Чьим интересам служит «Нордстрим»?

Статья Посла России в ФРГ В.М.Гринина для газеты «Хандельсблатт», 7 ноября 2011 года

Говорят, что большое видно на расстоянии. Безусловно, спустя десятилетия исследователи более точно впишут предстоящее открытие газопровода «Нордстрим» в историческую канву. Но уже сейчас ясно, что это грандиозное событие, причем как с экономической, так и с политической точек зрения.

Уже одни технические характеристики этого гиганта говорят о многом. По своей протяженности, пропускной способности «Нордстрим» относится к числу наиболее крупных сооружений подобного рода.

Прокачиваемый по «Северному потоку» газ пополнит энергетический баланс как минимум шести европейских стран, в т.ч. Германии. При этом существенно возрастет степень надежности поставок. Ибо «Нордстрим» обеспечивает диверсификацию маршрутов доставки, да к тому же еще наиболее рациональным с точки зрения практики газоснабжения путем.

В этом смысле «Нордстрим», по большому счету, можно рассматривать как продукт почти 40-летнего опыта экспорта газа из нашей страны в Европу. За эти годы все существенные сбои, возникавшие с обеспечением ритмичности газопоставок, были так или иначе связаны исключительно с транзитом газа через национальные границы. «Нордстрим» решает эти проблемы, и все разговоры в этой связи о том, что избранный маршрут дороже по сравнению с сухопутными, бессмысленны. За безопасность и надежность надо платить, и подобного рода издержки себя оправдывают.

Показательно, что за этот период каких-либо трудностей или перебоев с доставкой газа конечным потребителям, в которых был бы повинен экспортер, т.е. российская сторона, просто не отмечено. Тем не менее до сих пор все еще слышны заявления об «опасной зависимости» Европы от российского газа, которая, дескать, станет еще больше после пуска «Нордстрим».

Странная логика: фактически всю жизнь пользоваться русским газом и каждодневно причитать, как это плохо! Такую логику хоть как-то можно было еще понять в период «холодной войны», но сейчас…? Или мы все еще не партнеры?

Столь же оторванными от реальной действительности представляются рассуждения о неком стремлении России к монополизму в газопоставках. Как в строительстве и эксплуатации «Нордстрим», так и в готовящемся сейчас проекте «Южный поток» принимают участие крупнейшие энергетические компании разных европейских стран, что само по себе должно было бы исключить подобного рода опасения. Кроме того на самых ранних стадиях запуска этих проектов мы пытались донести до широкой общественности мысль, что потребности в природном газе будут неуклонно возрастать, что мы хотим поспеть за таким развитием и никого не пытаемся вытеснять. Понадобился выход ФРГ из атомной энергетики, чтобы все до конца прозрели, а «хардлайнеры» поутихли, чтобы всем стало предельно ясно, что на сегодняшних энергетических рынках места может хватить и «Набукко», и «Янтарю», и всем другим проектам, нацеленным на эффективную и рациональную добычу и транспортировку этого сырья.

Большинству же, однако, сейчас должно быть очевидно, что «Нордстрим» как раз и является зримым выражением того самого стратегического партнерства, которое Россия ныне старается выстраивать в отношениях с ЕС и с отдельными его странами-членами. «Нордстрим» – это общеевропейский объединительный проект, это еще один и весьма существенный элемент, тесно связывающий Россию с этими странами. Так и должно быть. Ибо любое партнерство предполагает усиление взаимозависимости. И не надо этого бояться. Необходимо осознать, что речь идет о позитивной взаимозависимости, которая поможет легче справиться с проблемами, диктуемыми современным мировым развитием, в т.ч. в энергетической сфере.

В целом же нас не может не радовать, что число сторонников самого тесного сотрудничества с Россией в Германии и других странах ЕС неуклонно растет, а дефициты доверия продолжают сокращаться. Это сотрудничество развивается сейчас далеко за рамками нефтяной и газовой отраслей, и в том, что касается российско-германских отношений, например, затрагивает практически все злободневные темы как в экономической, так и в политической, правовой, гуманитарной, культурной и прочих сферах. С Германией в первую очередь, а также с рядом других стран, как впрочем, и с Евросоюзом в целом, Россия выстраивает модернизационные альянсы, призванные в конечном итоге еще теснее сблизить наши экономики и гражданские общества, сделать Европу монолитной и устойчивой к современным вызовам и угрозам. Россия делает это, будучи уверенной в том, что в этом наше будущее. Потому именно нашим совместным интересам, интересам, обращенным в будущее, и служат такие проекты, как «Нордстрим».

Комментарии ()