О заявлении Госдепартамента США о распространении санкций на российские газопроводные проекты

Отмечаем, что с удивительным упорством в Вашингтоне продолжают доказывать миру то, что стало аксиомой – факт того, что кроме санкций у США не осталось иных аргументов в международной повестке. То, что в фокусе попыток оказать нажимные действия весьма часто оказывается буквально все, что ассоциируется с Россией, – это уже давно не новость. Достается при этом и собственным союзникам США в Европе. На этот раз сам руководитель Госдепартамента объявил о корректировках в публикуемых ведомством разъяснениях по применению статьи 232 закона 2017 г. «О противодействии противникам Америки посредством санкций». Теперь, как было объяснено Госдепартаментом,  действие этого закона все-таки будет распространяться на газопроводные проекты, в частности, «Северный поток-2» и вторую ветку «Турецкого потока». Также озвучены угрозы применения всего набора репрессивных мер в случае, если т.н. «нарушители» все-таки будут в них участвовать.

Чем больше я смотрю интервью Госсекретаря США М.Помпео в последнее время, где он затрагивает подобные темы, тем больше мне кажется, что я смотрю художественный фильм времен «холодной войны».    

Общеизвестный факт, что речь в указанных случаях идет о сугубо коммерческих проектах. Об этом неоднократно говорили американцам мы, европейские партнеры – с цифрами, фактами и расчетами на руках.

Возникает в данном случае закономерный вопрос, а читали ли в Госдепе тот самый закон, непосредственно статью 232? Мы читали. Так бывало не раз, когда мы именно с этой трибуны рассказывали американским партнерам о деталях тех самых международных договоренностей и их внутренних законодательных актах, на которые они ссылаются. Повторим фокус.

В статье 232, о которой говорил Госсекретарь США М.Помпео, указано, что Президент США может вводить санкции только «по согласованию с союзниками». Любопытно, а такие решения с кем-то согласовывались? Может быть, с Берлином, хотя там, мне кажется, только ленивый не обозначил свое негативное отношение к неким гипотетическим американским санкциям против немецких компаний? К реакции Берлина мы сегодня еще вернемся.

Еще раз хотела бы задать этот вопрос: до конца ли прочитали тот самый закон, на который ссылался Госдеп и его непосредственный руководитель.

Ясно одно: США преследуют здесь собственные конъюнктурные экономические интересы в стремлении закрепиться в Европе в качестве поставщика углеводородов. Все средства хороши. Нет ничего, что не использовал бы Вашингтон для достижения этой цели. При этом там не могли не понимать, что их дорогостоящий газ будут покупать, видимо, только «из-под палки». В попытке убедить в своей «правоте», видимо, задействовали буквально все, что только приходило на ум, в том числе избитую формулировку о необходимости таким образом защищать своих европейских друзей от «агрессивной России». Это любимая наша цитата. Еще раз хотели бы подчеркнуть, что столь жесткие заявления Госсекретаря неприемлемы. Перечитайте, пожалуйста, еще раз статью 232.

Теперь о реакции Берлина. «США пренебрегают правом и суверенитетом Европы, угрожая санкциями против проекта «Северный поток 2». Германия считает необходимым выработать общий подход по санкционной политике в отношении России, действия Вашингтона это осложняют», — заявил глава МИД ФРГ Х.Маас. «Своим заявлением о мерах, которые также угрожают европейским предприятиям санкциями, Правительство США пренебрегает правом и суверенитетом Европы самостоятельно решать, как и откуда мы получаем энергию. Европейская энергетическая политика формируется в Европе, а не в Вашингтоне. Мы отвергаем экстерриториальные санкции», – говорится в распространенном МИД ФРГ заявлении Х.Мааса.

В общем-то, с этой фразой невозможно не согласиться. Есть только одно «но»: возможно, проблема в том, что ее начали произносить только сейчас, возможно, нужно было бы оперировать подобными тезисами чуть раньше.

Комментарии ()