Директор ДНКВ МИД России В.И.Ермаков в интервью РИА Новости: не хотите проблем для себя — не создавайте их для России

После решения США выйти из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности одним из ключевых вопросов стало то, появятся ли снова подобные вооружения в Европе, как это было в годы «холодной войны». Директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Владимир Ермаков рассказал в интервью РИА Новости, что в Москве думают о таких угрозах, как будут на них реагировать, окончательно ли «похоронен» договор по РСМД, а также о планах России по поставкам вооружений в различные страны.
– Глава Минобороны ФРГ заявила, что китайские ракеты угрожают России, поэтому необходимо включить Пекин в Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Согласна ли Россия с этим?
– Немецкие коллеги в очередной раз слово в слово ретранслируют ранее сказанное американцами. К сожалению, в военно-политической сфере это уже превратилось в традицию. Мы помним высказывания в СМИ помощника по национальной безопасности Президента США Джона Болтона о том, что «китайские ракеты нацелены в сердце России». Ценим подобную заботу о российской безопасности, хотя, похоже, она носит далеко не бескорыстный характер. На наш взгляд, здесь налицо очевидная и достаточно неуклюжая попытка вбить клин между Россией и Китаем. Разумеется, в Москве и Пекине это прекрасно понимают и учитывают. При этом российско-китайские подходы к проблематике РСМД весьма близки, а во многом просто совпадают. Поэтому мы, безусловно, не допустим здесь игры на расстыковку российско-китайской связки.
В то же время не стал бы полностью исключать, что подобные заходы со стороны Берлина вызваны в том числе и искренним желанием, чтобы все крупнейшие ракетнозначимые страны договорились о «правилах игры» в ракетно-ядерной области. Очевидно, что это отвечало бы интересам Германии и в целом Европы, да и всего мирового сообщества. Правда, вряд ли кто-то смог бы здесь поручиться за США с их стремлением установить единственное правило – полное и неоспоримое американское доминирование.
Российская позиция на этот счет предельно проста и понятна: мы открыты к любым многосторонним инициативам, работающим на укрепление международной безопасности и стабильности, при условии их реализации на основе консенсуса и учета легитимных интересов и озабоченностей всех участников. Это в полной мере относится и к диалогу с нашими китайскими друзьями.
– Какова, по вашему мнению, вероятность того, что американские ракеты снова появятся в западной Европе? И станет ли тогда она, в том числе и ФРГ, потенциальной целью для российских ракет?
– Элементарная логика подсказывает, что если США вкладывают значительные средства в разработку новых ракетных вооружений, а профильные компании американского ВПК интенсивно расширяют производственные мощности, то где-то эти системы определенно появятся. С учетом того, что на доктринальном уровне США совершенно четко обозначили своих геополитических оппонентов (помимо России это Китай, Иран и КНДР), то это могут быть и Европа, и АТР, и даже Ближний Восток. В этой ситуации нас заботят, прежде всего, те сценарии, при которых подобные развертывания привели бы к непосредственной ракетной угрозе для российской территории.
Если в результате гипотетических решений Вашингтона и Берлина подобные угрозы будут исходить для нас с территории ФРГ, то очевидно, что игнорировать их мы не сможем. При этом мы категорически не приемлем попыток извратить объективную логику поддержания военно-стратегического баланса и интерпретировать наши разъяснения как необоснованную ракетную угрозу со стороны России неядерным союзникам США, включая Германию. Во-первых, не будем забывать, что на территории ФРГ уже расположены объекты с так называемым «приписанным к НАТО» американским ядерным оружием. А во-вторых, безопасность в Европе неделима: не хотите проблем для себя с нашей стороны – не создавайте их для нас.
Мы заинтересованы в том, чтобы избегать новых ракетных кризисов в Европе и других регионах. Именно поэтому мы объявили, по сути, односторонний мораторий на развертывание перспективных ракет средней и меньшей дальности, которые после окончательного слома Вашингтоном ДРСМД могут у нас появиться в ответ на американские разработки в соответствующих регионах, включая Европу, до тех пор, пока там не будут размещаться аналогичные ракеты США. Рассчитываем, что в Вашингтоне и НАТО возобладает ответственный подход к европейской безопасности, и там последуют нашем примеру.
– Ожидаются ли в ближайшее время контакты с США по проблематике РСМД? Когда, где, на каком уровне? Или этот договор окончательно похоронили, и говорить уже не о чем?
– Наш разговор с американцами по ДРСМД остановился на том, что США однозначно отвергли все наши инициативы, нацеленные на урегулирование встречных претензий сторон через взаимные меры транспарентности. При этом отклонена была сама идея взаимности при осуществлении таких мер. Вместо этого американская сторона зациклилась на заведомо неприемлемом для нас и по форме, и сути ультиматуме об односторонних уступках с российской стороны, предусматривающих полное уничтожение всех комплексов с ракетой 9М729, которая без каких-либо на то объективных оснований объявлена Вашингтоном противоречащей договору. Таким образом, США отсекли все возможности для рациональных и реалистичных решений кризиса вокруг ДРСМД. Несмотря на все сигналы с российской стороны о целесообразности продолжить диалог, готовности к этому с американской стороны проявлено не было. Ситуация, к сожалению, была целенаправленно заведена Вашингтоном в тупик.
Все наши предложения, тем не менее, остаются в силе. Но «стучаться в закрытую дверь» мы больше не будем.
– С учетом большой нестабильности в Кашмире, не рассматривает ли Россия вероятность приостановки поставок вооружений в Индию, Пакистан?
– Не видим объективных причин для пересмотра существующих межправдоговоренностей и перспективных планов с Индией. Совершенный 14 февраля в штате Джамму и Кашмир крупный теракт как раз наоборот диктует необходимость дальнейшего укрепления контртеррористического сотрудничества с Нью-Дели, к чему стремятся обе стороны.
Также отмечаем, что ВТС с Пакистаном у нас носит крайне ограниченный характер и направлено сугубо на усиление контртеррористического потенциала этой страны.
В настоящее время в ситуации на индо-пакистанской границе наметилась деэскалация напряженности. Мы это приветствуем.
– Как известно, США продолжают давить на Турцию, чтобы та не покупала С-400. Есть ли, по вашему мнению, риск расторжения сделки?
– Контракт на поставку ЗРС С-400 «Триумф» в Турцию находится в стадии реализации и выполняется строго по графику. Исходим из того, что он будет завершен до конца текущего года.
Мы в курсе того давления, которое столь бесцеремонно оказывает Вашингтон на Анкару с целью сорвать эту сделку. Расцениваем это не иначе как попытку политическим путем подорвать позиции своего основного конкурента на глобальном рынке вооружений. Это демонстрация слабости позиций США, неспособных предложить на мировом рынке лучшего чем у нас соотношения цены и качества военной продукции. У них в арсенале остаются только рычаги нездорового политического давления, но суверенные страны на такое на них давление, как правило, не поддаются.
Высоко ценим ответственную позицию турецкого руководства, которое неоднократно подчеркивало, что обратной дороги по этому контракту нет. Прекрасно понимаем стремление Анкары выстроить такую национальную систему ПВО, которая наиболее полно отвечала бы интересам безопасности Турции.

Комментарии ()