Заявление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам встречи с Госсекретарем США Дж.Керри

Встреча с Госсекретарём США Дж.Керри была уже третьей за четыре дня, что свидетельствует о том, что с обеих сторон, как подтвердили переговоры Президента России В.В.Путина и Президента США Б.Обамы, есть понимание необходимости тесно сотрудничать, прежде всего, в данной ситуации, по Сирии, но не только по ней. Обсуждались и другие вопросы, ситуация в других странах региона, обменивались мнениями по Украине в связи с предстоящим саммитом «нормандской четвёрки» в Париже 2 октября.

В ходе сегодняшней встречи мы конкретно занимались достигнутыми на встрече президентов В.В.Путина и Б.Обамы 28 сентября принципиальными договорённостями, первая из которых касается необходимости тесного взаимодействия между нашими военными, учитывая решения, которые были приняты в Российской Федерации по просьбе сирийского руководства. Президент России В.В.Путин в соответствии с Конституцией обратился в Совет Федерации за разрешением на использование наших вооружённых сил, получил согласие, и наши военно-воздушные силы работают в Сирии в контакте с сирийской армией исключительно по целям, связанным с «Исламским государством».

В ответ на некоторые озабоченности Госсекретаря я обратил его внимание, что слухи о том, будто целями этих ударов являлись не позиции ИГИЛ, ни на чём не основаны – Министерство обороны России подробно на своём сайте, а также в выступлениях своего официального представителя, объясняет, по каким целям наносились эти удары и какие на самом деле имеются результаты их нанесения. В ближайшие дни (чем раньше, тем лучше), как и договорились президенты, наши военные вступят в контакт и будут обмениваться информацией, необходимой для того, чтобы никаких непреднамеренных инцидентов не происходило. Суть второго вопроса, как и говорил Президент В.В.Путин, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, состоит в том, что параллельно мы будем активно способствовать завязыванию политического процесса по сирийскому урегулированию с тем, чтобы создать условия для того, чтобы сами сирийцы договорились, как им жить в своей стране, какой они хотят её видеть и о том, чтобы все этнические и конфессиональные группы были гарантированы в своих правах, чувствовали себя сопричастными, участвовали в структурах власти – на центральном и местном уровнях – и положить тем самым конец этому братоубийственному конфликту.

Мы согласны с тем, каких целей необходимо достигать. Хотим видеть Сирию такой, как я её описал. Убеждены, что подавляющее большинство сирийцев думают именно так. Кстати, такое видение будущей Сирии заложено в Женевском коммюнике от 30 июня 2012 г., которое все признают базой для дальнейших усилий. У нас, конечно, есть некоторое расхождение в отношении того, как двигаться к этим целям. Общим является понимание важности усилий, предпринимаемых Специальным посланником ООН С. де Мистурой. Это кропотливый процесс, который нуждается в тщательной подготовке, но самое главное – обеспечить, чтобы все без исключения сирийские стороны дали согласие на участие в данном процессе. Пока некоторые из них, в том числе не без влияния извне, выдвигают для такого диалога предварительные условия, связанные, в первую очередь, с судьбой Президента Сирии Б.Асада.

Наша позиция ясна – мы не занимаемся сменой режима или обсуждением судьбы легитимных президентов зарубежных государств. Судьбу своих лидеров должны решать граждане соответствующих стран. Об этом мы тоже говорили сегодня. Но самое главное, подчеркну ещё раз, – начать договариваться о том, чтобы все без исключения сирийцы (представленные во власти и находящиеся в оппозиции) договорились о таких основах дальнейшей жизни, государства, если угодно, которые устраивали бы всех. Убеждён, что после этого второстепенный вопрос о персоналиях можно будет обсуждать в гораздо более спокойной обстановке.

Вопрос: Как удалось убедить США изменить позицию по Б.Асаду?

С.В.Лавров: Не могу давать оценки относительно того, что США изменили свою позицию. Если брать их заявления пару-тройку лет назад, когда было громогласно сказано о полной утрате Б.Асадом легитимности, а перед названием т.н. «Национальной коалиции сирийских оппозиционных и революционных сил» в английском языке использовался определённый артикль – то есть она была признана единственным представителем сирийского народа – то можно сказать, что пройдена огромная дистанция до тех заявлений, которые звучат сейчас из Вашингтона и Лондона, о том, что никто не требует немедленного ухода Б.Асада, он может начинать политический процесс, в конце которого должна быть какая-то ясность. В известной степени Вы правы – это корректировка позиции. Думаю, жизнь убедила, что нереально ультимативно требовать ухода Президента в ситуации, когда в стране такой кризис. Надо договариваться. Практически в любом другом конфликте – в Йемене, Южном Судане, той же Ливии – все наши западные партнёры, включая тех, кто предварительным условием требует организацию отставки Б.Асада, в других случаях выступают за диалог между правительствами и оппозиционерами. Думаю, что этот принцип универсален и не только применим, но необходим для решения сирийской проблемы.

Вопрос: Как американская сторона отреагировала на российские бомбардировки в Сирии?

С.В.Лавров: Сегодня Вы слышали выступление Госсекретаря США Дж.Керри и других наших коллег на заседании СБ ООН. Сводится эта позиция, на мой взгляд, к следующему: если действительно Россия помогает бороться с ИГИЛ, то это приветствуется. Нужно договориться о том, чтобы не было непреднамеренных инцидентов, поскольку в небе над Сирией работает также авиация коалиции. Однако, если целями являются не позиции «Исламского государства», а каких-то иных вооружённых отрядов, не связанных с террористами, то это плохо и будет увеличивать приток джихадистов в Сирию. На это мы честно и откровенно заявили (об этом неоднократно говорил и Президент России В.В.Путин и другие наши официальные представители), что в ответ на просьбу сирийского руководства помогаем бороться исключительно с ИГИЛ и прочими террористическими группировками. В этой связи также отмечу, что есть озабоченности со стороны наших американских партнёров относительно того, что цели были якобы не те. Они высказывали нам эти сомнения, убеждая о наличии неких доказательств, которые мы попросили нам предъявить, потому что за свои цели отвечаем. Ещё раз скажу, на сайте Министерства обороны России всё это подробно объяснено. Начались разговоры о том, что в результате ударов пострадали гражданские лица – нам такие данные неизвестны. Мы очень тщательно следим за тем, чтобы эти точечные удары были точными, и их целью были исключительно позиции, объекты, снаряжение, вооружение террористических отрядов. У нас тоже есть озабоченности, о которых я говорил сегодня с Дж.Керри. Вопреки сказанному им в Совбезе, где он оправдывал работу коалиции не только в Ираке, куда её пригласили, но и в Сирии, куда её никто не приглашал (она и сама не консультировалась с сирийским правительством, не спрашивала разрешения в СБ ООН), он заявил, что коалиция работает в полном соответствии с Уставом ООН, в частности, статьёй 51, которая предусматривает право на коллективную самооборону. Однако статья 51 относится исключительно к ситуациям, когда конкретное государство просит его защитить. Со стороны Правительства САР в отношении коалиции такой просьбы не было, а в отношении России такая просьба поступила. Это не значит, что мы не понимаем, что коалиция – это реальность. Да, это реальность, которую необходимо учитывать. Именно поэтому президенты В.В.Путин и Б.Обама договорились, что военные должны вступить между собой в контакт во избежание любых недоразумений.

Вопрос: Выступая в СБ ООН, Дж.Керри озвучил разумный срок, в который Б.Асад должен уйти. Не пояснил ли он Вам, что имел в виду?

С.В.Лавров: Вопрос «Лайфньюс» на эту тему я уже комментировал и не буду сейчас вдаваться в подробности.

Вопрос: Какие основные риски для России Вы видите в этой крупнейшей со времён Афганистана зарубежной операции? И второй вопрос – мне показалось, что Госсекретарь США Дж.Керри зашёл в переговорную комнату с Министром иностранных дел Сирии В.Муаллемом?

С.В.Лавров: Я отвечу на первый вопрос. Понимаю, о чём Вы хотите спросить, но второй вопрос – «от лукавого». Дж.Керри не был на встрече с В.Муаллемом – он пошёл в свою комнату, которая находится через стенку от нашей. Что касается рисков для Российской Федерации, то о них очень чётко сказал Президент России В.В.Путин. Главный из них в этой ситуации заключается в том, что боевики, исчисляемые там тысячами, – выходцы из СССР, в том числе из России – вернутся назад и будут творить своё чёрное дело в нашей стране. Мы хотим всеми силами избежать этих рисков. Я уверен, что у нас это получится.

Комментарии ()