Интервью Посла России в ФРГ информационному агентству «Итар-Тасс», 27 декабря 2010 г.

Российско-германские отношения всегда отличали высокая интенсивность и солидный уровень, однако, и в них случаются периоды затишья, а то и спадов, вызванные, например, экономическим кризисом. Если брать в целом, каким был для отношений России и ФРГ год: со знаком «минус» или со знаком «плюс»?

Безусловно, со знаком «плюс», причем, во всех сферах. Сегодня словами о высокой интенсивности политического диалога между нашими странами вряд ли можно удивить, однако в 2010 году он отличался, пожалуй, беспрецедентной динамикой. Президент России Д.А.Медведев и канцлер ФРГ А.Меркель встречались в различных форматах 7 раз. Весьма результативно прошел 12-й раунд межгосударственных консультаций в Екатеринбурге. Важным событием стал государственный визит в Россию президента Германии К.Вульфа. Причем впервые глава германского государства посетил нашу страну с визитом такого уровня практически сразу же после избрания на свой пост. Наконец, 25-26 ноября состоялся визит в Германию Председателя Правительства России В.В.Путина, в ходе которого он изложил представления о дальнейших путях углубления партнерства между Россией и Евросоюзом, высказавшись, в т.ч. за создание в перспективе зоны свободной торговли.

После спада в прошлом году, вызванного мировым финансово-экономическим кризисом, вновь набирает обороты взаимная торговля. За первые три квартала товарооборот увеличился более чем на треть, составив, по данным Росстата, 36 миллиардов долларов США. По итогам года у нас есть все шансы выйти на 50 млрд. долларов, что почти соответствует докризисному уровню. Немецкие источники, в частности Восточный комитет германской экономики, называют даже более высокие цифры.

Правда, в этом году немцы по объему торговли с Россией впервые уступили Нидерландам и Китаю. Однако это не означает, что германские товары стали пользоваться в России меньшим спросом. Просто все большая их доля производится на мощностях, созданных на территории нашей страны. А это – свидетельство принципиально иного качества экономического взаимодействия.

Неслучайно по объему прямых инвестиций, направленных в нашу экономику в этом году, Германия занимает первое место. В уходящем году начал реализовываться ряд знаковых инвестиционных проектов. В апреле была начата прокладка подводного участка Североевропейского газопровода. Между Москвой и Петербургом, а также между Москвой и Нижним Новгородом начали курсировать скоростные поезда «Сапсан» — совместный проект компании «Сименс» и Российских железных дорог. В сентябре перешел на полный цикл производства завод концерна «Фольксваген» в Калуге.

Конкретные очертания стала обретать и идея партнерства для модернизации, в том числе во внеэкономической сфере. Так, согласован перечень экономических проектов в рамках этого партнерства, предполагающих, главным образом, сотрудничество в сферах энергосбережения и высоких технологий. Стороны договорились о расширении данной инициативы также на область общественных отношений, где речь пойдет, прежде всего, о взаимодействии российских и германских экспертов в совершенствовании правовой системы и основ правового государства.

Насколько тесным было в 2010 году российско-германское взаимодействие по международным делам, которое традиционно является весомым фактором не только наших отношений, но и европейской и международной политики?

Вы правы, слаженное взаимодействие наших стран на международной арене – важный фактор как в преодолении последствий глобального финансово-экономического кризиса, так и в обеспечении общеевропейской и международной безопасности. Это прекрасно понимают как в Москве, так и в Берлине. Поэтому мы активно сотрудничаем по всему спектру вопросов международной повестки дня.

Хорошо зарекомендовала себя практика выработки совместных подходов к вызовам и угрозам современности в рамках Рабочей группы высокого уровня по политике безопасности.

Большое значение имеет диалог с Берлином и в процессе формирования нового качества отношений России с Евросоюзом и НАТО. Ведь Германия – не только влиятельный участник этих организаций, но и не раз показывала себя в них в роли «голоса разума». Не следует забывать, например, что партнерство для модернизации между Россией и Евросоюзом возникло спустя три года после того, как мы смогли опробовать эту идею, выдвинутую, кстати, Берлином, в российско-германских отношениях. Важным вкладом в этот процесс может стать возникшая в ходе встречи канцлера ФРГ А.Меркель с Президентом России Д.А.Медведевым летом этого года «Мезебергская инициатива» о создании Комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности.

В этом году было возобновлено взаимодействие в формате Россия-Германия-Франция. После четырехлетнего перерыва лидеры наших стран вновь встретились в таком составе в октябре во французском Довиле. Хорошие результаты демонстрирует и другой трехсторонний формат – Россия-ФРГ-Польша. На наш взгляд, эти «треугольники» очень полезны для создания должной атмосферы в Европе, удачно дополняют друг друга. Имеется первый позитивный опыт общения в рамках теперь уже «квартета» Москва-Берлин-Париж-Варшава: в июне министры иностранных дел четырех государств провели встречу во французской столице.

В своих публичных выступлениях в Берлине Вы часто привлекаете внимание к инициативе Дмитрия Медведева о создании новой архитектуры международной безопасности. Как относятся к этой идее германские партнеры, насколько велика их готовность поддержать предложения президента РФ?

Как я уже говорил, Германия – не только влиятельный, но и весьма ответственный партнер в европейских и евроатлантических структурах. Не случайно в июне 2008 года Президент России Д.А.Медведев впервые озвучил идею о заключении Договора о европейской безопасности именно в Берлине.

Как представляется, главный посыл, содержащийся в инициативе российского Президента – новая европейская архитектура должна основываться на принципе неделимости безопасности, недопустимости обеспечения безопасности одних государств евроатлантического пространства в ущерб другим – нашел понимание у германских партнеров и они готовы вести дискуссию в это ключе. Германия с самого начала выступила сторонницей тщательного обсуждения данной инициативы, активно поддерживала в этой связи т.н. «процесс Корфу». Собственно уже упоминавшееся предложение Берлина относительно создания Комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности было продиктовано желанием в первую очередь создать структуру для детальной проработки российской инициативы. Новая архитектура европейской безопасности при самой деятельной поддержке Берлина и других важнейших европейских столиц стала также центральной темой обсуждения на саммите ОБСЕ в Астане в начале декабря 2010 г.

Пока у нас с нашими коллегами еще нет единого мнения о том, каким должен быть окончательный результат этой дискуссии. Однако, как мне кажется, мысль о том, что европейскую безопасность нельзя выстраивать в обход России или, тем более, против нее, прочно укоренилась в сознании германской политической элиты и экспертного сообщества.

Какова все-таки судьба предложения о создании комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, призванного, помимо темы Договора о европейской безопасности, также активнее формулировать и продвигать наши общие подходы к различным кризисным ситуациям. Относится ли это предложение к числу тех, которые отложены «в долгий ящик», или же оно обретает конкретику?

Инициатива по созданию такого комитета была с интересом встречена как в Евросоюзе, так и за его пределами. Это свидетельствует о большом позитивном потенциале, который в ней заложен. Важное значение имеет ее поддержка со стороны Франции и Польши. Предстоит решить вопрос, как можно было бы эффективно встроить новый орган в систему нашего политдиалога с ЕС. Вместе с тем, формального одобрения в Евросоюзе эта идея пока не получила – идет процесс обсуждения, который потребует некоторого времени.

Конец 2010 года ознаменовался важным событием: 25-26 ноября Федеративную Республику с рабочим визитом посетил Владимир Путин. Председатель Правительства РФ предложил Евросоюзу амбициозный план расширения партнерства по ключевым направлениям. Как отнеслись в Германии к предложенной европейцам российским премьером «дорожной карте» расширения реального сотрудничества?

В своем выступлении на экономическом форуме, организованном газетой «Зюддойче цайтунг», а также в авторской статье в этом же издании Председатель Правительства России сформулировал целый ряд масштабных идей по углублению сотрудничества на перспективу. Это и общая промышленная политика, и унификация правил технического регулирования и таможенных процедур, и создание единого энергетического комплекса Европы, и интеграция в области науки и образования. Их реализация – вопрос не одного дня, но, если Россия и ЕС хотят сохранить конкурентоспособность на мировом рынке, следует приниматься за дело, не откладывая.

Представители германского бизнеса – а именно они составляли большинство аудитории на форуме «Зюддойче цайтунг» — мыслят в том же ключе. Что касается политиков, то министр экономики и технологий Германии Р.Брюдерле заявил, что Россия протянула руку Германии и Евросоюзу, которые, в свою очередь, должны со всей серьезностью отнестись к предложениям главы Правительства РФ. Позитивно восприняла предложения В.В.Путина и канцлер, хотя некоторые СМИ поначалу пытались создать у читателей иное впечатление.

Российское руководство в последнее время неоднократно подчеркивало необходимость перехода к безвизовому режиму между Россией и Шенгенской зоной. Наши европейские партнеры вроде бы в принципе «за», однако «воз и ныне там». Как обстоят дела на этом направлении, что думает по этому поводу Германия и каковы перспективы?

Этот вопрос – один из приоритетных в нашем диалоге с ЕС. Российское руководство неоднократно заявляло о готовности нашей стороны к таком шагу. Понятно, однако, что делать это надо строго на основе взаимности.

Что касается отношения к этому вопросу в Германии, то в принципиальном плане идея не оспаривается. Но на счет того, в каком темпе продвигаться к этой цели, существуют различные мнения. Германский бизнес, по большей части, – за то, чтобы сделать это как можно скорее. Часть политиков и чиновничества проявляет определенную сдержанность, связанную с опасениями, как порой представляется, не столько субстантивного, сколько психологического плана. Однако и в этих кругах растет число людей, которые понимают, что ликвидация барьеров в общении между нашими странами пойдет на благо как России, так и Германии.

Не в последнюю очередь благодаря этому в рамках диалога Россия-ЕС удалось достичь понимания о необходимости составления перечня «совместных шагов», которые потребуется совершить с обеих сторон, чтобы обеспечить выход на безвизовый режим в ближайшем будущем. Полагаем, что по ходу его реализации яснее станут и конечные сроки установления этого режима. Конечно же, обозначенная партнерами из ЕС перспектива его введения в 2025 г., как четко дал понять Президент России, устроить нас не может. Надеемся, что работа над указанным планом не будет затягиваться.

Как Вы оцениваете вклад руководимого Вами Посольства в развитие отношений между Москвой и Берлином? В чем он конкретно выражается?

Вряд ли корректно давать оценку самим себе.

Что же касается перечня задач, которые приходится выполнять посольству, то он весьма обширен. Это и масштабная информационно-аналитическая работа, касающаяся различных аспектов внутренней и внешней политики ФРГ, существенных для наших интересов и двусторонних отношений, организация и сопровождение многочисленных визитов различного уровня, посредничество в установлении контактов между политиками, бизнесом и научным сообществом двух стран. Важная задача – взаимодействие с объединениями наших соотечественников в Германии. Ведь здесь проживает крупнейшая русскоязычная диаспора за пределами СНГ: для 3 миллионов жителей ФРГ язык Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского является родным. И, наконец, это публичная дипломатия, разъяснение нашего видения происходящего в мире широкой общественности, участие в формировании образа современной России, в т.ч. через общение с Вашими коллегами-журналистами.

Комментарии ()