К развитию ситуации вокруг отравления в Солсбери С.Скрипаля и Ю.Скрипаль

Великобритания, очевидно, решила скорректировать свою не увенчавшуюся успехом линию ультимативного давления на Россию и обратилась в ОЗХО, что мы изначально рекомендовали сделать. При этом, однако, Лондон вновь пытается обойти соответствующие положения Конвенции о запрещении химического оружия, предполагающие официальное обращение Великобритании к России для получения разъяснений по своим озабоченностям и предоставление нам полной информации об инциденте.

В письме от 15 марта с.г. на имя гендиректора Техсекретариата ОЗХО А.Узюмджю премьер-министр Великобритании Т.Мэй вновь бездоказательно обвинила Россию в незаконном применении силы против Великобритании и обладании незаявленной военно-химической программой.

При этом указывается, что некое вещество под названием «Новичок» может быть произведено только в специализированной лаборатории экспертами, знающими, как безопасно обращаться с высокотоксичными отравляющими веществами.

В данном контексте хотели бы сослаться на ранее сделанные самими же британцами заявления, в частности, выступление постпреда Великобритании при ОЗХО на 87-й сессии Исполсовета о том, что идентификация химиката, якобы примененного в инциденте в Солсбери, производилась в научно-техническом центре военного ведомства Великобритании в Портон-Дауне.

Возникает закономерный вопрос: могли ли британские эксперты оперативно определить тип отравляющего вещества, если бы у них изначально не было его химической формулы и стандартного образца? Специалисты отрицают такую возможность. В таком случае напрашивается вывод: Лондон имеет возможность производить нервно-паралитические вещества, одним из которых были отравлены Скрипали.

С большим сожалением наблюдаем, как некоторые государства идут на поводу истерики Лондона, хотя его действия вокруг «дела Скрипалей» противоречат не только общепринятой практике межгосударственных отношений, но и здравому смыслу, а некоторые высказывания британских высокопоставленных политиков выходят за рамки приличия и цивилизованного общения.

Как сообщил 18 марта с.г. Президент России В.В.Путин, если бы речь шла о боевом отравляющем веществе, то поражающий эффект был бы другим — люди погибли бы на месте. У России нет таких средств, поскольку все химическое оружие было уничтожено под контролем международных наблюдателей. Причем Россия сделала это первой, в отличие от иностранных партнеров, которые до сих пор не выполнили своих обязательств. Любой здравомыслящий человек понимает, что никто в России не позволил бы себе подобной выходки накануне президентских выборов и Чемпионата мира по футболу.

Еще раз подчеркиваем, с Россией недопустимо разговаривать на языке ультиматумов. Никаких официальных обращений Лондона с изложением фактов, несмотря на наши многочисленные запросы, мы не получали. Поверить британцам на слово не готовы. Не так давно широкая общественность уже поверила «честному слову» тогдашнего премьер-министра Т.Блейра, ввергшего свою страну в иракскую авантюру на основании измышлений о наличии ОМУ у Багдада.

Сегодня речь может идти только о полностью открытом конструктивном диалоге на основе первоисточников, сертифицированных проб, показаний потерпевших и свидетелей, медицинских заключений, других материалов следствия. Готовы к такому сотрудничеству. Предлагали и предлагаем разобраться с этим на двусторонней основе, а также в рамках статьи IX Конвенции о запрещении химоружия. Лондон от такой работы категорически отказывается.

Комментарии ()