Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Федеральным министром иностранных дел ФРГ А.Бербок по итогам переговоров, Москва, 18 января 2022 года

 

Уважаемые дамы и господа,

Хотел бы еще раз поприветствовать нового Федерального министра иностранных дел А.Бербок. Мы уже общались по телефону, но это наша первая полноценная личная встреча. Рассчитываю, что по ее итогам у нас наладится заинтересованное и конструктивное взаимодействие.

Предметно обсудили целый ряд насущных вопросов двусторонней повестки дня. Россия заинтересована в добрососедских отношениях с Германией, основанных на принципах равноправия, уважения и учета интересов друг друга. Подтвердил готовность к всестороннему взаимодействию с недавно сформированным новым правительством ФРГ в целях преодоления накопившихся проблем. Их немало как в двустороннем диалоге, так и по всему спектру взаимодействия наших стран на международной арене.

Потенциал для этого имеется. Он солидный. Констатировали заметное увеличение в прошлом году объемов российско-германского товарооборота по сравнению с показателями 2019-2020 гг. Исходим из необходимости приложить дополнительные усилия, в том числе на государственном уровне и между соответствующими экономическими операторами, для закрепления этой положительной динамики. Решению этой задачи способствовало бы расширение кооперации в таких перспективных областях как здравоохранение, защита климата, энергоэффективность, развитие возобновляемых источников энергии, водородных и экологических технологий.

Обменялись мнениями по вопросам, связанным с продолжающимся процессом сертификации и предстоящим вводом в эксплуатацию газопровода «Северный поток – 2». Это крупнейший коммерческий проект последнего десятилетия, направленный на обеспечение энергетической безопасности Германии и всей Европы. Обратили внимание немецких коллег на контрпродуктивность попыток политизации этого проекта.

Затронули проблемы с которыми сталкивается в Германии телеканал «RT DE». Обозначили наши ожидания в этой связи. Убеждены: и российские СМИ в Германии, и германские СМИ в России должны работать в равных, недискриминационных условиях.

Высказались за возобновление работы и концептуальное обновление российско-германского Форума общественности «Петербургский диалог». Отрадно, что в пользу этого выступают большинство участников со стороны Германии и со стороны России. Поддержали также работу еще одного Форума общественности «Потсдамские встречи».

Обменялись мнениями по актуальным международным проблемам. Большое внимание уделили отношениям между Российской Федерацией и Европейским союзом. Они во многом, к сожалению, остаются заложниками антироссийской линии есовского Брюсселя и группы антироссийски настроенных стран – членов Евросоюза.

Выразили озабоченность курсом НАТО на сдерживание Российской Федерации. В этой связи привлекли внимание, достаточно подробно поговорили о тех инициативах, которые выдвинула российская сторона относительно согласования надежных правовых, юридически обязывающих гарантий безопасности. Напомню, что такие гарантии нами были переданы Соединенным Штатам Америки и членам Североатлантического альянса. Мы сейчас ожидаем ответов, как и было нам обещано на эти предложения для того, чтобы продолжить переговоры.

По Украине у нас общее понимание безальтернативности минского «Комплекса мер». Указали партнерам на неприемлемость попыток выставить Российскую Федерацию стороной конфликта (такие попытки наблюдались последнее время) и переложить на Россию ответственность за отсутствие прогресса в выполнении Минских соглашений. Рассчитываем, что немецкие коллеги повлияют на своих киевских партнеров с тем, чтобы они выполнили взятые на себя обязательства. Обменялись мнениями о дальнейших перспективах взаимодействия в рамках «нормандского формата» и о том, какие шаги нужно предпринять для того, чтобы в рамках этой «четверки» оказывать содействие выполнению минского «Комплекса мер», прежде всего через активизацию работы Контактной группы, где представлены и Киев, и Донецк, и Луганск.

Говорили мы и о ситуации на белорусско-польской границе. Надеемся, что все заинтересованные стороны приложат усилия для того, чтобы этот кризис разрешить через диалог с властями Белоруссии.

Рассказали о задействовании миротворческого потенциала Организации Договора о коллективной безопасности для стабилизации ситуации в Казахстане.

И по другим вопросам у нас с Германией налажен диалог по целому ряду направлений, в том числе по ситуации на Ближнем Востоке и на Севере Африки. Россия активно участвовала в конференциях, состоявшихся по ливийскому урегулированию в Берлине, в Париже. Заинтересованы в том, чтобы как можно скорее достигнутые тогда договоренности воплощались в жизнь. Рассказали и будем готовы дополнительно предоставлять информацию о тех усилиях, которые предпринимаются для окончательного политического урегулирования в Сирии, решения гуманитарных проблем и экономического восстановления Сирийской Арабской Республики. Мы с Германией достаточно плодотворно сотрудничаем по созданию условий для возобновления полноценной реализации Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Есть у нас и такая животрепещущая тема как Афганистан. Наблюдается общность подходов по наиболее принципиальным вопросам афганской повестки дня, это касается и пресечения угроз распространения терроризма и наркотрафика, риски роста миграционных потоков, и необходимость оказания гуманитарной помощи населению.

У нас с Германией есть и общий интерес в том, чтобы ситуация на Балканах развивалась по позитивному сценарию. Мы, как и Германия, являемся членом Руководящего комитета по Боснии и Герцеговине в рамках соглашения, которое было заключено в Дейтоне. Заинтересованы в том, чтобы восстановить практику консенсуса в работе этого важного механизма.

Дискуссия была весьма полезной. Она коснулась всех тех вопросов, которые пока являются предметом расхождения в наших позициях. Но обмен мнениями показал, что мы можем постепенно двигаться вперед, преодолевать эти расхождения на благо наших народов и на благо тех задач, которые стоят перед международным сообществом в различных кризисных точках мира.

Признателен г-же Министру, всей ее делегации за совместную работу.

Вопрос: Германия подчёркивает на всех переговорах и на всех форматах готовность к диалогу с Россией, но постоянно говорит, что последуют серьёзные последствия, если Россия будет далее «эскалировать» конфликт с Украиной. Касается ли вопрос самых серьёзных последствий, которыми грозит правительство Германии России? Обсуждались ли эти возможные последствия сегодня в ходе ваших переговоров?

С.В.Лавров: Подробно говорили о том, что на самом деле происходит на Украине и вокруг неё, прежде всего то, что происходит с саботажем по линии киевского режима Минских договорённостей. На основе текста этих договорённостей показали необходимость прекратить этот саботаж и начать действовать в точной последовательности, которая в этом документе зафиксирована, начать действовать. Там всё понятно. Никаких двойных или тройных толкований быть не может. Объяснили, что под «эскалацией», которая сейчас звучит из уст многих западных политиков, имеется в виду наличие наших войск на собственной территории, проведение необходимых мероприятий по боевой подготовке. Этим занимается любая страна. Объяснили, что не можем принимать какие-то требования, касающихся российских вооружённых сил на нашей собственной земле.

Обратили внимание на то, что выдвигая требования к нам вернуть подразделения в казармы (как высказывались американские представители), одновременно члены НАТО заявляют, что то, что происходит на натовской территории, в частности: передвижение войск (включая тех войск, которые прибыли в Европу из-за океана) не касается никого, кроме самих натовских стран. Двойной стандарт очевиден.

Что касается последствий, которыми нам «грозит» Германия. Не могу предвидеть какие шаги германское правительство решит предпринять в той или иной ситуации. Мы никаких поводов для того, чтобы создавать какую-то новую конфликтную ситуацию, не давали и не даём. Требуем только одного, чтобы то, о чём договаривались, выполнялось скрупулёзно. Это касается и Минских договорённостей, которые саботируются киевским режимом, и общей архитектуры безопасности в Европе. Предложения, которые мы внесли на рассмотрение США и Североатлантического альянса, базируются на прочной «почве» документов, которые принимались на высшем уровне, включая саммит ОБСЕ и в Стамбуле в 1999 г., и в Астане в 2010 г. Там всё четко сформулировано. Да, действительно каждая страна имеет право выбирать себе союзы, но там же в одном предложении сказано, что каждая страна обязана обеспечивать свою безопасность таким образом, чтобы не подвергать угрозе безопасность любой другой страны. Попросили наших немецких коллег, так же как и американцев, объяснить нам, как они эту «конкретную» часть обязательств толкуют на практике.

Будем рассчитывать, что этот разговор продолжится. Дело серьезное. Тянуть с конкретными договорённостями на этот счёт не получается.

Мы никому ничем не угрожаем, но слышим угрозы в наш адрес. Надеюсь, что всё это отражает только некие эмоции, которые определённые силы возбуждают внутри лагеря западных стран. Будем руководствоваться конкретными шагами, делами. В зависимости от того, какие конкретные шаги будут предпринимать наши партнёры, будем определяться со своей реакцией.

Вопрос: Вероятно ли после ваших переговоров, что «нормандский формат» скоро встретится на уровне министров иностранных дел? Могли бы вы назвать временной горизонт, учитывая глобальную направленность конфликта? Не имело бы смысла вовлечь в этот формат и другие страны, в том числе США?

С.В.Лавров: Наша позиция хорошо известна. Для нас главное не «когда» встречаться, а «зачем». Если встречаться только ради того, чтобы президент В.А.Зеленский мог опять сказать, что по его инициативе собралась группа уважаемых руководителей и на этом он считает свою миссию исполненной, то это нам не нужно.

В Париже в 2019 г. был саммит «нормандской четвёрки», где в непростых переговорах были сформулированы и одобрены всеми участниками этого саммита конкретные шаги, которые должна предпринять киевская власть. До сих пор ничего на этот счёт не сделано. Известно множество примеров как украинская сторона саботировала договорённости о прекращении огня, достигнутые ещё в июле 2020 г. Нам важно чёткое заблаговременно достигнутое понимание, с чем будем идти на встречу в «нормандском формате» на том или ином уровне. Такая работа сейчас ведётся по линии внешнеполитических советников, лидеров «нормандского формата». Наши подходы обоснованы, понятны, открыты. Рассчитываем, что многократное повторение этих подходов услышат в Берлине и Париже, потому что на Киев надежды никакой нет. Надежда только на то, что Берлин и Париж заставят В.А.Зеленского выполнить то, что он многократно выполнить обещал.

Как неоднократно подчёркивал Президент России В.В.Путин, будем в качестве участников контактной группы и «нормандского формата», всячески содействовать созданию благоприятных условий для достижения договорённостей о том, как реализовывать на практике минский «Комплекс мер». В этом искренне заинтересованы.

Что касается США, то эта тема тоже многократно обсуждалась. При предыдущей Администрации Д.Трампа в Вашингтоне в Госдепартаменте был специальный представитель, который занимался содействием украинскому урегулированию. Его усилия предпринимались параллельно с работой «нормандского формата» и заседаниями Контактной группы. У него были специфические взгляды на то, кто и что должен делать. Они (прямо скажем) противоречили содержанию минского «Комплекса мер». Но я этой темы уже касался. У нас есть основания полагать, что нынешняя администрация более реалистично смотрит на ситуацию вокруг украинского урегулирования, в частности признаёт необходимость решения прежде всего проблемы особого статуса Донбасса.

Уверяю Вас, как только будет ясность в отношении тех полномочий, которые в соответствии с Минскими договорённостями должны получить Донецк и Луганск, другие вопросы можно будет решать гораздо легче. Сейчас всё упирается в очевидное декларируемое, закрепляемое законодательно желание киевского режима, заболтать политические аспекты Минских договорённостей и увести все дискуссии в сторону важных, но всё-таки второстепенных вопросов.

Будем приветствовать США, если они в дополнение к существующим форматам будут помогать двигаться в этом направлении, поскольку они имеют решающее влияние на киевский режим.

Вопрос: Невозможно ожидать поддержки со стороны немецкого правительства вещания телеканала «RT». Можно ли ожидать её со стороны российского МИД? Если да, то как она будет осуществляться?

С.В.Лавров: Её не только можно ожидать, она уже осуществляется. Сегодня об этом очередной раз достаточно подробно говорили. На самом раннем этапе этой неприглядной ситуации я приглашал посла ФРГ. Эти разговоры велись на других уровнях.

Озабочены тем, что происходит с нашими журналистами. Есть основания предполагать, что германское правительство имеет к происходящему непосредственное отношение. Напомню, что на раннем этапе было пресечено банковское обслуживание наших журналистов, потом оно было восстановлено и появились некие признаки для оптимизма. Но затем их становилось всё меньше и меньше. Когда «RT DE» стала обращаться в другие страны, уверен, что именно Берлин предпринял всё необходимое для того, чтобы такое разрешение не было выдано в других столицах. В итоге это сделала Сербия, но, несмотря на то, что все разрешения были выданы в полном соответствии Европейской конвенции о трансграничном телевидении, немецкий медиарегулятор заблокировал сигнал спутникового вещания. Считаем, что это «внедрение» в деятельность независимых журналистов. Это противоречит не только Европейской конвенции о трансграничном вещании, но и многочисленным конвенциям ЮНЕСКО, Совета Европы, договорённостям в ОБСЕ о недопустимости создавать препятствия для доступа к информации. Рассчитываем, что Германия, как участник этих международных договоров и соглашений, примет меры, которые не будут дискриминировать канал «RT DE». Хотели бы, чтобы это было разрешено. У нас нет никакого интереса к тому, чтобы действовать зеркально. На данном этапе ожидаем конкретных действий со стороны наших германских партнёров. Даже не буду говорить, какие действия должны быть предприняты. Для нас главное, чтобы российские журналисты чувствовали себя комфортно и не дискриминировано. Когда получим от наших журналистов такую оценку ситуации, тогда она и будет разрешена.

Не хотим создавать какие-либо препятствия на пути осуществления профессиональной деятельности немецких журналистов в Российской Федерации. Если потребуется, то будем вынуждены, как бы нам не хотелось этого избежать, принимать встречные действия.

Комментарии ()