Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на церемонии открытия Музея Нюрнбергского процесса, Нюрнберг, 21 ноября 2010 года

Уважаемый господин Вице-канцлер,
Уважаемый господин Обер-бургомистр,

Уважаемые дамы и господа,

65 лет назад – 20 ноября 1945 года – в этом историческом здании начал работу Международный военный трибунал над главными нацистскими преступниками.

С позиций сегодняшнего дня Нюрнбергский процесс – самый крупный и значительный в истории мировой цивилизации. Суд народов – а именно таким был, по сути, Международный трибунал – стал ответом на чудовищные военные преступления, преступления против мира и человечности. Вслед за Уставом ООН, закрепившим незыблемость итогов Второй мировой войны, Нюрнбергский процесс стал важнейшим шагом, предпринятым для того, чтобы подобное никогда не могло повториться. Вынесенный на нем приговор довершил военный крах гитлеризма его морально-политическим и правовым разгромом. Именно в Нюрнберге объединенными усилиями были юридически закреплены результаты победы сил мира и прогресса, признаны преступными человеконенавистническая идеология, основные организационные структуры и в целом практика нацизма.

Несмотря на весь трагизм и многомиллионные жертвы Второй мировой войны, наибольшую часть из которых принесла на алтарь Победы наша страна, вопрос о мести перед нами не стоял. СССР сделал все для того, чтобы Нюрнбергский трибунал не стал расправой победителей над побежденными. Впервые о необходимости проведения над преступниками международного суда, в котором должны быть обвинение и защита, было сказано 14 октября 1942 года в заявлении Советского правительства «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы». Впоследствии эта инициатива была закреплена в «Декларации об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства», опубликованной в качестве документа Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании 1943 года.

Историки знают, что решение об организации публичного судебного процесса первоначально было поддержано не всеми участниками антигитлеровской коалиции. Лишь 8 августа 1945 года в Лондоне было подписано Соглашение между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции «О судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси» и утвержден Устав Международного военного трибунала.

Закрепленные в уставе Трибунала и нашедшие отражение в его приговоре положения и сегодня сохраняют юридическую силу. Они были подтверждены Генеральной Ассамблеей ООН как общепризнанные нормы международного права.

В течение всего послевоенного периода эти принципы во многом задают вектор развития международного уголовного, гуманитарного права, международного правосудия. Они легли в основу последующего развития норм о военных преступлениях, преступлениях против человечности, включая геноцид, квалификации признаков и состава преступления агрессии. В значительной степени опирается на опыт Нюрнберга Международный уголовный суд, хотя ему еще предстоит доказывать способность решать поставленные перед ним задачи. Параллельно и на той же основе развивались нормы о правах человека.

Нюрнбергский трибунал однозначно признается крупнейшим политико-правовым достижением своей эпохи. Ключевым фактором его успеха видится единодушие Объединенных Наций при его создании, в ходе его работы и при оценке ее результатов.

Опыт Нюрнберга показывает, что осуществление международного правосудия должно быть результатом коллективных усилий и пользоваться авторитетом у мирового сообщества. Попытки отдельных государств или блоков брать на себя роль «международного судьи» не могут иметь правовых последствий. В новейшей истории такие случаи имели место и ничего, кроме бед народам и нестабильности для мира, они не принесли.

Все ли извлекли должные уроки из Нюрнберга? По-видимому, нет. Иначе как объяснить, что и сегодня мы наблюдаем попытки оправдать нацистов и их пособников и совершенные ими злодеяния, придать задним числом их преступным действиям некое подобие «справедливой борьбы»? Как расценивать ежегодные шествия бывших эсесовцев в ряде европейских столиц, судебные преследования ветеранов-антифашистов или признание свастики одним из судов в качестве культурного наследия балтов?

Характерно, что в самой Германии подвергать сомнению итоги Нюрнбергского процесса считается уголовным преступлением. Для деяний, квалифицированных трибуналом в Нюрнберге как преступления против человечности, срока давности нет и быть не может.

Наши отношения с Германией уже многие годы опираются на прочный фундамент исторического примирения и стратегического партнерства. Благодаря этому в выигрыше оказались не только наши страны, но и вся Европа, которая получила модель выстраивания гармоничного сотрудничества на деидеологизированной, взаимоуважительной, взаимовыгодной основе.

Мы высоко ценим бережное отношение наших германских партнеров к расположенным на территории ФРГ захоронениям наших воинов, усилия по материальной поддержке жертв нацизма. Значительный вклад в реализацию различных мемориальных проектов вносят российский «Фонд взаимопонимания и примирения» и германский фонд «Память, ответственность и будущее». Их работа имеет особое значение для сохранения исторической памяти у молодых поколений россиян и немцев.

Долг всего мирового сообщества — бескомпромиссно бороться с проявлениями неонацизма, расовой ненависти, ксенофобии и экстремизма, задействуя широкий правовой инструментарий ООН. Малейшая уступка «демонам прошлого», забвение истории или попытки переиначить ее чреваты новыми трагедиями.

Без такого принципиального подхода трудно рассчитывать на успех в нашем совместном противостоянии международному терроризму, – по сути, идейному наследнику нацизма. Терроризм – такая же варварская идеология, проповедующая насилие, агрессию, полное пренебрежение моралью и ценностью человеческой жизни. В необходимости жесткого противостояния этому общему для всех злу зримо проявляется принцип неделимости безопасности.

Россия и Германия едины в своей решимости способствовать коллективной борьбе с современными угрозами миру, стабильности и правам человека, поиску мирных путей урегулирования конфликтов и кризисов.

Дополнительные возможности для наращивания такого взаимодействия созданы с избранием Германии в Совет Безопасности ООН на 2011-2012 годы, что в очередной раз подчеркнуло высокий авторитет политики Берлина по укреплению духа сотрудничества, доброй воли в европейских и мировых делах, строгому соблюдению международного права.

Хотел бы воспользоваться случаем и передать в дар Музею копии относящихся к Нюрнбергскому процессу документов и фотографий из архива Министерства иностранных дел и других российских архивов. Они наглядно раскрывают предысторию создания Трибунала, процесс формирования опорных элементов его международно-правового инструментария и организационного оформления. Многие из них никогда не публиковались и имеют уникальный характер. Надеюсь, что эти материалы станут весомым дополнением музейной экспозиции и будут интересны и полезны посетителям и исследователям.

Комментарии ()