Интервью Посла России В.М.Гринина газете «Нойес Дойчланд»

Уважаемый господин Гринин, говорят, что в России нет ни одной семьи, которую бы в том или ином виде не затронула бы Великая Отечественная война, в которой нет жертв этой войны. Это так? В какой степени это коснулось Вашей семьи? Что значило для Вас 22 июня 1941 года?

Великая Отечественная война действительно стала немыслимой огромной человеческой трагедией для нашей страны. Стоила нам 27 млн. человеческих жизней. Трудно себе даже представить, что какие-то из семей, не говоря уже о родственных связях, остались при этом незатронутыми. Мой отец прошел всю войну, моя бабушка работала на трудовом фронте, в т.ч. на лесозаготовках. Дед моей жены был на войне, а ее отец участвовал в боях за Сталинград, Вену и Прагу.\

Насколько сильны воспоминания о четерыхлетней борьбе с фашистскими агрессорами в общественном сознании России? Интересуется ли современная молодежь богатыми на жертвы сражениями прошлого? 

Мне кажется, очень однозначный убедительный и наглядный ответ на этот вопрос был дан 9 мая прошлого года, в день 70-летия Победы, когда по инициативе, зародившейся в г. Томск еще в 2012 г., в разных городах России, но, прежде всего, в ее столице состоялась акция «Бессмертный полк». Хотя я наблюдал это по телевизору отсюда, из Берлина, тем не менее то, что я ощутил, поразило меня своим размахом и чистосердечностью. Это был человеческий порыв, собравший огромное количество детей и молодежи вместе с представителями старшего поколения. Они шли нескончаемым потоком, неся в руках фотографии своих родственников, защищавших Отечество от порабощения фашистским режимом. Такие же акции, но еще большие по числу участников и мест их проведения, состоялись в связи с Днем Победы в этом году, в т.ч. и в Берлине.

Считается ли Великая Отечественная война, закончившаяся три четверти века назад, все еще совместной борьбой российского, белорусского, украинского, балтийских и других народов бывшего СССР?

Без сомнения. Участниками этих шествий состояли из представителей самых разных национальностей и этнических групп, в т.ч. и тех, кого Вы упоминали. Если взять, к примеру Москву, то там всегда жили и продолжают жить сейчас, причем даже в большем количестве, граждане самого разного национально-этнического происхождения. Поэтому понятие отечество имеет в среде моих соотечественников скорее этико-философскую нежели политическую окраску.

Лежит ли на Германии, по Вашему мнению, после ужасающих преступлений, совершенных немцами с 1941 по 1944гг на оккупированных территориях Советского Союза, вечная вина по отношению к России? Если да, как ее можно было бы искупить с немецкой стороны?

Безусловно, ужасающий масштаб трагедии, постигший мою страну, чудовищные страдания и потери, оставили глубокий след в сознании нашего народа.  Не могу, однако, припомнить, чтобы это когда-либо проявилось в постановке вопроса о вечном долге Германии перед Россией. И дело отнюдь не в политических установках И.В.Сталина, который, призывая к разгрому немецко-фашистских захватчиков, еще в 1942 г. заявил однажды, что «Гитлеры приходят и уходят, а народ германский — остается». Он скорее повторил то, что у нас в народе хорошо осознавали, познакомившись с многовековой историей Германии, с многочисленными немцами, переселившимися в Россию, познав их трудолюбие и культуру, ценность сотрудничества с немецкой научной и предпринимательской средой, ее заинтересованность в сотрудничестве с нами.

Что действительно глубоко запало в сознание моих соотечественников, так это убеждение не допустить забвения той по сути вселенской катастрофы, чтобы случайно, по незнанию, человечество вновь не оказалось во власти безумства, во власти человеконенавистнических взглядов и идеологий.

В первые послевоенные годы немцы, мягко говоря, не пользовались особым уважением в российском обществе — «Фрицу» нельзя было доверять. Как сегодня немцы воспринимаются в России?

Насколько я могу судить, отношение к немцам в России в первое послевоенное время было в целом хотя и настороженным, но по большому счету очень дифференцированным. Иначе едва ли состоялась бы ГДР. Иначе едва ли бы со мной по-доброму общались в 70-х годах, когда я работал в ФРГ, некоторые из тех западных немцев, которые были у нас в плену. В любом случае, отторжения немецкой нации в восприятии русских не было, как не возникло и презрения к ней. Это дало основание продвигаться в    восстановлении взаимопонимания и доверия в т.ч. и с ФРГ.

Безусловно, к настоящему «взрыву» взаимных симпатий привело фактически инициированное Россией объединение Германии. Благодаря стремительному развитию взаимного сотрудничества в сферах политики, экономики, культуры, общественно-гуманитарного взаимодействия дело дошло до того, что в целом ряде случаев на немцев стали смотреть в России как на партнеров и даже друзей.  Только вот после известного обострения наших отношений с Западом, где Германия играет одну из ведущих ролей, отношение к немцам заметно потускнело. Согласно опросам общественного мнения в 2015 году (опрос Левада-центра), только 2% россиян видели тогда в Германии дружественную страну. Хотя ситуация сейчас несколько улучшается, тем не менее из этого, на мой взгляд, напрашиваются соответствующие выводы.

Немецкая экономика страдает от санкционной политики ЕС. Как обстоят дела с российской экономикой?

От введенных нашими западными партнерами против нас санкций действительно пострадала не только России, но и они сами. Так, объем российско-германской торговли упал с рекордного уровня в 80 млрд. евро в 2013 г. до порядка 51 млрд. 2015 г. и продолжает, к сожалению, сокращаться и дальше. Сколько совместных инициатив и проектов были задвинуты в «дальний ящик» или просто отменены! Мне попались на глаза данные, озвученные представителями Европейской комиссии, из которых вытекает, что общая сумма потерь стран-членов ЕС от санкционного противостояния с Россией составляет порядка 40-50 млрд. евро в год.

А что говорят данные у Вас на Родине?

Что касается потерь России, то помимо санкций свою и немаленькую роль в этом сыграло стечение иных неблагоприятных обстоятельств, которые выражаются, прежде всего, в беспрецедентном падении цен на нефть, на несырьевые товары, сокращение мировой экономики и, как следствие – снижение глобального спроса. В итоге соответствующего воздействия ВВП страны в 2015 г. снизился на 3,7%, падение промышленного производства составил 3,4%, инфляция достигла 12,9%.

Это серьезно.

Похоже, что неблагоприятные параметры касательно цены на нефть, за ней цена газа и материалов могут сохраниться, причем надолго. Для нас это означает необходимость сотворения модели жизни в иных условиях. Это, в свою очередь, предполагает большую опору на собственные силы как в плане источников финансирования, так и в части, касающейся производства, например, в форме импортозамещения.

Это делается, и уже есть первые вдохновляющие результаты. Так, 3-процентный рост отмечен в сельском хозяйстве и промышленном производстве. Более чем в 2 раза увеличилась прибыль в отрасли исследований и разработок, почти в 3 раза – в обрабатывающей промышленности, в химии – аж в 15 раз. В итоге с середины 2015 г. наблюдается помесячная тенденция замедления спада экономики. К концу
III квартала текущего года наши специалисты рассчитывают выйти на позитивную динамику роста ВВП.

Насколько серьезно пострадал или страдает пострадал уровень материального обеспечения населения РФ в связи с отсутствием западного импорта?

На сегодня, хотя население и испытывает некоторую нагрузку из-за роста цен, но со снабжением в целом никаких проблем вообще нет и атмосфера в обществе, с этой точки зрения, в целом нормальная.

Можно ли сегодня вернуться к ситуации 1922 года, когда между Германией и Советским Союзом — двумя государствами, находящимися в одинаковой изоляции со стороны других европейских держав — был заключен Рапалльский договор, по которому между двумя странами было восстановлены дипломатические, экономические и даже военные отношения?

Если отставить в сторону конкретные целеустановки того времени, то сам образ действий в чём-то даже напрашивается. Рапальский договор представляет собой один из образцов дипломатического искусства. В сегодняшней очень турбулентной обстановке только с помощью дипломатии можно найти правильный выход из положения. Интенсивный и конструктивный диалог и взаимодействие между Россией и Германией, глубоко прогруженных в современную мировую политику, от отношений между которыми к тому же всегда немало зависело в мировой истории, сегодня, на мой взгляд, весьма востребован.

Сейчас уже, видимо, уже нельзя однозначно сказать, кто кому что пообещал в 1990 году. Взяли ли страны Запада на себя обязательства не расширять НАТО на Восток. В общем «Sto delat?». Что делать? Стратегическое партнерство между НАТО и Россией изжило себя и навсегда разрушено?

То, что не все сегодня хотят признавать наличие таких обещаний, это факт. Точно также стараются обходить вниманием, что спустя некоторое время после германского объединения на западной стороне вновь возобладал, превратился в политическую доктрину образ мышления категориями сфер влияния. Очень показательно в этой связи высказывание крупнейшего германского политика, соавтора германского объединения Г.-Д.Геншера, о том, что он хотел покончить с разделом Европы, а не передвигать разделительную линию на Восток. Поэтому, отвечая на Ваш вопрос «Что делать?», я бы сказал, что нужно изменить образ мышления, избавиться от мании величия, прислушаться к предложениям России. А мы ведь уже давно призываем к созданию единой и неделимой системы безопасности в евро-атлантическом пространстве. Тогда все, о чем Вы говорите, получится.

В действительности ли в России испытывают страх угрозы в связи с политическим похолоданием в отношениях с Европейским Союзом, маневрами НАТО в Польше и т.п.?

Мы не страх угрозы испытываем, а констатируем тот факт, что НАТО продолжает безудержно наращивать свое присутствие и свою военную активность у наших границ. Пытается оправдать это рассуждениями, от которых, как гласит русская поговорка, «бросает то в смех, то в слезы». Чего стоят одни маневры НАТО в Польше под названием «Анаконда», явно рассчитанные на приближение военной инфраструктуры к нашим рубежам. Я уж не говорю о размещении элементов ПРО в Румынии и Польше. Естественно мы без реакции это не оставим. Но это будут исключительно ответные шаги.

В остальном сложившаяся атмосфера в наших отношениях как с НАТО, так и с ЕС нас, конечно же, не радует. Мы рассчитываем все же на победу разума. Рассчитываем на то, что вслед за звучащими время от времени высказываниями германских политиков о невозможности создать нормальные условия проживания в Европе без России последуют конкретные действия.

Но почему, с точки зрения Москвы, (по крайней мере, здесь это представляют так) сопредельные государства России не могут стать членами ЕС?

Россия никогда не была против вступления наших соседей в ЕС. Чего мы не хотели и не желаем до сих пор, так это расширения НАТО за их счет.

Как оценивают у Вас на Родине угрожающей российским олимпийцам запрет на участие в предстоящих Олимпийских играх в Бразилии?

Хотелось бы надеяться, что и здесь возобладает не политика, а здравый смысл, право и гуманизм.

Помимо Петра Первого одной из самых заметных персон на российском престоле была немка — Екатерина Великая, герцогиня Ангальт-Цербская, которая привлекла в Россию немецких ремесленников, художников, ученых. Немецкие ветераны все еще вспоминают культоргов советской военной администрации, которые наизусть декламировали стихи Гейне и Гете. Пострадали ли в связи с кризисными ситуациями последних лет уважение и интерес к немецкой продукции, науке и культуре в России?

Я бы этого не сказал. Наоборот, в последнее время наблюдается как раз усиление интереса с нашей стороны ко всем этим отличительным выдающимся особенностям германского прошлого и настоящего. Правда, в последнее время мне за всем этим приходится больше наблюдать с германской площадки, откуда я не могу не констатировать усиление тяги к активизации взаимодействия по этим направлениям и со стороны немцев. Вот, к примеру, в Гамбурге строится Европейский рентгеновский лазер на свободных электронах (European XFEL), где российское участие составляет 27%, а всех остальных иностранных участников от 1 до 3%. Крупнейший российский музыкальный деятель В.Гергиев возглавляет сейчас дирижерскую группы в Мюнхенской филармонии, а другой наш выдающийся соотечественник Т.Сокиев занимает такое же положение в Берлинском филармоническом оркестре.

Некоторое время назад на одном из культурных мероприятий у нас в посольстве прозвучали отрывки из произведений А.С.Пушкина в поразившем меня переводе на немецкий язык. По мелодичности этот перевод практически ничем не отличался от русского оригинального звучания.

Т.е.остается надежда, что все будет хорошо?

Мне кажется, речь идет об очень верных тропах, по которым мы движемся в правильном направлении и с нарастающей динамикой, что на определенном этапе сможет нам пособить выйти из нынешней непростой ситуации. Надо только не забывать подключать к этому молодое поколение. Открывшийся 8 июня год российско-германских молодежных обменов будет в этом плане как раз очень полезен.

Комментарии ()