Субботник на гарнизонном кладбище на Михендорфер шоссе

8 июля с.г. на гарнизонном кладбище, расположенном на Михендорфер шоссе в г. Потсдаме, состоялся субботник.

Мероприятие было организовано волонтёрами из Потсдама и Берлина. Многие из них не первый год следят за судьбой этого захоронения, организуют акции по добровольному уходу за могилами. В ходе субботника они почистили надгробные камни и обрамления могил, обновили надписи, выкрасив их свежей краской, возложили цветы, зажгли свечи, помянули усопших.

Гарнизонное кладбище на Михендорфер шоссе – пример успешного взаимодействия государства и общества в условиях непростого статуса данного захоронения. Посольство России в ФРГ совместно с администрацией г. Потсдама за последние три года осуществили ремонт девяти участков первой линии послевоенного захоронения (восьми участков – на средства России, один – на средства Германии). В свою очередь, волонтёры осуществляют регулярный уход за могилами.

Взаимодействие двух сторон необходимо. Ведь территория послевоенного захоронения в Потсдаме не подпадает под Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германии об уходе за военными могилами в Российской Федерации и в Федеративной Республике Германии. Согласно тексту документа, германская сторона взяла на себя обязательства по уходу за военными могилами российских граждан, умерших в плену или от его последствий до 31 марта 1952 г. На гарнизонном кладбище на Михендорфском шоссе 3760 могил относятся к более позднему времени.

Руководитель отдела по увековечению памяти погибших при защите Отечества Посольства России в Германии Е.Л. Алёшин в ходе субботника ответил на вопросы волонтёров о перспективах дальнейших ремонтных работ на кладбище.

Волонтёры: Евгений Леонидович, мы слышали, что планируется снести могилы, вырубить деревья и превратить захоронение в «лужайку». Не по-христиански!

Алёшин Е.Л.: Я в курсе, что по интернету распространяется такая информация. Хотел бы подчеркнуть, что она не соответствует действительности. Существуют разные варианты ремонта участков послевоенного захоронения (не отремонтированными остаются на сегодняшний день пятнадцать участков). Один из них предусматривает замену деформированных, вросших в землю обрамлений могил вместе с именными плитами на стелы с именами усопших и информацией о номерах ряда и могилы, в которых они покоятся. Визуально действительно получается свободный от надгробий участок, но могилы при этом остаются.

В: И как искать своего родственника на таком кладбище?

А: Как уже было сказано, на стелу наносятся персональные данные, а также номер ряда и могилы каждого захороненного. На бордюрном камне, установленном по периметру участка захоронения, будут указаны соответствующие номера рядов и могил. При помощи такой системы координат можно найти место захоронения усопшего.

В: Очень мудрёно. А почему нельзя просто отремонтировать надгробия? В прошлом году же так делали?

А: Да, в прошлом году Посольство России потратило 150 000 евро на ремонт пяти участков захоронения. Это, практически, годовой бюджет на ремонт всех российских и советских захоронений на территории Германии, общее число которых превышает четыре тысячи. Ранее на ремонт трёх других участков этого захоронения было потрачено ещё около 150 000 евро. Итого, 300 000 евро за два года. Что мы видим сегодня? На отремонтированных участках отдельные надгробные камни и обрамления вновь зарастают мхом и лишайником. За их уход на регулярной основе сегодня никто не отвечает. Хорошо, что есть такие неравнодушные люди как вы, которые проводят субботники. Хорошо, что усилия Посольства по поиску компромисса пока находят отклик у германской стороны. Но вкладывать 700 000 евро в ремонт ещё пятнадцати участков с перспективой, что через пару лет они снова уйдут под землю… налогоплательщики могут не понять такой подход. Поэтому мы вынуждены рассматривать разные варианты.

В: И чем же стелы лучше? Тоже зарастут.

А: Самая трудоёмкая и затратная часть ухода за захоронениями – уход за индивидуальными могилами. Сами знаете, сколько нужно времени и средств, чтобы каждую очистить и обновить надписи. В дополнение к этому необходимо постричь газон, вырвать траву, приподнять ушедшие в землю обрамления могил, закрепить и выровнять накренившиеся могильные камни. Германская сторона делать это на добровольных началах не готова. С другой стороны, последнее пристанище усопших должно иметь ухоженный вид, достойный их памяти. Исходя из этих соображений, целесообразно осуществить ремонт оставшихся пятнадцати участков захоронения в такой форме, которая обеспечила бы сохранность на месте индивидуальных могил, возможность определения места их расположения на участке захоронения и вместе с тем – сохранение достойного вида захоронения в течение длительного времени.

В: А зачем вообще этот ремонт? Почему бы не оставить всё, как есть?

А: Если не предпринимать никаких действий, то мы, в самом деле, можем столкнуться с перспективой сноса могил. По законодательству ФРГ гражданские захоронения подлежат ликвидации через 25-30 лет, если их дальнейшее сохранение не финансируется родственниками или каким-либо иным образом.

В: Что, на Ваш взгляд, можно предпринять, чтобы сохранить индивидуальные надгробия и одновременно обеспечить захоронению достойный вид на годы вперёд?

А: Одним из конструктивных предложений, с которым к нам уже обращались, и вы сегодня его тоже озвучили, является создание общественного фонда финансирования ремонта и ухода за захоронением. Реализация этого предложения зависит от людей с активной жизненной позицией. Со своей стороны мы готовы поддержать общественную инициативу, которая мобилизует потенциалы на сохранение в ухоженном, достойном виде воинских захоронений не только в Потсдаме, но и на других семнадцати гарнизонных захоронениях в Германии.

 

 

Комментарии ()