Пресс-релиз Посольства России в Берлине

В адрес Российской Федерации и ее граждан в очередной раз распространяются ничем не подкрепленные обвинения в причастности к крушению Боинга МН17, нежелании сотрудничать со следствием, неисполнении международно-правовых обязательств по оказанию правовой помощи. Хотели бы напомнить хронологию развития событий и расследования этой трагедии. Полагаем, что изъяны следствия и ангажированность следователей, отрабатывающих конкретный политический заказ, видны невооруженным взглядом.

17 июля 2014 г. в небе над восточной Украиной потерпел крушение «Боинг» авиакомпании «Малайзия Эйрлайнз», выполнявший рейс МН17 из Амстердама в Куала-Лумпур. Погибло 298 человек (283 пассажира и 15 членов экипажа). В момент катастрофы на борту находились граждане Австралии, Бельгии, Великобритании, Германии, Индонезии, Канады, Малайзии, Нидерландов, Новой Зеландии и Филиппин.

24 июля 2014 г. Украина и Нидерланды подписали Меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым правительству Нидерландов была делегирована ведущая роль в следственных действиях.

В Нидерландах было инициировано два параллельных расследования. Первое касалось технических причин катастрофы и проводилось Советом по вопросам безопасности Нидерландов. Установление виновных в задачи этого расследования не входило. В состав данной группы были включены представители 10 стран (Австралии, Великобритании, Германии, Индонезии, Италии, Малайзии, России, США, Украины и Франции). Группе содействовали эксперты ИКАО, европейского агентства авиационной безопасности и межгосударственного авиационного комитета. От нашей страны в группе был аккредитован заместитель руководителя Росавиации О.Г.Сторчевой.

13 октября 2015 г. Советом был опубликован финальный отчет о причинах трагедии, который подвергся аргументированной критике с нашей стороны. Несмотря на то, что представитель России входил в состав этой группы и пытался довести до сведения совета наши замечания, к его аргументам не прислушались. Расследование пришло к заключению, что «Боинг» был сбит ракетой серии 9м38, выпущенной из ЗРК «БУК». Была определена территория, откуда могла быть запущена ракета, без конкретизации того, в чьих руках мог находиться данный район. Однако после публикации доклада председатель совета Ч.Яустра, отвечавший за проведение расследования, обвинил ополченцев Донбасса, демонстрируя явную предвзятость.

Целый ряд поставленных российской стороной вопросов остался неучтенным в финальном отчете, который грешит многочисленными неточностями. Очевидно, что вместо последовательного анализа объективных данных Совет стремился подогнать доказательства под заранее выбранную версию. Российская сторона уже тогда обратила внимание, что расследование проведено с нарушениями стандартов ИКАО, допущены неточности при выкладке обломков самолета, недостаточно тщательно проводились экспертизы, в т.ч. металловедческая, поражающих элементов ракеты.

Много вопросов к уголовному расследованию, проводимому созданной на основании Межправительственного соглашения от 7 августа 2014 г. Совместной следственной группой (ССГ), в которую входят Нидерланды, Австралия, Бельгия, Украина и Малайзия. Руководящую роль в ССГ играет прокуратура Нидерландов. Изначально конфиденциальное соглашение от
7 августа 2014 г. было подписано лишь четырьмя государствами, которые договорились фильтровать информацию и выпускать в свет только то, что согласовано между ними. Готовилось данное соглашение за спиной у Малайзии, которая, несмотря на свои настойчивые требования, была допущена в состав ССГ только в ноябре 2014 г. При том что самолет принадлежал малайзийской авиакомпании, и именно малайзийцы из числа иностранных представителей первыми прибыли на место крушения.

В октябре 2016 г. российская сторона передала первичные необработанные данные РЛС, которые полностью исключают возможность пуска из района населенного пункта Первомайское (как это было заявлено ССГ). Прокуратура Нидерландов сообщила, что ССГ испытывает трудности с их расшифровкой. В ответ Россия незамедлительно предоставила данные РЛС в том формате, на котором настаивала нидерландская сторона. Тогда со ссылкой на выводы неких «экспертов», занимавшихся анализом российских радиолокационных данных, представители ССГ заявили, что записи с радаров не опровергают поддерживаемую ими версию.

На брифинге ССГ 19 июня с.г. вопрос об использовании материалов, переданных ССГ российской стороной, включая радиолокационные данные, остался без ответа по существу: причиной игнорирования российских данных было объявлено то, что они «не давали нужной картины». Какая картина нужна – стало ясно из промежуточных итогов расследования.

ССГ откровенно ушла и от ответа на вопрос представителей СМИ, на каком основании группа исключила факт принадлежности ракеты, якобы сбившей «Боинг», вооруженным силам Украины и проигнорировала данные, установленные российской стороной после демонстрации 24 мая 2018 г. самой же следственной группой фрагментов деталей ракеты.

На протяжении всего расследования ССГ демонстрирует предвзятое отношение к России, безосновательно обвиняя нашу страну в невыполнении запросов о правовой помощи и предоставлении информации, а также утверждая, что располагает доказательствами о причастности России к трагедии. Очевидно, что ССГ продолжает ограничиваться в своей работе данными из весьма сомнительных источников, включая украинские спецслужбы.

Не можем согласиться, что следствию за пять лет удалось добиться «впечатляющих» результатов. Следователи не смогли представить убедительных свидетельств причастности российской стороны к авиакатастрофе. Неискушенной в технических деталях мировой общественности с использованием тщательно подобранного видеоряда, картинок и фотографий, нечетких аудиозаписей разговоров и неидентифицируемой переписки неких лиц из социальных сетей внушается мысль о якобы «доказанном факте», что версия ССГ — единственно верная.

Особенно цинично прозвучало заявление представителя ССГ, что отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия вины. Следует напомнить, что презумпция невиновности является одним из фундаментальных прав человека, зафиксированных в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, международном Пакте о гражданских и политических правах, а также в законодательстве большинства стран мира.

Непонятным остается стойкое нежелание следствия дать соответствующую оценку решению Украины не закрывать воздушное пространство над зоной активных боевых действий, невзирая на то, что буквально за несколько дней до трагедии украинская сторона заявила о наличии у ополченцев «тяжелых систем ПВО» после того, как был сбит украинский военный самолет. Это стало предметом иска против Украины в ЕСПЧ.

Примечательно, что в Малайзии, где не меньше других заинтересованы в выявлении истины, на высоком государственном уровне говорят об обоснованных сомнениях в подходах и выводах следствия. МИД Малайзии заявил о необходимости обеспечить большую прозрачность расследования, его достоверность, создать прочную доказательную базу и отказаться от политизации.

Призываем ССГ сосредоточиться на беспристрастном анализе всех имеющихся в ее распоряжении данных для установления истинных причин случившегося и поиска настоящих виновных в трагедии. То, как велось ранее и продолжает вестись сейчас расследование, не позволяет говорить о его беспристрастности и независимости. Озвученные «новые элементы» свидетельствуют, скорее, об обратном — нацеленности на подгонку фактов
(а если называть вещи своими именами — домыслов и фальшивок) под изначально принятую версию с обвинением России.

Комментарии ()