Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «Российской газете», 21 сентября 2011 года

Вопрос: Известно, что на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН палестинцы собираются добиться хотя бы частичной независимости. При этом очевидно, что далеко идущих последствий для всего Ближнего Востока не избежать. Если палестинцы добьются своего, означает ли это, что необходимо будет расформировать ближневосточный «квартет» и начать искать новые форматы посредничества?

С.В.Лавров: Действительно, палестинцы собираются в ходе сессии обратиться за признанием Государства Палестина. Такое их обращение готовы поддержать большинство членов ООН. При этом они четко подтвердили, что «поход» в ООН не является альтернативой переговорам.

Как мы понимаем, своим обращением в ООН палестинцы хотят еще раз акцентировать остроту задачи скорейшего переговорного урегулирования палестинской проблемы на общепризнанной международно-правовой основе. Мы их в этом поддерживаем.

Полагаем крайне актуальным активизацию усилий по созданию взаимоприемлемых условий для возобновления переговоров. Менять формат посредничества в палестино-израильском урегулировании не считаем целесообразным. Сложившийся «механизм сопровождения» в лице «квартета» России, США, ЕС и ООН доказал свою полезность. Он принимается и признается сторонами конфликта — палестинцами и израильтянами, а также всеми другими заинтересованными игроками, Советом Безопасности ООН. Главное, чтобы все участники «квартета» действовали беспристрастно, добивались выполнения сторонами имеющихся договоренностей.

Вопрос: Нет сомнений, что западные государства попытаются сделать ключевой темой 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН ситуацию в Сирии. При этом очевидно, что сирийскому лидеру Башару Асаду не удается найти общий язык с оппозицией, которая, видимо, готова к повторению ливийского сценария. Есть ли, на Ваш взгляд, реальный шанс избежать подобного кровавого повтора?

С.В.Лавров: Сирия представляет собой, как мы часто повторяем, «краеугольный камень ближневосточной архитектуры», от которой во многом зависит сохранение мира и безопасности в ближневосточном регионе. Поэтому неудивительно, что ситуация в Сирии будет одной из основных тем для обсуждения, причем Россия, а также наши партнеры по БРИКС и ряд других государств заинтересованы в этой дискуссии ничуть не меньше, чем западные страны.

Тезис о том, что сирийскому лидеру Б. Асаду не удается найти общий язык с оппозицией, представляется не вполне корректным. Почему эта задача должна возлагаться только на одну сторону? Считаем, что и оппозиция должна нести ответственность за обеспечение мирного будущего и процветания своей страны. Это, если угодно, ее национальный долг. Безответственно игнорировать приглашение к диалогу, отметать пусть запоздалые, но все же конкретные шаги Б. Асада по реформе законодательства о партиях, выборах, местном самоуправлении.

Линия на бойкот призывов к диалогу в расчете на то, что «Запад нам поможет», как в Ливии, ни к чему хорошему не приведет. Надо понимать, что население страны расколото. Одна его часть требует немедленной смены власти и реформ, другая же предпочитает путь поэтапных перемен, считая, что они должны осуществляться при сохранении в стране гражданского мира и спокойствия.

Оптимальный путь выхода из кризиса — налаживание политического процесса с участием власти и всех сил, отвергающих насилие как средство достижения политических целей.

Никакой предопределенности для повторения в Сирии ливийского или другого сценария нет. Напротив, есть возможности для мирного ненасильственного преодоления внутрисирийского кризиса. Для этого оппозицию необходимо настраивать не на радикализм и неуступчивость, а на отстаивание своих требований за столом переговоров, на поиск общенационального согласия в интересах стабилизации обстановки в стране и согласованного продвижения к демократии. Именно на это нацелен проект резолюции, который Россия вместе с Китаем предложила на рассмотрение членов Совета Безопасности ООН. Альтернатива этому — гражданская война с крайне негативными последствиями как для Сирии, так и для всего региона и мира в целом. Необходимо сделать все возможное, чтобы не допустить такого развития событий.

Вопрос: «Арабская весна» подкинула немало новых тем для участников 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Насколько сильно, на Ваш взгляд, изменилась внешнеполитическая ситуация в регионе и, в целом, в мире?

С.В.Лавров: В свете известных событий в Тунисе, Египте, а затем и в других странах регион Ближнего Востока и Северной Африки с начала 2011 года переживает период кардинальной трансформации. Суть происходящего — смена режимов и устоев, которые сформировались еще со времен обретения народами этих стран независимости, стремление народных масс к большей демократии, повышению уровня жизни и благосостояния, получению беспрепятственного доступа к универсальным правам человека.

По нашей оценке, эти процессы будут протекать непросто, а развитие событий будет отнюдь не прямолинейным, чему уже есть многочисленные подтверждения. Несомненно, что происходящие изменения будут иметь далеко идущие последствия, и в результате облик этого региона станет совсем иным.

Мы с симпатией относимся к чаяниям арабских народов, их желанию жить лучше и верим, что они сами могут и должны определять свою судьбу. Поэтому принципиально выступаем против вмешательства во внутренние дела, навязывания извне готовых рецептов и сценариев развития. Важно, чтобы концепции демократических реформ генерировались самими народами Ближнего Востока и Северной Африки при уважении к их цивилизационным традициям со стороны внешних игроков.

Наш коренной интерес — видеть ближневосточные государства стабильными, процветающими и развивающимися по демократическому пути. В нынешних условиях основной задачей международного сообщества должно стать содействие преобразованиям на Ближнем Востоке, устранению исходящих из данного региона вызовов для международной стабильности и безопасности, урегулированию застарелых конфликтов. Россия, с учетом ее тесных исторических связей с регионом, к такой работе готова. Будем продолжать выстраивать наши отношения со странами Ближнего Востока и Северной Африки на основе взаимного уважения и обоюдовыгодного сотрудничества. Фундамент у этих отношений прочный. В его основе — многие десятилетия взаимных дружеских чувств народов, а не сиюминутная конъюнктура.

Вопрос: Уже больше десятилетия в ООН идет дискуссия о реформе этой главной международной организации. Однако в последние несколько лет данная тема явно ушла на задний план на фоне мирового экономического кризиса. Готовятся ли ключевые мировые игроки, в том числе Россия, вернуться к вопросу реформирования ООН на открывающейся 66-й сессии Генеральной Ассамблеи?

С.В.Лавров: Основные ориентиры комплексного реформирования Всемирной организации в соответствии с новыми реалиями были заложены в Итоговый документ, подписанный главами государств и правительств более 170 стран на Генассамблее ООН в 2005 г. В развитие одобренных главами государств инициатив были созданы новые органы — Комиссия по миростроительству, призванная помогать странам на постконфликтном этапе, и Совет по правам человека, заменивший Комиссию по правам человека. Одобрена Глобальная контртеррористическая стратегия ООН, приняты решения по оживлению деятельности Генеральной Ассамблеи ООН, значительное внимание уделяется реформе административного управления Организации.

Процессы реформирования в ООН продолжаются. Однако не все из них, даже самые приоритетные, возможно быстро реализовать, поскольку ООН состоит из 193 суверенных государств со своими национальными интересами. Нововведения должны строиться на самом широком согласии и вести к укреплению единства в целях повышения эффективности ООН, а не к обострению разногласий. Это в полной мере относится к таким важным проблемам, как расширение состава Совета Безопасности.

Реформирование Совета Безопасности ООН — одно из важнейших звеньев повышения эффективности Всемирной организации, ее способности адекватно и оперативно реагировать на существующие вызовы. Переговорный процесс в этой связи медленно, но продвигается вперед. Абсолютное большинство членов ООН, включая Россию, нацелено на достижение максимально широкого согласия по данному вопросу.

Эффективность реформ ООН во многом зависит от укрепления регионального уровня глобального управления, от потенциала и оперативных возможностей региональных организаций, их готовности взаимодействовать с ООН и между собой. В пользу этого последовательно выступает ОДКБ. Создавая свои миротворческие силы, члены Организации исходят из возможности их использования и в операциях по поддержанию мира, проводимых ООН в различных регионах. Хорошо известно и давнее предложение ОДКБ в адрес НАТО о налаживании практического сотрудничества, в частности, в борьбе с афганской наркоугрозой.

В ходе 66-й сессии Генассамблеи в соответствии с резолюцией 65/94 ГА ООН будет рассмотрен вопрос о роли ООН в системе глобального управления с акцентом на экономическую составляющую и проблематику содействия развитию. Главной целью предстоящей дискуссии является формирование объединительной повестки дня и достижение консенсуса в отношении главных направлений реформы социально-экономического сектора ООН на основе взвешенного анализа преимуществ и недостатков существующих механизмов регулирования мировых экономических процессов.

На данном этапе приоритетным направлением реформы социально-экономического сектора ООН является укрепление потенциала Экономического и Социального Совета ООН — основного межправительственного органа для систематического и всеобъемлющего мониторинга и оценки прогресса в осуществлении одобренных в ООН Целей развития тысячелетия.

Одним из главных вопросов повестки дня Генеральной Ассамблеи ООН является реформа Организации в сфере управления, которая направлена на повышение эффективности работы Секретариата ООН, укрепление подотчетности и повышение транспарентности его деятельности, а также совершенствование финансово-бюджетной системы Организации с целью сосредоточить имеющиеся ресурсы на приоритетных областях и обеспечить достижение конкретных результатов.

Россия активно участвует в процессах по реформированию ООН во всех областях, продвигает предметные предложения, нацеленные на укрепление центральной роли и повышение эффективности структур и механизмов Всемирной организации.

Вопрос: С какими инициативами на 66-ю сессию Генеральной Ассамблеи ООН едет возглавляемая Вами российская делегация?

С.В.Лавров: По традиционной проблематике о мерах транспарентности и укрепления доверия в космической деятельности планируем закрепить достигнутые на прошлой сессии договоренности об учреждении Группы правительственных экспертов и нацелить ее работу на подготовку практических рекомендаций.

По тематике международной информационной безопасности (МИБ) в центре наших усилий — пресечение использования информационно-коммуникационных технологий в криминальных, террористических и военно-политических целях, а также для вмешательства во внутренние дела государств. В прошлом году Генассамблея одобрила нашу инициативу о создании Группы правительственных экспертов для исследования существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности. На текущей сессии мы предлагаем уточнить мандат группы, включив в него выработку правил ответственного поведения государств и мер укрепления доверия в информационном пространстве. В этом вопросе согласована солидарная позиция государств-членов ШОС, которые направили Генсекретарю и всем членам ООН коллективный документ о содержании таких правил.

В русле наших последовательных усилий по противодействию попыткам ревизии итогов Второй мировой войны вновь внесем проект резолюции о недопустимости потакания современным формам расизма, расовой дискриминации и ксенофобии.

Вопрос: Не секрет, что НАТО все более активно пытается заменить ООН. Вы собираетесь поднять эту проблему в ходе визита в Нью-Йорк?

С.В.Лавров: НАТО, а вернее сказать, отдельные ее представители, пыталась подменить собой ООН, начиная с 1990-х годов и вплоть до вторжения в Ирак в 2003 году, когда Германия и Франция не поддержали своих союзников по блоку. Североатлантическая организация столкнулась с тем, что мировое сообщество не признает легитимности ее действий без решения Совета Безопасности ООН. Так что, как бы ни стремились некоторые политики наделить НАТО глобальными функциями, заменить ООН она не сможет. Думаю, это прекрасно понимают здравомыслящие люди в странах альянса.

В последние годы НАТО учится «играть по правилам», установленным ООН. В 2008 году была подписана совместная декларация о сотрудничестве между секретариатами двух организаций, приверженность международному праву зафиксирована в новой стратконцепции альянса. В то же время принципиально важно, чтобы эта приверженность не оставалась на бумаге, а проявлялась в индивидуальных и коллективных действиях членов НАТО. В Нью-Йорке, несомненно, пойдет разговор о том, как возглавляемая НАТО коалиция выполняла резолюции СБ ООН по Ливии, о соответствии этих действий мандату, выданному Советом Безопасности, прежде всего в отношении защиты гражданского населения. Здесь у нас к натовцам есть немало вопросов.

Следует отметить, что ООН в последние годы активно расширяет круг региональных партнеров, вовлекает их в общую сеть «ответственных» за положение дел в своих регионах. В условиях растущей востребованности эффективного «разделения труда» между ООН и региональными объединениями незыблемой остается закрепленная в Уставе ООН ведущая роль Совета Безопасности в вопросах поддержания международного мира и безопасности, включая санкционирование и контроль за операциями, предусматривающими применение силы.

Комментарии ()