Официальный представитель МИД М.В.Захарова о позиции России по реформе ООН в контексте подписанияАахенского договора между Германией и Францией

Планируемый к подписанию Аахенский договор – двусторонний франко-германский документ, подготовка которого ведется в закрытом режиме. Нам затруднительно комментировать еще не опубликованный текст по каким-то «отрывкам».

Что касается в целом поддержки Парижем немецких устремлений по получению постоянного места в Совете Безопасности ООН, то нового здесь нет: французская сторона неоднократно заявляла об этом и ранее. В частности, подобный пассаж содержался еще в совместной декларации Президента Франции Н.Саркози и Премьер-министра Великобритании Г.Брауна в марте 2008 г., после чего неоднократно озвучивался французской делегацией в ходе межправительственных переговоров по реформе СБ ООН в Нью-Йорке.

Вопрос с постоянной пропиской Германии в СБ ООН будет решаться не в двустороннем франко-немецком формате. Такое решение должно быть принято Генеральной Ассамблеей ООН по итогам идущих в Нью-Йорке межправительственных переговоров с участием всех государств-членов ООН.

Россия выступает за продолжение поиска в ходе межправпереговоров такой модели реформы, которая пользовалась бы максимально широкой поддержкой государств-членов – гораздо более значительной, чем две трети голосов, которые формально необходимы по Уставу ООН. Оптимально –консенсусной. Важно, чтобы переговоры носили всеохватный и прозрачный характер, велись по всем имеющимся предложениям, без установления графиков и крайних сроков.

В принципиальном плане Россия выступает за реформирование Совета Безопасности ООН путем расширения представленности в нем развивающихся стран Африки, Азии и Латинской Америки. Не сомневаемся, что среди этой многочисленной группы государств есть немало стран, которые способны вносить весомый вклад в поддержание международного мира и безопасности. В нынешнем составе СБ ООН, в том числе его постоянного «пула», наблюдается очевидная перепредставленность отдельных регионов, в первую очередь, существующей в рамках ООН региональной группы Западноевропейских и других государств, куда входят в том числе и США.

В любом случае нельзя допустить, чтобы усилия по приданию Совету более представительного характера отразились на его эффективности и работоспособности. По какому бы пути ни пошла реформа, СБ ООН должен иметь возможность адекватно и быстро реагировать на возникающие вызовы и угрозы. В этой связи необходимо, чтобы обновленный Совет оставался относительно компактным.

Не скрываем, что мы скептически относимся к продвигаемой Францией и рядом других стран идее ограничения права вето. Рассматриваем этот механизм в качестве важного элемента выработки сбалансированных и выверенных решений Совета и отстаивания интересов меньшинства. Ведь ни для кого не секрет, что западный «лагерь» может легко мобилизовать в СБ ООН достаточное количество голосов, необходимых для того, чтобы заблокировать неугодные им проекты, не прибегая к ветированию.

Россия последовательно выступает за гармоничную систему международных отношений, одним из принципов которой должны быть политическое решение возникающих кризисов и отказ от политики насильственной смены режимов. Общая приверженность таким принципам объективно сняла бы остроту полемики вокруг права вето.

Комментарии ()