Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой в связи с заявлением канцлера ФРГ О.Шольца об остановке сертификации проекта «Северный поток-2»

Считаем неприемлемым и недостойным с точки зрения норм международного коммерческого права решение германских властей о прекращении процесса сертификации газопровода «Северный поток-2». Полагаем, что имеем дело с классическим прецедентом использования коммерческого проекта в качестве политического оружия против нас, в чем так любят обвинять Москву коллективный Запад в целом и официальный Берлин в частности. Упомянутое указание германскому регулятору дано по линии профильного министерства экономики и защиты климата ФРГ, в котором еще недавно говорили о проекте как о чисто экономической инициативе частных инвесторов. Да и сам канцлер Германии О.Шольц, по прямому указанию которого предприняты упомянутые действия, убежденно заверял ранее, что процесс сертификации СП-2 носит исключительно нормативный характер и никак не может быть связан с политической конъюнктурой.

Как теперь становится очевидно, власти ФРГ проявляли непоследовательность и, оказавшись под давлением, поддались соблазну использовать проект в качестве рычага давления на Россию, демонстрируя тем самым неспособность к разделению политики и экономики. В действительности же реализация проекта сдерживалась то распространением на него обновленной постфактум газовой директивы ЕС, то приостановкой сертификации. Так что введенный 22 февраля с.г. прямой запрет по политическим мотивам на сертификацию «Северного потока-2» ­­­– логическая кульминация упомянутой доктрины приоритета политики над экономикой в контексте его реализации. При этом в Берлине цинично воспользовались недостойным трюкачеством в виде отзыва – опять же постфактум – заключения упомянутого министерства об отсутствии угроз энергобезопасности ФРГ в связи со строительством газопровода, оформленного в октябре 2021 г. еще при прежнем правительстве Германии.

Это делает невозможным его сертификацию и, соответственно, ввод в эксплуатацию.

В этой связи хотели бы заявить, что решение Берлина об остановке проекта обернется необратимым ущербом для российско-германских отношений, которые и так являются в последние годы не по нашей вине далеко не безоблачными. Ответственность за последствия этих нелегитимных действий, ставящих под вопрос репутацию ФРГ как надежного внешнеэкономического партнера, лежит полностью на германской стороне. У инвесторов проекта в этой связи возникает неотъемлемое право на подачу исков против официального Берлина в международные арбитражные инстанции на предмет получения компенсации. На этом фоне наша позиция в отношении энергетического сотрудничества с ФРГ и в целом с Европой остается неизменной. Россия постоянно подчеркивала, что СП-2 это сугубо экономический, коммерческий проект, который реализовывался в строгом соответствии с нормами международного права, нормативными актами Евросоюза, законодательством соответствующих прибрежных государств. Своевременный ввод в эксплуатацию этого газопровода отвечал бы интересам как России, так и Европы. Помимо взаимной выгоды новый маршрут призван содействовать диверсификации газоснабжения и стать стабилизирующим элементом для газового рынка в Европе. Судя по всему, в обозримой перспективе этого не произойдёт, поскольку проект стал заложником искусственной увязки с другими политическими сюжетами. Неизбежным последствием отказа от СП2 станет, как мы уже видим, стремительный рост цены на газ на европейском рынке.

Комментарии ()