Интервью Посла России В.М.Гринина радио «Спутник»

Вопрос: На совещании, которое проводится два раза в год, отмечалось, что среди приоритетных задач, стоящих перед российской дипломатией — развитие взаимовыгодного сотрудничества с иностранными партнерами, повышение эффективности интеграционных процессов на евразийском пространстве, защита прав соотечественников за рубежом, противодействие распространению экстремистской идеологии и международного терроризма. О некоторых из этих проблем я говорил накануне совещания с послом России в германии Владимиром Грининым. В первую очередь меня интересовал вопрос о том, что делает посольство для нормализации российско-германских отношений?

Ответ: Мы поддерживаем отношения со всеми, кто готов в Германии на это идти. Это касается и политического истеблишмента, различных партийных руководителей, парламентариев, представителей гражданского общества, с которыми мы в очень тесном контакте, различных фондов, которых в Германии очень много – например, фонд Фридриха Эберта СДПГ или Конрада Аденауэра — ХДС. Хорошо бы в России их было бы столько же! Мы поддерживаем также контакты с предпринимательскими объединениями. У нас тесные отношения с федеральными землями. С некоторыми премьер-министрами земель мы находимся в постоянном контакте. И естественно, с молодежью. И конечно, в поле нашего внимания русско-говорящая диаспора в Германии. Она насчитывает порядка 3-4 миллионов человек, но кто-то утверждает, что и все 6 миллионов. Палитра наших отношений охватывает всех тех, кто хочет поддерживать с нами отношения.

Вопрос: А те кто критикует Россию, не хотят поддерживать с нами отношения, или они критикуют, потому что им не нравится что-то в России, и поэтому они критикуют. Вот с ними какой-то диалог есть?

Ответ: Люди сильно различаются между собой. Есть те, кто критикуют, но относятся к нам неплохо. Есть те, кто критикуют, и никак к нам не относятся. А есть такие, кто просто нас ненавидит. К сожалению, и такие имеют место. И с теми, кто критикуют, но готовы разговаривать, мы разговариваем и объясняем нашу позицию, а они излагают свою. Особенно много таких встреч происходит в рамках форумов и дискуссий, в которых посольство принимает самое активное участие. Нас часто приглашают, и я считаю, что это правильно, что приглашают посольских работников. Но и не только. Из Москвы много людей приезжает, из разных организаций. Это то, что может спасти наши отношения.

Вопрос: Что предлагает Россия Западу в нынешних условиях, когда продолжается дискуссия по поводу продления антироссийских санкций? Вот и вчера Ангела Меркель вновь выступила за их продление.

Ответ: Видите ли, у всех бывают разные представления о жизни и о политике. И это демонстрируется вовне. Некоторые готовы к разговору, другие не хотят на эту тему говорить, не хотят вообще говорить. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что в наших отношениях с ЕС, где одну из ведущих ролей играет Германия, и с Германией самой диалог фактически, как говорят немцы, положен на лед, заморожен. Он не функционирует. Например, у нас раньше была российско-германская стратегическая рабочая группа по вопросам безопасности достаточно высокого уровня, где собирались представители разных ведомств, связанных  внешней политикой и международными проблемами. И что самое интересное, у нас процентов на 60-70 была с немцами единая точка зрения. Иногда, конечно, мы расходились во взглядах по разным причинам, но мы поддерживали диалог, который давал возможность обмениваться мнениями, убеждать друг друга или, по крайней мере, выслушивать друг друга, понимая, что ты не можешь на это согласиться, но, тем не менее, можешь проявлять терпимость. Вот о чем речь. И это самое главное в политической жизни. Если этого не будет, тогда мы не сможем надеяться на восстановление отношений – российско-германских в том числе, которые сейчас в некоторых сегментах оставляют желать лучшего, может даже и много лучшего.

Вопрос: Прежде всего, наверное, экономические отношения, заметил я, страдающие из-за санкций. Но некоторые аналитики говорят, что до конца года санкции могут быть ослаблены. Какие у вас ощущения на этот счет?

Ответ: Не мы их вводили, и не нам заниматься вопросом их отмены. Но следует сказать, что санкции затронули не столько даже нас, сколько самих немцев, немецкий бизнес, который критически относится к этому. Хотя в Германии и примат политики перед экономикой, хотя бы и вербально. Но давление, которое деловые круги оказывают на политическую верхушку, достаточно сильное. Немецкие предпринимательские объединения в подавляющем большинстве высказываются за отмену санкций и за налаживание отношений с Россией. Некоторых интересует, правда, не столько сама отмена санкций, сколько возможность продолжения активного сотрудничества с Россией в торгово-эко-номической сфере. За счет еще более тесного экономического сотрудничества мы можем укрепить фундамент российско-германских отношений.

Вопрос: Что предпринимает Посольство, чтобы противодействовать антироссийской кампании немецких СМИ?

Ответ: Бороться с мейнстримом не наша задача, — ответил Владимир Гринин. Этим должны заниматься те, кто этот мейнстрим организует. Они должны сознавать свою ответственность и иметь совесть. Ведь то, что сейчас происходит в немецкой прессе, это даже местное население не воспринимает. По крайней мере, где-то процентов 50 относятся критически к таким публикациям. Этого не было 20-30 лет назад. Я помню 80-е годы, когда немцы верили тому, что писали газеты. Сейчас этому верит, дай бог, каждый второй.

Вопрос: Многие в откликах на сайтах газет называют это прямо антироссийской пропагандой…

Ответ: Нас  всегда обвиняли в том, что мы занимаемся пропагандой, а они вроде бы свободная пресса, но мы понимаем, о чем идет речь. Если тематизируется и систематически вбрасывается какая-то идея насчет того, скажем, что мы создаем «пятую колонну» из среды наших соотечественников, которые настроены на то, чтобы свергнуть господствующий в Германии режим – ну, большего бреда придумать сложно.

Вопрос: Что делается, чтобы облегчить контакты россиян и немцев в плане визового режима. Этот вопрос поднимался недавно на конференции породненных городов России и Германии. В первую очередь немцы обращаются к своему правительству, чтобы облегчить россиянам получение шенгенских виз, особенно молодежи, студентам и школьникам, а также предпринимателям. Но много нареканий было и на медлительность работы российских консульств в Германии и дороговизну российских виз.

Ответ: С начала 21 века мы выступаем за отмену виз в наших отношениях с Евросоюзом, — говорит Владимир Гринин. — Это была инициатива России, и мы ее пытались реализовать, уговорить наших партнеров. Мы достаточно далеко продвинулись в решении этого вопроса. Но 5-6 лет назад, тема стала затухать. И делалось это нашими западными партнерами вполне сознательно. А сейчас этот вопрос и вовсе отпал, особенно под давлением украинского кризиса. Хотя мы очень заинтересованы в развитии отношений с крепким Евросоюзом. И чтобы это сотрудничество реализовать, нам нужен обмен между гражданами наших стран. А для этого нужен безвизовый режим. Он может способствовать расширению потока туристов. И это будет нас сближать. Чем больше народ общается друг с другом, тем больше он находит общий язык или, по крайней мере, понимание того, о чем думают другие. И надо исходить из этого.

Комментарии ()