Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой о высказываниях министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса в передаче «Bericht aus Berlin» (ARD)

СМИ: «Власти Германии давно уже дали добро на удовлетворение запроса о правовой помощи со стороны России по Алексею Навальному — причин не делать этого нет, но сейчас еще продолжается обследование пациента в клинике*. Об этом *заявил в воскресенье глава МИД ФРГ Хайко Маас в эфире телеканала А-эр-дэ, комментируя заявление официального представителя МИД РФ Марии Захаровой* о том, что Берлин затягивает процесс рассмотрения ходатайства. «Мы уже давно одобрили этот запрос об оказании правовой помощи. Когда мы говорили с *российским послом*, мы сказали ему об этом», — утверждал германский министр. «И вообще нет никакой причины не одобрять его», — добавил он. «Сейчас идет обследование в берлинской клинике „Шарите“. Но мы ясно сказали, что если будет формальный запрос, то мы выдадим все разрешения, которые необходимы, чтобы обменяться информацией по этому запросу», — заявил Маас»

Есть несколько  вопросов к германскому внешнеполитическому ведомству, которые не прозвучали на А-эр-дэ:

  1. Если обследование пациента ещё продолжается, то как можно делать политические заявления, тем более с обвинительным уклоном?
  2. Почему в принципе на тему расследования и диагнозов начали говорить политики, а не представители правоохранительных и медицинских учреждений Германии?
  3. Формальный запрос есть. И по линии правоохранительных органов и по линии врачей. Направлен он был ещё в августе. Дополнительное обращение от российских медиков с предложением о взаимодействии  прозвучало на днях. И МИДу Германии об этом хорошо известно. Так почему же обмен информацией не начался? Почему не началась практическая работа специалистов, которые компетентны в этом вопросе, а идёт подмена экспертных заявлений политическими  лозунгами?
  4. Что за фактологические данные были предоставлены германской стороной партнерам  по НАТО и ЕС, побудившие  их сделать идентичные политическое заявления?
  5. Какого числа российское посольство в Берлине сможет получить официальные ответы на запрошенную  информацию для передачи ее в Москву?
  6. Так всё-таки почему ФРГ не раскрывает данные, на которые ссылается?

Комментарии ()