О комментарии представителя Федерального министерства юстиции и защиты потребителей ФРГ Ш.Циммерманна по так называемому «делу А.Навального» в ходе еженедельной пресс-конференции Правительства ФРГ, состоявшейся в Берлине 6 ноября 2020 года

Вынуждены отреагировать на комментарий представителя Федерального министерства юстиции и защиты потребителей ФРГ Ш.Циммерманна по так называемому «делу А.Навального» в ходе еженедельной пресс-конференции Правительства ФРГ, состоявшейся в Берлине 6 ноября 2020 года.

Отвечая на вопрос о причинах, по которым германские власти до сих пор не ответили по существу ни на один запрос Генеральной прокуратуры Российской Федерации об оказании немецкими правоохранительными органами практической правовой помощи в рамках проводимого МВД России расследования обстоятельств экстренной госпитализации блогера 20 августа 2020 года в Омске, спикер Минюста ФРГ заявил, что власти Германии лишь тогда будут готовы, цитата, «рассмотреть вопрос» о передаче российской стороне каких-либо данных по «делу А.Навального», когда в России будет заведено уголовное дело по факту его отравления, который якобы был установлен немецкими военными экспертами. Такое требование, об этом сказал немецкий представитель, вытекает, в том числе из положений Европейской конвенции об оказании взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года. Это утверждение господина Ш.Циммерманна не соответствует действительности. Конвенция 1959 года не указывает конкретную стадию, на которой может осуществляться межгосударственное взаимодействие. Посмотрим на этот документ чуть ближе. В статье 1 Конвенции предусмотрено сотрудничество в рамках «судопроизводства» в отношении преступлений, наказуемых в соответствии с законодательством сторон. В английском варианте использован ещё более широкий термин «proceedings», охватывающий, по сути, любую стадию. Кроме того, в пояснительном докладе ко Второму дополнительному протоколу к Конвенции 1959 года в комментарии к статье 1 Конвенции указано: «Всегда существовало понимание, что конвенция применяется на всех стадиях производства (at all stages of proceedings)». Из всего этого следует, что увязка германской стороной передачи данных по «делу А.Навального» с формальным заведением в России уголовного дела юридически несостоятельна. О чем мы говорим? Понятное дело, Берлин не хочет передавать материалы и цепляется за любые возможности каким-то образом найти отговорки, но даже в этом поиске они провалились. Мы не исключаем и того, что представитель Минюста ФРГ не знает положений конвенции, на которую ссылается, такое не исключено. Может он сознательно исказил реальное положение дел по политическим мотивам.

3 ноября 2020 года Генеральная прокуратура Российской Федерации направила в Федеральное ведомство юстиции ФРГ подробные разъяснения относительно правового статуса проводимого МВД России вышеупомянутого расследования обстоятельств госпитализации А.Навального (германская сторона подтвердила получение этого письма). Согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству это расследование, для обозначения которого используется также термин «доследственная проверка», является одной из досудебных стадий уголовного судопроизводства. Таким образом, тезис германского Минюста о незапуске в России формальной процедуры уголовного расследования произошедшего с А.Навальным также не соответствует действительности.

Вызывают удивление слова официального представителя германского Минюста о том, что подтверждаемый ведомством факт официальной передачи четырёх запросов Генпрокуратуры России по «делу А.Навального» в ответственные в этом случае региональные органы юстиции Берлина не означает согласования их исполнения. Вы представляете какую драматургию наши немецкие коллеги развернули для того, чтобы просто рассказать что они нашли в анализах А.Навального. Получается, что немецкие власти противоречат сами себе, поскольку ещё 6 сентября 2020 года Федеральный министр иностранных дел ФРГ Х.Маас в интервью СМИ публично подтвердил, что исполнение первого российского запроса от 27 августа 2020 года будет согласовано, ибо, цитата, «нет абсолютно никаких причин его не согласовать» (Цитата по интернет-версии газеты „Die Zeit»: «Der russische Botschafter sei bereits informiert worden, dass man einem Rechtshilfeersuchen Russlands zustimmen werde, sagte Maas in der ARD-Sendung Bericht aus Berlin. Es gebe auch „uberhaupt keinen Grund, dem nicht zuzustimmen»). Эти заверения тогда были доведены по дипломатическим каналам и до Посла России в Германии, это не какая-то оговорка, это не ошибка СМИ, нам эту информацию передали официально. С этого момента прошло уже более двух месяцев, но никакой реакции по существу ни на запрос от 27 августа 2020 года, ни на последовавшие за ним остальные обращения Генпрокуратуры России со стороны германских властей не последовало, а из слов представителя Минюста ФРГ теперь следует, что не согласовано исполнение ни одного российского запроса, и это входит в прямое противоречие с вышеупомянутым заявлением главы МИД ФРГ.

В целом, в контексте ситуации вокруг А.Навального Берлин целенаправленно демонстрирует по отношению к Москве откровенно провокационную некооперабельность без ответа остаются абсолютно все предельно конкретные вопросы, заданные российскими следователями партнёрам из германских компетентных ведомств. Берлин в принципе открыто саботирует свои международно-правовые обязательства в сфере правоохранительного сотрудничества, прикрываясь, как было изложено выше, юридически несостоятельной аргументацией, и отказывается передавать биопробы российского гражданина и результаты их анализов, а также другие материальные доказательства (пока невыясненным путём попавшие в ФРГ), якобы подтверждающие его отравление пресловутым ядом «Новичок», необходимые для завершения проводимой МВД России доследственной проверки, что является непременным условием в соответствии с российским законодательством для возможного возбуждения уголовного дела. При этом по настоянию германской же стороны зачем-то скрывается вся существенная информация в отчёте Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) об оказании Германии технического содействия. На этом фоне не сбавляются обороты антироссийской пропагандистской кампании в немецких СМИ, а Правительством ФРГ инициированы безосновательные санкции против России по линии ЕС. В дополнение к этому в рамках ОЗХО немецкой дипломатией мобилизуются союзники по НАТО для обвинения нашей страны в нарушении Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) с целью создания дополнительного повода для наращивания на нас военно-политического давления со стороны коллективного Запада. Как там обстоят дела с юридическими нюансами и тонкостями взаимодействия ФРГ с ОЗХО? Там все чисто? Германская тактика вполне прозрачна, и российская сторона сделала из сложившейся ситуации свои выводы. Мы ими регулярно с вами делимся.

Призываем Берлин на деле, а не на словах отказаться от бесперспективного конфронтационного курса и приступить, наконец, к нормальному конструктивному предметному взаимодействию для прояснения истинных обстоятельств произошедшего с российским гражданином.

Комментарии ()