В.М.Гринин принял участие в дискуссии в программе «Майбрит Илльнер» на телеканале ЦДФ

26 ноября Посол России в ФРГ В.М.Гринин принял участие в дискуссии в рамках программы «Майбрит Илльнер» на телеканале ЦДФ, где обсуждались вопросы борьбы с террором и решения сирийского конфликта. В дискуссии также приняли участие представитель партии «Зеленые/Союз90», член комитета по вопросам внешней политики бундестага Й.Третин, член партии «ХСС», докладчик партии по вопросам политики обороны, Ф.Хан, председатель Мюнхенской конференции по безопасности, бывший посол ФРГ в США, В.Ишингер, профессор Европейского института исследований в области безопасности Ф.Гауб и собственный корреспондент газеты «Вельт» в Стамбуле Д.Юцель. Предлагаем Вам ознакомится с некоторыми отрывками из программы:

М.Илльнер: У нас в гостях Посол Российской Федерации в Германии. Господин Гринин, Вы, мы это уже обсуждали здесь, все вместе — русские, французы — задолго до 13 ноября отправили свои бомбы в сторону Сирии, заявляя, что боретесь с ИГ. Теперь произошли эти террористические атаки [в Париже], русские тоже пережили тяжелый теракт — более 200 россиян погибли в самолете, возвращавшем их из отпуска. Является ли повышение дозы правильным ответом? Заявлять: «Мы поборем ИГ, если отправим больше бомб?»

В.М.Гринин: С самого начала мы представляли себе решение сирийского конфликта таким образом, что нам необходимо решить 2 задачи в этой связи. Первая — освободить это государство от терроризма, сохранив его целостность. И вторая задача — решение внутрисирийского конфликта. Это значит, начать процесс политического примирения, и, в конце концов, прийти к той форме государственности, которую выберут сами сирийцы.

М.Илльнер: Многие на Западе задаются вопросом, действительно ли российская армия борется в Сирии с ИГ или гарантирует выживание Б.Асада?

В.М.Гринин: Мы наносим удары по позициям террористов в Сирии, а к террористам, как нам все известно, относится не только ИГИЛ, но и некоторые другие организации, которые были признаны ООН террористическими. Сегодня мы продвинули это представление в качестве концепции в рамках «венского процесса», теперь в Вене будут вестись переговоры об этих двух вещах. Первое: необходимо определить, какие организации, группы и группировки там в Сирии на самом деле являются террористическими. А какие-то являются оппозиционерами, которые впрочем могут принять участие в решении внутрисирийского конфликта.

М.Илльнер: Господин Гринин, мы вновь затронули эту тему. Получение мандата ООН займет какое-то время, а реакция мирового сообщества уже видна. Как Вы сами себе объясняете ситуацию, которая сложилась в отношении России? В Прибалтике стоят солдаты НАТО из-за конфликта на Украине. И при этом некоторые страны-члены НАТО, по крайней мере, из Европы, сейчас срочно стремятся к тому, чтобы Вы приняли участие в освобождении от «Исламского государства», как это работает у Вас в голове?

В.М.Гринин: В моей голове это работает немного по-другому. И я хочу сказать, во-первых, несколько слов похвалы в отношении Вольфганга [Ишингера], за его слова, что мы что-то сделали. Мы бы хотели поблагодарить за то, что нам пошли навстречу в «венском процессе». Сама концепция «венского процесса» — это наша концепция. Но о чем сейчас нигде не говорят, так это о том, что мы внесли огромный вклад в решение сирийской проблемы, продвинув химическое разоружение страны. Мы это инициировали, протолкнули и поучаствовали в реализации. Если бы мы этого не сделали, то я боюсь, оказались бы в еще более сложной ситуации.

Полную версию программы на немецком языке Вы можете посмотреть по ссылке.

Комментарии ()