Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова информационному агентству «Интерфакс», 28 декабря 2017 года

Вопрос: Сергей Викторович, что было главным для российской дипломатии в уходящем году, и с какими внешнеполитическими вызовами предстоит столкнуться в 2018 году, наступит ли мир в Сирии?

С.В.Лавров: 2017 год был напряженным. Ситуация в международных делах проще не становилась. Главными задачами нашей дипломатии были защита национальных интересов, безопасности и суверенитета России, купирование угроз, обеспечение адекватного ответа на внешние вызовы во имя поступательного внутреннего развития. А таких вызовов немало – от братоубийственного конфликта в соседней Украине, который имеет выраженное внутрироссийское измерение в силу особых народно-исторических связей между нашими странами, до опасного роста напряженности в нашем дальневосточном пограничье – на Корейском полуострове. Безответственные силы на Западе подогревают конфликтность, стремясь оформить системное сдерживание России и других независимых центров мирового влияния. Радикализация политики ряда западных стран, ее отрыв от прагматичного базиса серьезно увеличивают нагрузку на международное право, грозят хаотизацией межгосударственных отношений.

В этих непростых условиях МИД работал динамично. Наши дипломаты привыкли видеть в трудностях стимул к творческой деятельности. И, конечно же, серьезная подмога нашему труду – общенациональный консенсус в поддержку проводимого Президентом России принципиального честного и независимого внешнеполитического курса. Мы продвигаем, в том числе в качестве постоянного члена СБ ООН, положительную, сбалансированную, устремленную в будущее международную повестку дня в целях эффективного преодоления общих для всего человечества проблем.

Одним из ключевых приоритетов было содействие мирному преодолению многолетнего внутрисирийского конфликта. Совместно с Ираном и Турцией запустили Астанинский формат, который доказал свою эффективность – удалось установить и укрепить режим прекращения огня между правительственными силами и вооруженной оппозицией, что позволило сосредоточиться на разгроме ИГИЛ. Успешно функционируют четыре зоны деэскалации. Начался процесс возвращения беженцев, восстановления разрушенной инфраструктуры. Таким образом, во многом благодаря усилиям России созданы необходимые предпосылки для реального политического урегулирования на основе резолюции 2254 СБ ООН.

Особое внимание по-прежнему уделяли наращиванию интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, упрочению взаимодействия в ОДКБ, продвижению сотрудничества по линии СНГ, где Россия осуществляла функции председателя. Продолжили интенсивную работу по реализации инициативы В.В.Путина по формированию Большого Евразийского партнерства, в том числе через сопряжение потенциалов евразийской интеграции и китайской инициативы «Один пояс один путь».

Существенно продвинулось вперед и обогатилось новым содержанием всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие с нашим великим соседом Китаем. Среди наиболее приоритетных направлений оставалось развитие особо привилегированного стратегического партнерства с Индией. Нормализованы отношения с Турцией. Поступательно укреплялось качество связей с подавляющим большинством государств Азиатско-Тихоокеанского региона, Латинской Америки, Африки. Активно взаимодействовали с партнерами по линии таких многосторонних объединений нового типа, как «Группа двадцати», ШОС, БРИКС, где нет «учителей и учеников», а диалог выстраивается на равноправной основе.

В наступающем году в фокусе нашего самого пристального внимания останется бескомпромиссная борьба с международным терроризмом – в русле известной инициативы В.В.Путина по созданию широкой антитеррористической коалиции под эгидой ООН. Намерены, как и сейчас, всемерно способствовать снижению напряженности вокруг Корейского полуострова, недопущению там вооруженного противостояния.

Будем делать максимум возможного для скорейшего восстановления мира и стабильности в Сирии. Вместе с тем, очевидно, что прогресс в деле политического урегулирования в САР зависит, прежде всего, от самих сирийцев. Задача внешних игроков – содействовать достижению межсирийских договоренностей. В этой связи имеем в виду продолжать энергичную работу как с правительством, так и с оппозицией, призывать их найти общий язык, прекратить конфронтацию. В настоящий момент – в тесном контакте с партнерами по Астанинскому формату – прорабатываем вопросы созыва Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, призванного стать подспорьем для межсирийских переговоров в Женеве под эгидой ООН.

Продолжим вносить вклад в политико-дипломатическое преодоление других кризисов и конфликтов, которыми, к сожалению, перенасыщен мир. Будем продвигать универсальные ценности справедливости, честности, широкого равноправного партнерства и бесконфликтного созидательного развития. Способствовать укреплению многосторонних начал в международных делах в интересах обеспечения более справедливой и демократической архитектуры мироустройства, опирающейся на Устав ООН, отражающей и уважающей культурно-цивилизационное многообразие народов.

Наши ответственные, взвешенные подходы пользуются самой широкой поддержкой. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что Россия вернула себе историческую востребованную роль гаранта глобальной стабильности.

Вопрос: США заявляют, что пока не собираются уходить из Сирии. Готова ли российская сторона «уживаться» с американцами в Сирии и успешно взаимодействовать с ними в деле окончательного разгрома террористов, поддержания мира и безопасности в этой стране в постконфликтный период?

С.В.Лавров: Неоднократно и на различных уровнях подтверждали, что если цель американцев в Сирии, как они сами заявляют, борьба с терроризмом, то объективно у нас есть возможности для сотрудничества с ними в этой сфере.

Президенты В.В.Путин и Д.Трамп «на полях» саммита АТЭС в Дананге 11 ноября приняли совместное заявление, в котором зафиксирован настрой на продолжение совместной работы по Сирии. Кроме того, 8 ноября Россия, США и Иордания подписали трехсторонний Меморандум о принципах деэскалации на юге САР, который призван закрепить успех инициативы о прекращении огня в данном районе. Зона деэскалации, которая фактически функционирует там с лета текущего года, полностью доказала свою эффективность.

Исходим из того, что американцы должны покинуть сирийскую землю, как только там будут полностью ликвидированы остатки террористической активности – а до этого осталось совсем недолго. Напомню, что СБ ООН не санкционировал деятельность США или ведомой ими коалиции в САР. Законное сирийское правительство их к себе тоже не приглашало.

В этой связи вызывает удивление заявление главы Пентагона Дж.Мэттиса о намерении армейских подразделений США оставаться в Сирии до «достижения прогресса в политическом урегулировании». Словно Вашингтон присвоил себе право определять степень такого прогресса и хочет удерживать часть сирийской территории, пока не добьется нужного ему результата. Так дела не делаются. В соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254, за принятие которой США ратовали, решение о дальнейшем устройстве Сирии может принимать только сирийский народ. Этим пониманием будем и впредь руководствоваться в наших контактах с американцами.

Вопрос: Оправдал ли наши ожидания в плане двусторонних отношений президент США Д.Трамп или разочаровал? Как скажутся на российско-американских отношениях намеченное на начало будущего года вступление в силу новых санкций США в отношении энергетического сектора России, ОПК, а также публикация неких списков российской элиты?

С.В.Лавров: Разочарования, как правило, возникают из-за завышенных ожиданий, а таковых применительно к российско-американским отношениям у нас не было.

В выстраивании диалога с Вашингтоном – кто бы там ни находился у власти – опираемся на прагматичные подходы и реалистичные оценки, не строим иллюзий. С самого начала понимали, что преодолевать тяжелейшее наследие Администрации Б.Обамы в области двусторонних связей будет крайне непросто.

Мы по-прежнему готовы пройти свою часть пути для их оздоровления. Регулярно напоминаем американским коллегам, что выстраивать нормальный диалог между нашими странами и продуктивно сотрудничать в мировых делах можно только с опорой на принципы учета и уважения национальных интересов друг друга.

Пока добиться изменений к лучшему не получается из-за русофобской истерии, которая охватила вашингтонский политический истеблишмент и приобрела без преувеличения параноидальный характер. Именно она не дает двигаться вперед по важным для двух государств направлениям, провоцирует дополнительное напряжение на международной арене. США предпринимают недружественные шаги против нашей страны. Реализация закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» неизбежно будет отражаться на отношениях. При этом в Вашингтоне явно переоценивают свои возможности – российская экономика не только адаптировалась, но и вернулась на траекторию роста, начинает обретать новое качество.

На любые враждебные действия против России и наших граждан отвечали и будем отвечать – так, как будет для нас наиболее оптимально. Вместе с тем рассчитываем, что в Вашингтоне со временем все-таки осознают бесперспективность давления на нашу страну. Собственно, чем быстрее некоторые американские политики избавятся от иллюзий, что Россию можно запугать ограничительными мерами или демонстрацией военного потенциала, тем будет лучше для всех, включая их самих. Это не только оказало бы положительное влияние на атмосферу российско-американских отношений, но и позволило бы более эффективно решать острые глобальные и региональные проблемы, стоящие перед всем мировым сообществом.

Комментарии ()