипломатической терминологии, причём по инициативе российской стороны. Первым его использовал один из моих великих предшественников – Е.М.Примаков в середине 1990-х гг., когда он возглавлял наше Министерство. Тогда на этот термин смотрели скептически, потому что прошло всего несколько лет после исчезновения Советского Союза, социалистического лагеря. Запад объявил, что наступил «конец истории», подразумевая под этим, что отныне и впредь повсюду на нашей планете доминировать будет западная, либеральная идеология.

Среди тех инструментов, которыми Запад добивался того, чтобы эта цель была закреплена в практических делах, стало расширение НАТО на восток вопреки тем обещаниям, которые давали нам устно. В 1997 г. в наших отношениях с НАТО по инициативе Е.М.Примакова был заключён Основополагающий акт, где было чётко зафиксировано, что мы не противники и ни один из нас не будет укреплять свою безопасность за счёт безопасности других. Равная и неделимая безопасность была провозглашена в качестве цели и принципа нашей работы. Тот же принцип неделимой безопасности закрепили в более широком контексте для всех государств евроатлантического региона на саммитах Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Там была изложена конкретная формула: безопасность должна быть равной и неделимой, каждая страна имеет право выбирать себе союзы, но при этом ни одна страна не имеет права укреплять свою безопасность за счёт безопасности других. Одновременно записано, что ни одна организация на пространстве Евроатлантики не имеет права претендовать на то, чтобы доминировать в вопросах безопасности на всём обширном геополитическом поле. Очевидно, что тут даже нет смысла особо заострять внимание, что наши натовские коллеги под «водительством» США (которые подмяли под себя весь Запад – сейчас это уже всем очевидно) грубейшим образом нарушили как обязательства не укреплять свою безопасность за счёт других, так и обязательства не допускать, чтобы какая-либо одна организация (в данном случае НАТО) претендовала на ведущие позиции, диктуя свою волю всем остальным.

Практическим результатом такой линии Запада стала безудержное расширение Североатлантического альянса на восток. Мы предупреждали все эти долгие годы, что ничем хорошим это не закончится, что создаются угрозы для нашей безопасности вопреки многочисленным обещаниям и обязательствам, взятым Западом на себя. То, что мы записали в рамках ОБСЕ в качестве политического обязательства – не укреплять свою безопасность за счёт других – ещё в 2009 г. предлагали сделать юридически обязывающим документом. Предложили заключить Договор о европейской безопасности. Нам вежливо и свысока ответили, что этого не получится, потому что юридические гарантии безопасности Запад готов давать только тем, кто является членом НАТО. Тем самым ещё больше раззадоривали нейтральные государства и намекая на то, что «давайте к нам – всё у вас будет хорошо». Тот наш подход в 2009 г. был проигнорирован точно так же, как и предложенный нами вариант договора в ноябре 2021 г.

Президент России В.В.Путин, выступая в нашем Министерстве на расширенной коллегии, выдвинул инициативу заключения договора Россия-США и Россия-НАТО. В нём закреплялось бы, что безопасность будет гарантирована для всех стран этого региона, в том числе для Украины и других стран, которые не входят в какой-либо военно-политический блок. Блоки не будут расширяться. Будут сформулированы надёжные гарантии, не создающие ни у кого ощущения опасности или угрозы. Это тоже было достаточно высокомерно отвергнуто. Тем временем, Украину физически втягивали в НАТО, публично заявляли, что никаких препятствий не существует для того, чтобы Украина была в НАТО, что это не дело России. Планировали размещать ударные вооружения на украинской территории. Британские коллеги строили военно-морскую базу на Азовском море. Много другое делалось, чтобы, по выражению Президента В.В.Путина, превратить Украину в «антиРоссию». Всё это шло на фоне процессов, последовавших за госпереворотом 2014 г., когда к власти пришли откровенные радикалы и неонацисты, потребовавшие отменить статус русского языка на Украине, вышвырнуть русских из Крыма, направили отряды боевиков штурмовать здание крымского Верховного Совета. Это привело к тому, что люди на востоке Украины (в Крыму особенно) выразили своё мнение, отвергли зачинщиков антигосударственного переворота и приняли решение на референдумах о том, что они будут жить по своим правилам и ценностям. Потом началась война и в феврале 2015 г. её остановили «Минскими договорённостями». Они всего лишь предполагали особый статус востоку Украины в рамках уважения территориальной целостности этой страны. Долгих восемь лет и предыдущий, и нынешний президенты Украины категорически публично официально отказывались выполнять эти договорённости и продолжали применять силу против Донбасса. Запад, гарантировавший Минские соглашения и голосовавший за них в СБ ООН, не то что не побуждал Киев выполнять то, под чем все подписались, а всячески поощрял его не вступать в прямой диалог с Донецком и Луганском. Результат вы знаете. Президент России В.В.Путин об этом несколько раз говорил. У нас уже не оставалось иного выхода, кроме как признать эти республики и встать на защиту Донбасса, русской культуры и языка, русских СМИ, запрещённых за последние годы на Украине. В этой стране законодательно закрепляли поощрение неонацистских теорий и практик.

Страны-члены НАТО во главе с США ни о какой многополярности даже думать не хотят. Интересно, на переговорах в ООН они предлагают формулировки в итоговый документ каких-то конференций и записывают, что все мы обязуемся уважать права человека, верховенство закона, демократические ценности. Против этого не спорим, потому что всё это содержится в универсально одобренных документах, включая Всеобщую декларацию прав человека 1948 г. Как раз привержены тому, чтобы универсально применимые и поддержанные договорённости и оставались в основе нашей общей работы по поощрению уважения прав человека. Не хотим, чтобы к абсолютно не подвергаемым сомнению ценностям добавлялись современные неолиберальные требования уважать всё то, что сейчас не может быть поддержано и противоречит нашим культурным, этническим, религиозным ценностям. Права человека, верховенства законов – кто может быть против этого? Но как только согласовывая эти документы с такими выражениями, предлагаем западным странам подчеркнуть, что верховенство права и демократические ценности также необходимо закреплять в рамках международных отношений (не внутри стран, а на международной арене), то нам говорят, что пока они делать этого не будут и отказываются подтверждать свою приверженность демократичности в мировых делах. Это прямо противоречит принципу, закреплённому в Уставе ООН и являющемся предтечей многополярности, на котором основано уважение суверенного равенства государств. Не уважают наши западные партнёры суверенное равенство и не хотят многополярности. Они провозгласили однополярный мир.

Министр финансов США Д.Йеллен недавно заявила, что надо сдерживать Китай, потому что он обрел слишком большое влияние в мировой экономике, мировых финансах и торговле. Надо реформировать ВТО, МВФ и Всемирный банк таким образом, чтобы обеспечить однополярность этих валютно-торговых и финансовых систем. Надо, якобы, объяснить Китаю, что двухполярный мир не нужен. Все эти институты, были созданы Западом на основе механизмов, предложенных США всем остальным, и их заставили принять. Именно на основе этих механизмов и правил в мировой торговле и мировых финансах КНР «обыграла» США и вышла на позицию «первой» экономики мира. Вот это теперь им и не нравится. Глобализация, которую выдавали за многополярность, на самом деле была созданием условий для всех остальных работать на придуманной Западом основе. С этим все были готовы жить: и ВТО, куда мы вступали и хотели этого, и МВФ, и Всемирный банк – все работали на этих условиях. Но как только на этих условиях по западным правилам игры стали появляться страны, лучше функционирующие в этих сферах, те самые центры, которые будут формировать многополярный мир (Китай, Индия и другие крупные державы), Запад тут же решил «переписать» условия. Как у нас говорят: «в середине футбольного матча перенести ворота». Но объективно тенденция никуда не исчезает, а только крепнет. Тенденция заключается в укреплении той самой многополярности, поскольку объективно появляются (уже появились) новые центры экономического роста и финансовой мощи. С этим приходит и политическое влияние: Китай, Индия, Бразилия, ЮАР – это страны БРИКС, они находятся в рамках «Группы двадцати», где представлена «Большая семёрка» и БРИКС, и другие страны, которые ближе тяготеют к БРИКС. Это такой формат, где Запад вынужден разговаривать с новыми центрами мирового роста. Нет никакого сомнения, что в итоге победит жизнь, а не искусственные попытки сдержать развитие исторического процесса. Они могут какое-то время достигать своей цели. Сейчас Запад судорожно, в агонии своей реакцией на действия Российской Федерации в защиту своих законных интересов пытается сдержать эти процессы, но жизнь возьмёт своё. Нет никаких сомнений в том, что мир будет многополярным. Не будут крупные уважающие себя страны мириться с той ролью, которую им хочет отвести Запад – ролью послушных «статистов». Не бывает так в истории, что колониальный режим держится долго и может сохраниться в качестве устойчивого. В историческом плане, с точки зрения мировой политики, наше дело правое.

Вопрос: Часто слышу, когда говорят про внешнюю политику, что есть жёсткая, мягкая и юная сила. Можете объяснить, что эти слова обозначают? Есть ли конкретные примеры?

С.В.Лавров: Примеров в мировой истории хватит на сотни томов. Буду говорить о тех временах, в которых мы живём. Жёсткая сила – это применение военной силы для решения международных проблем. Этим славятся прежде всего США и их союзники. Конкурентам даже тягаться бессмысленно. США считают себя вправе (они себя называют исключительная нация, еще Б.Обама и до него говорили в таких выражениях о самих себе) самим определять, где и что им можно делать независимо от того, соответствует ли это желание обязательствам по Уставу ООН. Там сказано, что страны воздерживаются от вмешательства во внутренние дела друг друга, от применения силы, от использования угрозы силы, кроме как в случаях, предусмотренных Уставом ООН. Случаев таких два. Первый – индивидуальная или коллективная самооборона, как, в частности, мы действуем, защищая жителей Донбасса, признав их независимость и в ответ на их законные просьбы защитить их от постоянного и нараставшего нападения украинских вооружённых сил и национальных батальонов. Второй случай, когда можно применять силу в соответствии с международным правом, – это по решению СБ ООН. США (если даже взять последние двадцать лет с конца 90-х г.г.) без какого-либо разрешения СБ ООН бомбили Югославию только потому, что им захотелось защитить якобы нарушавшиеся со стороны Белграда, права косовского и албанского населения. Они разбомбили за два с половиной месяца жилые кварталы, прицельно били по железнодорожным мостам, пассажирским поездам, уничтожили телевизионный центр (публично и не стесняясь), задели «по дороге» китайское посольство (там было несколько жертв среди сотрудников). Потом США показалось, что в далёком от них Ираке в 2003 г. кто-то делает какие-то «порошки». У них было подозрения, что это биологическое или химическое оружие. Потом оказалось, что это всё ложь, но под предлогом устранения угрозы на территории Ирака была развязана война. Ирак был разрушен, и как государство до сих пор не восстановил свою территориальную целостность. Никакого оружия массового уничтожения там не нашли. Страна, жившая в таком строгом, авторитарном, если хотите, централизованном режиме, оказалась отброшена в своём развитии на долгие годы. Потом была Ливия, где был диктатор М.Каддафи, при котором ни у кого не было проблем ни с ценами, ни с уровнем жизни, ни с возможностью поехать получать образование заграницей. Показалось, что они живут сытно, но недемократично. Разбомбили Ливию, которая сейчас по сравнению с Ираком, – это катастрофа. Пытаемся помочь вернуть единство, но не получается. Хотели то же самое сделать с Сирией. Всё это происходит в регионе за тысячи км от США. Но они считают себя вправе влезать туда, где им заблагорассудится. Точно так же, как сейчас они требуют, чтобы НАТО не просто расширялось, а взяла на себя глобальную ответственность. И уже в Индийском, Тихом океане явно пытаются подобраться поближе к КНР. Это грубая или жёсткая сила.

«Мягкая сила» – это дипломатия, медийные возможности, неправительственные организации, ассоциации по историческим, культурным и иным темам. В целом ряде случаев «мягкая сила» может быть не менее эффективна. С точки зрения достижений геополитических целей возьмите печально известные «цветные революции», устроенные США и на Ближнем Востоке, и в Грузии, и на Украине, начиная ещё с 2004 г. Тогда США настояли через неправительственные структуры на том, чтобы провести третий тур выборов, потому что во втором туре (по Конституции их всего два), победил кандидат, не устраивавший США. Много есть возможностей делать мягкую силу не менее опасной, нежели прямая военная сила.

Мы за то, чтобы решать проблемы мирными способами. У нас тоже есть возможности отстаивать свои ценности, идеи и подходы перед мировой общественностью. Нам есть, что сказать. Мы не стесняемся. У нас как раз есть ответы на те лживые концепции и тезисы, которые продвигают инструменты западной мягкой силы. Прекрасный пример – то, что сейчас киевский режим говорит о происходящем в своей стране, о том, что страна не является русофобской (а там введены все соответствующие законы), что страна не является неонацистской. Но факты налицо.

Мне кажется, что встречи подобные такой, – это в известной степени формирование возможностей нашей «мягкой силы» (мне не нравится этот термин), возможностей доведения до людей информации, заставляющей их самих думать, оценивать и принимать для себя решения. Вот в этом наша сила: у нас народ не зомбируется, а стремится творчески перерабатывать информацию внутри себя и самостоятельно определять свою позицию.

Вопрос: Не так давно посол Украины в Германии назвал канцлера ФРГ «обиженной ливерной колбасой». За это его даже не выслали. Более того, Германия продолжает оказывать Украине всестороннюю поддержу, направляя туда оружие, предлагая ей финансовую помощь. В связи с этим такой вопрос. Неужели Киеву всё сходит с рук? Если да, то почему?

С.В.Лавров: Да, всё сходит с рук. Это Вы верно охарактеризовали отношения Запада к своим клиентам на Украине. Украина никому не нужна. Это расходный материал в гибридной тотальной войне против Российской Федерации. Теперь это уже не вызывает ни у кого никаких сомнений. Это объявлено публично. Главный дипломат ЕС Ж.Боррель говорит, что на этой войне победа должна быть достигнута на поле боя. Англичане, американцы, президенты, премьеры, министры заявляют, что они не имеют права позволить России победить, она должна потерпеть поражение. Война ими объявлена. Отнюдь не между Украиной и Россией, а между Западом и Россией. Уже есть расхожее выражение: «Запад готов воевать до последнего украинца». Метко. Украина – расходный материал для борьбы с Российской Федерацией, поэтому «любое лыко в строку», как у нас говорят. Поэтому неонацизм там цветёт, и на это закрывают глаза западные кураторы. Более того, они участвуют в подготовке неонацистских подразделений и в том, чтобы эти подразделения были заточены на антироссийские действия. Там уже запретили русский язык, начиная с пятого класса, все российские СМИ и даже украинские СМИ на русском языке, отстаивающие взгляды оппозиционной партии. Даже в быту русский язык запрещается. Все эти долгие годы, когда этот беспредел происходил, мы не могли достучаться до НАТО, ЕС, США, ОБСЕ, Совета Европы, привлечь их внимание к тому, что это противоречит всем конвенциям, на которых зиждется правозащитная и правочеловеческая деятельность международного сообщества.

После прихода к власти нынешнего правительства, Германия утратила последние признаки самостоятельности. В ЕС сейчас только Президент Франции Э.Макрон пытается как-то говорить о «стратегической автономии» ЕС. Уверен, что им этого не позволят. ЕС уже всё больше и больше срастается с Североатлантическим альянсом. Они этого и не скрывают. Сейчас Финляндия и Швеция. Президент России В.В.Путин вчера говорил, что не видим какой-либо необходимости для них заботиться о своей безопасности. Усматриваем в их решении, которое наверняка было активно пролоббировано Вашингтоном и самим НАТО, лишь геополитический ход в контексте сдерживания Российской Федерации, реализации замысла НАТО простирать свои действия на Арктический регион. Президент Финляндии С.Ниинистё и финские послы везде говорят, что их страна не видит никаких угроз со стороны Российской Федерации, а вступление в НАТО обусловлено изменением ситуации с безопасностью в Европе. Здесь нет никакой логики. Ты не видишь угроз со стороны Российской Федерации, но при этом ситуация в сфере безопасности меняется, потому что Россия «агрессивна». Некорректно так выражаться. Финляндия, Швеция и другие нейтральные страны долгие годы участвуют в военных учениях НАТО. Их территорию НАТО учитывает при военном планировании продвижения на Восток. В этом смысле большой разницы нет. Посмотрим, как на деле их территория будет использоваться Североатлантическим альянсом. Будем делать выводы. Но ЕС сам по себе, когда Германия утратила свою самостоятельность, когда Франция безуспешно пытается продвигать тезисы стратегической автономии, сливается с НАТО уже на практике. Теперь и по членскому составу.

Насчёт оскорблений со стороны посла Украины на ФРГ. Он этим славится. Его хамство уже давно стало притчей во языцех, и остающиеся в ФРГ политики с чувством собственного достоинства не раз привлекали к этому внимание. Но когда Канцлера О.Шольца спросили: как он к этому относится, то он ответил, что оставляет на усмотрение журналистов трактовать ситуацию, когда его назвали «обиженной ливерной колбасой». Иными словами, он не обиделся. Слово «обиженный» можно, в общем-то, убрать из этой «формулы».

Вопрос: В ДНР уже дети могут участвовать в «Знании», а когда дети Херсона смогут быть задействованы?

С.В.Лавров: Думаю, как только жители Херсона примут соответствующее решение. Не считаю необходимым как-то официально разрешать. Мне кажется, эта структура, которая была воссоздана осознанно, в совершенно новом открытом демократичном формате, тем и ценна, что она позволяет развивать общественную дипломатию, контакты без каких-то официальных разрешений. Поэтому все дело за гражданским обществом в том или ином регионе.

Вопрос: Что дальше будет с интернетом? Возможно ли с технической точки зрения, что Запад просто возьмет и отключит Россию от него?

С.В.Лавров: У меня нет таких познаний, чтобы прогнозировать дальнейшее развитие технологий, связанных с интернетом. Но у меня нет сомнений, что российские мозги, молодежь, которая постоянно побеждает на всякого ряда конкурсах, связанных с использованием Интернета, других современных технологий, обеспечит нам нормальное существование и передовые позиции во всех этих процессах.

Есть такая организация в системе ООН – Международный союз электросвязи. Уже более 10 лет мы вместе с целой группой стран выступаем за то, чтобы начать в этой организации серьезный, честный, с фактами на столе разговор о демократизации управления интернетом. Всеми правдами и неправдами большинство западных стран во главе с Соединенными Штатами, блокируют такого рода дискуссию. Интернет всегда презентовался как неотъемлемый элемент глобализации. Сейчас, когда Запад вместо многополярных подходов (с которых мы начали и которым посвящена нынешняя сессия) переходит к установлению своего доминирования во всех сферах, то и мы, и Китай, и все другие уважающие себя страны, которые не хотят быть послушными «мальчиками на побегушках» у Запада, занимаются тем что делают всё для того, чтобы ключевые отрасли, обеспечивающие жизнедеятельность государства, его безопасность, благополучие граждан не зависели от тех, кто доказал свою полную недоговороспособность. Я вас уверяю, что эти задачи, которые сейчас четко сформулировал Президент России В.В.Путин, будут выполнены. Вы не останетесь без интернета, и я вместе с Вами.

Вопрос: Высылка российских дипломатов — это просто показательная акция или серьезный удар по международной коммуникации?

С.В.Лавров: Прежде всего это хамство, проявление остервенелости или «оборзение» наших западных партнеров, ощущение их вседозволенности. Соединенные Штаты сказали «фас» и все эти страны, которые стали высылать дипломатов, поняли, что «всё дозволено» и что Россию можно «бить», «запрещать», «отменять культуру» и тому подобное. На практике нам особо не о чем с западными странами разговаривать. Наши посольства, после того как сократили их состав, сохраняют сотрудников. Но говорить-то не о чем, потому что Запад ввел бойкот на любые контакты, прекратил все каналы общения, которые были многочисленными и существовали между Россией и Евросоюзом, Россией и НАТО. Вместо использования этих каналов, которые и должны задействоваться в периоды кризисов, они их перекрыли. «Была бы честь предложена, насильно мил не будешь», как говорится. Вводятся санкции, звучат запреты, такие горделивые, пафосные ежедневные крики о том, что России сейчас шестой, седьмой, восьмой пакет санкций объявят. Как Вы думаете, в такой ситуации мы будем проситься к ним на встречу и о чем-то разговаривать? Не будем мы этого делать. У нас есть с кем разговаривать.

Все дипломаты, которые вернулись из недружественных, а по сути дела враждебных стран, сейчас трудоустраиваются в нашем Министерстве и в загранточках на других направлениях. Прежде всего на азиатском, на африканском, на латиноамериканском, и самое главное на направлении СНГ. Будут кардинально увеличены штаты в наших посольствах на всех этих региональных направлениях, о которых упомянул. В Центральном Аппарате будет существеннейшим образом переформатирована структура департаментов. У нас приоритеты теперь ясны. Они не антизападные. Наши приоритеты в пользу ускоренного развития отношений с теми странами, которые уважают принципы Устава ООН, прежде всего суверенное равенство государств. А тем государствам, которые «плюют» на эти принципы и которые хотят вести дела с позиции единственного доминирующего в мире суверена, которому все остальные должны подчиняться, следует понять, что с Россией таким языком не разговаривают.

Вопрос: Отвечая на один из предыдущих вопросов Вы подвели к тому, что «воевать чужими руками» – это традиционный метод Запада еще во время Второй мировой войны. Про У.Черчилля говорили «выносить чужими руками каштаны из огня». Есть ли смысл вести прямые переговоры с Украиной прямые переговоры с Киевом? Неужели в Киеве не осознают что они марионетки в руках Запада?

С.В.Лавров: Да, Вы правы. Я не знаю, насколько и кем ощущает себя президент В.А.Зеленский в то или иное время суток. Не мне судить, хотя про это многие судачат. Но чтобы они ни ощущали в отношении себя, конечно же, они не являются самостоятельными.

Вы упомянули про переговоры. Да, тогда они предложили провести переговоры, а было это вскоре после начала специальной военной операции (СВО). Президент В.В.Путин дал команду вступить в эти переговоры и даже на первый раунд переговоров в качестве «жеста доброй воли» была приостановлена СВО, но украинская сторона в свойственной себе непорядочной манере не ответила взаимностью и продолжала боевые действия. Поэтому все последующие раунды (мы об этом предупредили) наши военнослужащие вместе с ополченцами Донецка и Луганска не прекращали осуществление операции.

Было несколько раундов: сначала в Белоруссии, потом онлайн, потом была встреча в Турции, на которой произошел, как нам показалось, прорыв – украинская сторона положила на стол впервые за весь период контактов не устные какие-то идеи, а бумагу, завизированную главой делегации. И в бумаге были принципы, которые российская сторона готова была взять за основу, сказала, что это текст, над которым мы готовы работать, принципы, которые мы в общем-то готовы принять. Мы стали переводить эти принципы уже на юридический язык. Буквально через день украинская сторона «отыграла» назад причем перед тем, как она отыграла, случилась провокация с постановочной ситуацией в н.п. Буча. Запад тут же после этой Бучи ни в чем не разобравшись потребовал расследование, но уже до расследования ввел санкции, очередной пакет, и это явно было сигналом о том, что украинская самодеятельность, которая проявилась в передаче нам приемлемых принципов в достижении договоренностей, не была поддержана на Западе. И у нас есть по разным каналам поступающая информация о том, что «ведут» украинских переговорщиков, «регулируют их свободу маневра» Вашингтон и, особенно, Лондон. Причем возможно даже непосредственно имея представителей на украинской территории.

Многие говорят: зачем продолжать этот бессмысленный процесс? Соединенные Штаты, Лондон, Брюссель объявили своей целью нанесение поражения России. Они вдруг где-то увидели, что украинская армия начинает переходить в наступление. Я оставляю на их совести эти заявления, все факты мы ежедневно предоставляем через наше Министерство обороны. Они хотят конфликт затянуть. Чем дольше он идёт, тем, как им кажется, больший урон они нанесут российским военнослужащим, Российской Федерации. Измотать, утомить и т.д. Поэтому, если рассчитывать на то, что «перевод разговора» на уровень Вашингтона или Лондона что-то изменит, то у меня такой надежды нет. Кроме того, ни Лондон, ни Вашингтон, ни Запад в целом никаких предложений не выдвигают. И даже изначальный подход, в который Украина в Стамбуле нам передала, предполагал участие в подписании соответствующего документа стран, которые будут гарантировать безопасность Украины: 5 постоянных членов Совета Безопасности, Турция и Германия. Когда они «отыграли назад», они сняли и это предложение. По нашим данным, они не получили от Запада заверений, что он готов под такими гарантиями безопасностями Украины подписаться. Что тоже говорит о том, что Украина особо-то Западу не нужна, кроме как в качестве «плацдарма» для постоянного раздражения Российской Федерации, создания угроз нашей безопасности.

Мы всегда говорим, что к переговорам готовы. Мой предшественник А.А.Громыко известен фразой «лучше 10 лет переговоров, чем один день войны», но нам не дали другого выбора. У нас было не 10 лет, а 20 лет с тех пор, как Запад пошел на подготовку инструментов, включая использования НАТО и Украины для сдерживания России с конца 90-х годов. Все эти годы мы настаивали на переговорах – нас игнорировали.

Сейчас мы будем решать задачи в зависимости от того, как мы их видим. Всегда подчеркну: мы готовы решать гуманитарные вопросы, как это произошло вчера, когда благодаря нашим военным, их инициативами «на земле» удалось вывести сотни раненых с «Азовстали». Это именно те принципы, которые лежат в основе действий российской армии.

Спасибо большое. Все-таки вопросы задавал только один МГИМО. Всем остальным – самое искреннее уважение. Ребята, интересуйтесь местной политикой, это помогает в жизни, честное слово, кем бы вы потом ни стали. Всего доброго.

Комментарии ()