О выдвигаемых Германией в адрес России обвинениях в причастности к хакерской атаке на немецкий Бундестаг в 2015 г.

Решительно отвергаем выдвигаемые Германией против России бездоказательные обвинения в причастности российских госструктур к хакерской атаке на Бундестаг ФРГ в 2015 г.

Ничем не подтверждаемые спекуляции о некоем «российском следе» во взломе компьютерных систем германского парламента (все как всегда: «взлом», «российский след», «рука Кремля») планомерно распространяются из Берлина на протяжении всех этих лет. Сюжет периодически раскручивался в Германии в рамках агрессивной антироссийской медиа-кампании, выстраивавшейся на основе полунамёков, а также утечек со ссылками на некие «осведомлённые» анонимные источники в государственном аппарате ФРГ. Работает система «хайли лайкли». Налицо применение политизированного подхода с целью закрепления за нашей страной в восприятии широкой немецкой общественности образа противника.

Теперь факты, а не «высокая доля вероятности». С 2015 г. германская сторона не только не предоставила каких-либо доказательств вины России, но и ни разу не смогла внятно объяснить, на чём основываются выдвигаемые против нашей страны обвинения. Звучавшие неоднократно громкие заявления о том, что никто кроме Москвы эту кибератаку совершить не мог, поскольку её осуществление было невозможно без использования некоего особого государственного ресурса, абсурдны. Это псевдоправовая позиция, чушь. Сейчас власти ФРГ ссылаются на какие-то «надёжные свидетельства», которые, по сообщениям немецких СМИ, были получены Берлином – важный момент – от США. Это известные поставщики «надежных» фактов и свидетельств. Если германская сторона на самом деле располагает поступившими из Вашингтона документальными подтверждениями чьей-либо вины, то российская сторона готова их рассмотреть. Существуют специальные механизмы обмена соответствующими данными. При этом их непредъявление будет однозначно трактоваться в Москве как необоснованное обвинение России. Что может быть проще, чем показать эти самые «надежные свидетельства»? В конце концов, мы же не просим показать свидетелей.

До сих пор неоднократные предложения российской стороны предметно и на основе фактов обсудить немецкие претензии в связи с хакерской атакой на Бундестаг в рамках двусторонних переговоров всегда оставлялись Берлином без внятной реакции. С германской же стороны в этой связи никаких официальных сигналов, запросов или обращений не поступало – ни по дипломатическим каналам, ни через российский Национальный координационный центр по компьютерным инцидентам (НКЦКИ). Кстати, информацию о существовании и деятельности НКЦКИ мы направляли германским партнёрам.

Более того, крайнее недоумение вызывает и занятая Берлином позиция применительно к российско-германскому взаимодействию в области кибербезопасности в целом. В 2019-2020 гг. с территории ФРГ на российские объекты инфраструктуры было совершено самое большое число кибератак.

В этой связи российский Национальный координационный центр по компьютерным инцидентам направил немецким контрагентам 75 обращений, и лишь в семи случаях российской стороной были получены ответы.

В 2014 и 2018 гг. Берлин в одностороннем порядке сорвал запланированные российско-германские консультации на высоком межведомственном уровне по информационной безопасности и продолжает последовательно, целенаправленно уклоняться под различными предлогами от возобновления этого полезного формата взаимодействия, в рамках которого можно было бы снять все вопросы, передать информацию, провести переговоры.

С учётом изложенного призываем власти ФРГ воздержаться от дальнейшей эскалации ситуации и конфронтационной риторики. Предлагаем отказаться от ведущих в тупик угроз и перевести российско-германский диалог по проблематике кибербезопасности в плоскость практического сотрудничества и реальных дел.

Комментарии ()