Выступление Посла В.М.Гринина по случаю Международного дня памяти жертв Холокоста в ландтаге федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн

Уважаемый господин Президент Шли,

Уважаемый Премьер-министр Альбиг,

Уважаемые дамы и господа,

Хотел бы, прежде всего, высказать слова глубокой признательности
за приглашение выступить здесь, в ландтаге земли Шлезвиг-Гольштейн по случаю сегодняшнего дня памяти жертв Холокоста. В нынешних условиях такая возможность представляется мне особенно значимой.

Начну с того, что этот памятный день, отмечаемый, как известно, по решению ООН, связан с освобождением Красной Армией в 1945 г., пожалуй, самого ужасного лагеря смерти Освенцима/Аушвица, которых в целом было немало. Да и число погибших в этих лагерях, в том числе истреблявшихся евреев и представителей других национальностей, поражает. Не говоря уже о количестве жертв среди мирного населения, случайно пострадавшего, а где-то и сознательно уничтожавшегося. Не говоря уже о размерах потерь среди военнослужащих, павших в той войне, развязанной и проводившейся не только в геополитических целях, но и как (цитирую) «битва идеологией и рассовых различий», которая «должна проводиться с беспрецедентной безжалостной и неослабеваемой жесткостью».

В этом году мы отмечаем зловещий 75-летний юбилей начала той части этой войны на уничтожение, которую у нас принято называть Великой Отечественной. Именно в ней все эти замыслы и проявились сполна. Напомню хотя бы, что годом раньше 27 января 1944 г. нашим войскам удалось освободить Ленинград от блокады, которая длилась 872 и в которой погибло около 1,1 млн. человек. В целом эта война обошлась нам в 27 миллионов жизней. Это число хорошо всем известна. Это та ужасная цена, которую советский народ заплатил за свое существование, за существование других народов Европы и Азии. За этим абстрактным числом скрываются 27 миллионов оборвавшихся жизней, не исполненных желаний и устремлений, разрушенное человеческое счастье. Ужасающий масштаб этой трагедии глубоко укоренен в сознании россиян.

Мы не должны, мы не имеем право забывать об ужасах той войны. Мы обязаны сохранить память о ней для будущих поколений. Это не имеет ничего общего с намерением унизить тот народ, который однажды оказался во власти национал-социализма. Такого намерения в моей стране, в головах граждан моей страны никогда не возникало. Приведу цитату
из рассказа выдающегося и очень известного нашего писателя-фронтовика Василия Гроссмана «На рубеже войны и мира», написанного в 1945 г.
«…не нужно думать, что наши люди ходят сейчас по Германии
с чванливым презрением, отвергая и ненавидя все, что видят. Наши люди отлично понимают, что фашизм существовал в Германии двенадцать лет, а немецкий народ живет тысячелетия. Наши люди не отвергают, не презирают то, что идет от разумного трудолюбия, от старой высокой и истинной культуры немецкого народа. Здесь есть много такого, чему полезно поучиться… Мы не чванливы, хотя мы победили в величайшей войне всех человеческих времен».

Уверяю, что этот взгляд на немцев царит и сейчас в моей стране.
Но не допустить забвения ужасов этой войны мы обязаны. Во-первых, чтобы отдать должное всем тем, кто спас нас, человечество, от вселенской катастрофы, кто отдал ради этого свои жизни, сохранить память о человеческих трагедиях в целом. Во-вторых, чтобы не перешагнуть случайно, по незнанию границу и вновь оказаться во власти безумства, чтобы не нарушить, а тем более полностью нейтрализовать иммунитет против человеконенавистнических взглядов и действий. На счастье, в тот страшный период войны этот иммунитет, гуманистическое начало в целом, несмотря ни на что, удалось сохранить и даже укрепить. Хотел бы привести в этой связи слова другого нашего великого писателя, также прошедшего всю войну Даниила Гранина, который, кстати, 27 января в 2014 г., т.е. по случаю этого же самого дня памяти, отмечаемого нами сегодня здесь, выступал в здании бывшего рейхстага в Берлине. Цитирую: «Все же при всех ужасах военных лет, концлагерей, террора, милосердие не погибло, растет понимание того, что такая жестокость недопустима, стремление к человечности растет, все чаше проявляется взаимопомощь, сострадание. Производная добра – положительна».

Нельзя не отметить, что именно благодаря этому иммунитету, памяти о человеческих традициях нам удалось добиться примирения между нашими народами. Речь идет об обустройстве памятников и массовых захоронений советских воинов в Германии, сборных кладбищ немецких солдат в России, поиске имен погибших в боях, в застенках, в плену.

Это примирение над могилами способствовало неоценимым образом восстановлению наших отношений, мощному развитию сотрудничества по самым разным направлениям. Вспомнить хотя бы, что в рекордном для взаимной торговли 2013 г. ее объем вышел на уровень 80 млрд. евро. Количество немецких предприятий или с немецким участием на российском рынке выросло до более 6 тыс. Была предпринята попытка запустить в чем-то уникальную по закладывавшимися в нее параметрам программу экономического и научно-технического взаимодействия под названием «Партнерство для модернизации».

В этом нет ничего удивительного, поскольку связи между русскими и немцами также исчисляются тысячелетием. В некотором же смысле можно говорить даже не о связях, а об исторических и культурных переплетениях. Земле Шлезвиг-Гольштейн принадлежит в этом, как известно, особая роль. Достаточно вспомнить, что в 1762 г. на русский престол был возведен
Karl Peter Ulrich, который родился в 1728 г. в Киле. Он стал русским царем Петром Третьим, а правившая в России династия Романовых стала называться с тех пор Romanow-Hollstein-Gottorf. Кстати, мать его жены Екатерины II тоже была из земли Шлезвиг-Гольштейн. По ее повелению, как известно, состоялся массовый исход в Россию немцев, которые, как я прочитал в одном очерке, посвященном 1000-летней истории наших отношений «являлись в лучшем смысле слова «путешественниками» в двух мирах» и «стремились преодолевать границы между народами». Правда, в 90-х годах прошлого века состоялось не менее массовое переселение в обратном направлении. Но и от него, как я хочу верить и массовое сознание, и культура, в конечном итоге политика с обеих сторон только выиграет. Хочу отметить в этой связи также, установление в Киле скульптурной композиции Петра Третьего – одного из активных творцов наших с вами объединительных уз, что, с моей точки зрения, подает очень верный символический сигнал.

Такие сигналы сегодня также весьма востребованы. Мы с вами, весь мир попали в очень сложный водоворот событий. Украинский, ливийский, сирийский, палестино-израильский, афганский и прочие кризисы и конфликты, разгул терроризма, беженцы. Не буду углубляться в причины, которые, говоря в общем, кроются, к сожалению, в сохраняющихся до сих пор различиях в мировоззрениях. Что же касается следствий, то их и объяснять не надо. Мы их все ощущаем.

Одно из них – сильнейший кризис в наших отношениях. Причем
в значительной мере сознательный, рукотворный. Заморожены межправительственные консультации, прекращена деятельность стратегических групп высокого уровня по вопросам политической безопасности, а также по финансам и экономике, введены санкции, обрушившие взаимную торговлю, продукция медийного мейнстрима просто обескураживает. Известно, что несущей опорой межгосударственных отношений всегда было и остается доверие. Как показывают опросы общественного мнения, оно сильно упало в последнее время в обеих странах, хотя в самое последнее время падение вроде бы приостановилось и даже проскальзывают признаки оздоровления. Как бы то ни было, мы слишком близко подошли к красной линии, пересечение которой нельзя допустить – начнется полоса отчуждения.

Мы все хорошо знаем, что в современных государствах предпочитают выстраивать свою политику в международных делах, руководствуясь сугубо государственными интересами. Но мир становится все теснее, многообразнее и подвижнее. Повышение значимости морали и нравственности, а следовательно и исторической памяти, в этих условиях, на мой взгляд,
как-бы напрашивается. Да и в Евросоюзе все время говорят об общих европейских ценностях. Вопрос только в том, как это понимать и использовать: в целях проведения разделительных линий или в целях объединения.

В нашем понимании мир становится все более полицентричным. Это не должно, однако, вести к его расколу или к опасному соперничеству. Мораль, нравственность и историческая память советуют нам быть более терпимыми, работать на сближение. Именно поэтому мы выступаем за добрососедство и максимально допустимое сглаживание границ и барьеров. Прежде всего, это касается места нашего совместного проживания – Евро-Атлантического пространства. Именно здесь мы хотели бы, чтобы образовалось, в конечном итоге, совместное гуманитарное и экономическое пространство, ну и, конечно, скорее даже в первую очередь, единая система равной и неделимой безопасности.

          В условиях нарастания всеобщей террористической угрозы, проблемы беженцев объединение усилий в сфере безопасности неизбежно. Оно, слава Богу, происходит, в частности, в связи с сирийскими конфликтом. Но, может быть, и о Европе в этом смысле следовало бы вновь побольше подумать, например, через возможности ОБСЕ, где Германия в этом году председательствует. К сотрудничеству в этом ключе и на этом направлении с германской стороной мы всегда готовы.

Как, впрочем, и на всех других направлениях. К счастью, некоторые позитивные моменты все же можно отметить. Назову, в первую очередь, сферу экономического и научно-технического сотрудничества, некоторые участники которого с обеих сторон хотя и пострадали (сельхозпроизводители, главным образом), но сворачивать это сотрудничество не собираются. Наоборот, вырос объем инвестиций германских предпринимателей в производство в России или, например, продолжается реализация гигантского проекта, кстати, неподалеку отсюда, в Гамбурге, по созданию рентгеновского лазера на свободных электронах XFEL, доля российского участия в котором составляет почти одну четверть. Частично восстановлен российско-германский промышленно-экономический диалог в форме т.н. «бизнес-платформы». Удалось возродить деятельность «Петербургского диалога» – зарекомендовавшей себя структуры общения гражданского общества обеих стран, хотя и в несколько изменившемся формате. Несколько оживились контакты по парламентской линии, на региональном уровне и т.д.

Своеобразным профилактическим проектом, призванным уберечь наши отношения от дальнейшей эрозии, можно рассматривать Год молодежных обменов, который мы предложили провести нашим германским партнерам.

Полным ходом идет подготовка к его открытию в июне этого года в Москве; закрытие – в июне 2017 г. в Берлине. Считаем, что именно через активизацию молодежных контактов, сближение молодежи – интеллектуальное, профессиональное, духовное, культурное – мы как раз и сможем обеспечить будущее наших двусторонних отношений.

И не только наших. Обращаясь к истории, мы не можем не констатировать тот факт, что от состояния российско-германских отношений всегда не мало зависело в нашем окружении и в мире целом. Это, в свою очередь, также возвращает нас к вопросу о значении истории и исторической памяти для текущих и грядущих дел. В любом случае нам есть, о чем подумать сейчас и на чем сконцентрировать внимание наших потомков.

Комментарии ()