Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой о ряде аспектов космической деятельности России и других государств

В свете многочисленных обращений СМИ необходимо дать некоторые пояснения в связи с успешно проведенным 15 ноября с.г. Минобороны России испытанием, в результате которого поражен недействующий российский космический аппарат «Целина-Д», находившийся на орбите с 1982 г.

Данное мероприятие осуществлялось в строгом соответствии с международным правом, включая Договор о космосе 1967 г., и не было направлено против кого-либо. С учетом времени испытания и параметров орбиты образовавшиеся в ходе него фрагменты не представляли угрозы и не создают помех или трудностей для функционирования орбитальных станций, космических аппаратов и космической деятельности. Данные фрагменты внесены в главный каталог отечественной системы контроля космического пространства и сразу же взяты на соответствующее сопровождение до прекращения их существования.

Указанные действия реализованы в рамках плановой деятельности Минобороны России по обеспечению обороноспособности, направленной на предотвращение внезапного нанесения ущерба безопасности страны в космической сфере и на Земле существующими и перспективными космическими средствами других государств.

В этой связи обращаем внимание на то, что с 1950-х гг. США неуклонно проводят курс на использование космического пространства для проведения боевых операций и размещение в нем ударных систем вооружений в целях достижения военного превосходства вплоть до достижения тотального господства в космосе. Соответствующие задачи закреплены в обновленной «Оборонной космической стратегии» и доктринальном документе Космических сил США.

В порядке реализации этих установок Вашингтоном и его союзниками осуществляются масштабные программы по разработке систем вооружений, предназначенных для применения силы или угрозы силой в космосе, из космоса или в отношении космоса, в т.ч. в упреждающем порядке. Речь идет, прежде всего, о создании противоракетной группировки космического базирования (в т.ч. средств перехвата), а также средств несанкционированного воздействия на объекты орбитальной космической инфраструктуры.

В рамках указанной деятельности Вашингтон без каких-либо предварительных оповещений испытывает на орбите новейшие ударно-боевые средства различных типов, в т.ч. с уничтожением своих космических аппаратов. Так, 20 февраля 2008 г. была применена противоракета SM-3 для уничтожения американского спутника «USA-193». Отмечаем также осуществлявшееся Пентагоном в 1980-е гг. тестирование противоспутникового оружия на платформе самолета F-15A.

Как известно, потенциалом применения оружия в космосе обладает и американский многоразовый беспилотный космический челнок Х-37В, способный длительное время находиться на орбите, совершать маневры и нести полезную нагрузку. Наши запросы американской стороне относительно прояснения конкретных целей и задач, которые отрабатываются на платформе Х-37В в рамках его текущей миссии, остаются без ответа.

В отличие от Вашингтона Россия не закрепляла в своих доктринальных документах задачу достижения военного превосходства в космосе. Напротив, с самого начала освоения космического пространства выдерживаем последовательную линию на предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК) и сохранение космоса для мирных целей. В связи с этим считаем необходимым как можно скорее приступить к согласованию международного юридически обязывающего инструмента по ПГВК. Основа для такой работы есть – российско-китайский проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК).

Предлагаемая нами договоренность могла бы включать запрет на размещение в космосе любых видов вооружений, а также применение силы или угрозы силой в космосе, из космоса или в отношении космоса. Призываем также государства взять на себя следующие обязательства:

  • не задействовать космические объекты в качестве средства поражения любых целей на Земле, в воздушном и в космическом пространстве;
  • не уничтожать, не повреждать, не нарушать нормального функционирования и не изменять траекторию полета космических объектов других государств;
  • не создавать, не испытывать и не развертывать космическое оружие любых видов базирования для выполнения любых задач, в т.ч. для противоракетной обороны, в качестве противоспутниковых средств, для использования против целей на Земле или в воздухе, а также ликвидировать уже имеющиеся у государств такие системы;
  • не испытывать и не использовать в военных, в т.ч. противоспутниковых, целях пилотируемые космические корабли;
  • не оказывать содействие и не побуждать другие государства, группы государств, международные, межправительственные, а также любые неправительственные организации, включая неправительственные юридические лица, учрежденные, зарегистрированные или расположенные на территории, находящейся под их юрисдикцией и/или контролем, к участию в указанной выше деятельности.

В качестве промежуточного шага рассматриваем выдвинутую Россией международную инициативу/политобязательство о неразмещении первыми оружия в космосе (НПОК), которая на данный момент выступает единственным действующим инструментом сохранения космоса свободным от оружия. Ее полноформатными участниками являются уже 30 государств.

Подтверждаем готовность к обсуждению всего спектра вопросов космической безопасности со всеми заинтересованными государствами, в т.ч. США. Убеждены, что запуск переговоров по международной договоренности, запрещающей размещение любых видов вооружений в космосе, применение или угрозу применения силы в отношении космических объектов или с их помощью, – верный путь к снижению напряженности и снятию озабоченностей государств в контексте обеспечения безопасности космической деятельности.

Комментарии ()