Выступление Посла В.М.Гринина на открытии конференции «Германо-российские отношения 25 лет спустя после подписания Договора «2+4″: исторические и актуальные политические перспективы»

Рад приветствовать Вас на открытии конференции «Германо-российские отношения 25 лет спустя после подписания Договора «2+4»: исторические и актуальные политические перспективы».

Прежде всего хотел бы поблагодарить организаторов этого мероприятия – Институт Европы Российской академии наук и Германское общество по внешней политике. В сегодняшней сложной ситуации в российско-германских отношениях решение вспомнить об одной из самых значимых страниц германской и нашей общей истории было особенно важным. В настоящий момент должны широко использоваться все имеющиеся у нас в распоряжении двусторонние форматы и каналы общения для диалога и обмена мнениями. Нынешняя конференция предоставляет для этого хорошую возможность.

Обращение к этому событию 25-летней давности важно еще и потому, что позволяет оживить воспоминания об обстоятельствах, приведших к нему, и тех концептуальных задумках, которые связывались с ним на будущее. С этой точки зрения можно только приветствовать тот факт, что к данному событию проявляют интерес и другие его бывшие участники. Я имею в виду состоявшееся, правда, совершенно неожиданно, накануне юбилейной даты подписания договора «2+4», т.е. 11 сентября с.г., праздничное мероприятие в МИД ФРГ, инициатором которого выступила, как надо понимать, американская сторона, также немало причастная к появлению на свет и содержанию этого договора. Там, разумеется, прозвучали различные в т.ч. национально окрашенные причинно-следственные оценки, поскольку присутствовали представители от всей «шестерки». Но были и «трансграничные» фундаментальные суждения. Среди них хотел бы выделить слова участвовавшего в дискуссии одного из творцов германского объединения Х.-Д.Геншера: «Мое желание было покончить с разделом Европы, но вовсе не передвигать разделительную границу на Восток».

В этих словах, фактически, раскрывается суть происходившего тогда. Из них ясно следует, что объединение Германии было, хотя и очень важным, но промежуточным этапом в более широком по охвату процессе политического развития, который на сегодняшний день так и не завершен и фактически застопорился.

Небезынтересно взглянуть и на истоки этого процесса, берущие свое начало с Потсдамской конференции и подписанных там Потсдамских соглашений, 70-летний юбилей которых мы также недавно отмечали, хотя и достаточно скромно.

На этой встрече и в указанных документах, как известно, формулировались выводы из итогов Второй мировой войны в Европе. Выступая на посвященном этому событию мероприятии, организованном фондом Розы Люксембург, я процитировал выдержку из сообщения, вынесенную на первый план в газете «Правда» от 3 августа 1945 г., посвященную этому событию. Повторю ее и сейчас: «Президент Трумэн, Генералиссимус Сталин и Премьер-министр Эттли покидают эту конференцию, которая укрепила связи между тремя правительствами и расширила рамки их сотрудничества и понимания, с новой уверенностью, что их Правительства и народы, вместе с другими Объединенными Нациями обеспечат создание справедливого и прочного мира». Иными словами, на этой конференции было определено генеральное направление в решении двуединой задачи: закрытие германского вопроса, как фактора, угрожающего миру, с целью и в рамках формирования послевоенной архитектуры безопасности. Таким образом германское урегулирование 1990 г., Договор 2+4 можно рассматривать, по крайней мере по форме, закрытием германского вопроса.

Ну а вот с формированием архитектуры безопасности, обеспечивающей справедливый и прочный мир, как вытекает из признаний того же Х.-Д.Геншера, добиться успеха так и не удалось. Почему? Да потому, что не всем удалось преодолеть в себе корысть и гегемонистские амбиции. Так, наше предложении о создании в евроатлантическом пространстве системы равной и неделимой безопасности для всех, несмотря на все наши известные усилия, так и не удалось юридически закрепить и претворить в жизнь. «Юридические гарантии безопасности можно получить только в НАТО», — говорили нам. Иными словами, мы продолжаем иметь дело с гегемонистскими амбициями, в данном случае в форме «натоцентризма», как системной проблемой, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Сегодняшнее мероприятие проходит, как я уже сказал вначале, на фоне резко ухудшившейся атмосферы и субстанции российско-германских отношений, отношений России с Западом в целом. Всем очевидно, что его причиной выступает украинский конфликт. Однако далеко не все готовы признать, что этот конфликт как раз и является одним из проявлений этой самой системной проблемы, продуктом гегемонистских установок, мышления, категориями сфер влияния, геополитического освоения европейского востока, причем не только инструментами НАТО, но и ЕС.

Так что же делать? И тут вновь объективно возникает потребность в решении двуединой задачи: прекращение теперь уже украинского конфликта с целью и в рамках формирования некой конструкции мирного сожительства на европейском континенте. По прекращению конфликта в целом все понятно: удалось достичь всеобщего взаимопонимания, что это возможно на основе Минских договоренностей от 12 февраля с.г. Дело исключительно за их строгим соблюдением.

Ну а как быть с условиями совместного удобного проживания? Нужны конкретные проекты. Однако кроме России, по-прежнему выступающей за создание системы равной и неделимой безопасности и выдвинувшей дополнительно к этому инициативу формирования единого экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока, все остальные пока молчат.

Общеизвестно, что руководство ФРГ на всех уровнях подтверждает свою приверженность трансатлантической солидарности и европейским ценностям. Мы ничего не имеем против. Но что делать с остальными странами, находящимися на данном пространстве? Как выстраивать отношения в будущем, например, с Россией? Неужели так и не удастся преодолеть односторонние «слабости» и амбиции.

Кстати замечу, что эти «слабости» проявлялись и непосредственно в ходе решения вопроса о германском объединении. Как писал великий наш дипломат, активный участник тех событий Ю.А. Квицинский, раскол Германии устраивал в Европе многих, но при одном главном условии: сохранять и поддерживать раскол должен был Советский Союз. И лишь благодаря достижению нами взаимопонимания с немцами о возможности и способах достижения германского единства удалось преодолеть преграды на этом пути.

Хотел надеяться, что об этом в Германии вспомнят и примут во внимание.

Как впрочем и слова своего великого соотечественника Эммануила Канта, который считал, что только рассудок способен покончить с состоянием войны как природным свойством и сделать состояние мира «непосредственной обязанностью

Комментарии ()