Официальное сообщение, С.В.Лавров

Уважаемые коллеги,

После раунда переговоров сегодня утром состоялась встреча господина А.Фога Расмуссена с Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым в Кремле, которая завершилась несколько минут назад.

Главный вывод по итогам встречи с Президентом России заключается в том, что обе стороны подтвердили свою готовность и нацеленность на развитие нормальных равноправных взаимовыгодных отношений между Россией и НАТО, нацеленность на максимально эффективное задействование потенциала Совета Россия – НАТО.

Мы считаем очень важным – это было сегодня подтверждено в контактах с нашими натовскими партнерами, – чтобы предстоящий 20 ноября в Лиссабоне саммит придал мощный политический импульс совместным усилиям по укреплению основ взаимовыгодного сотрудничества и партнерства Совета Россия – НАТО.

Заинтересованы в том, чтобы на саммите были приняты ответственные дальновидные решения и чтобы в Лиссабоне мы смогли зафиксировать переход от этапа преодоления последствий «холодной войны» к выстраиванию подлинно стратегического партнерства для решения общих задач в сфере безопасности и, прежде всего, реализации на практике принципа неделимости безопасности – равной, неделимой безопасности. Именно этот принцип был зафиксирован в основополагающих документах, которые создали рамку деятельности Совета Россия – НАТО.

Встречи, которые состоялись сегодня в Москве, показывают, что у нас общая заинтересованность в том, чтобы вывести отношения России с Альянсом на качественно новый уровень. Сама жизнь диктует такую необходимость. У нас общие реальные вызовы. Это и терроризм, и наркотрафик, и распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки. Это также различные конфликты и кризисы, пиратство, природные и техногенные катастрофы. Это, конечно, и весь набор проблем, связанных с ситуацией в Афганистане. Эффективно реагировать на все эти вызовы и угрозы можно только тогда, когда мы координируем наши усилия, реально объединяем потенциалы. Примеры такого сотрудничества есть. Они известны. Сегодня мы о них говорили. У нас есть общий настрой на то, чтобы такие примеры множились. В частности, будем дополнительно расширять наше сотрудничество по Афганистану. Это наш общий кровный интерес.

Скажу также, что сегодняшние беседы подтверждают готовность работать по конструктивной повестке дня. Мы ожидаем, что Совет Россия – НАТО, опираясь, еще раз подчеркну, на принципы Римской декларации, Основополагающего акта, будет наращивать свой потенциал. Эти принципы предполагают учет интересов и озабоченностей каждой стороны. Они также предполагают коллективную работу в национальном качестве каждой страны – участницы Совета Россия – НАТО, – иными словами, работу на равноправной внеблоковой основе. Думаю, если мы будем всегда держать курс на то, чтобы соответствовать этим принципам, то Совет Россия – НАТО сможет выполнить свое предназначение – работать при любой политической погоде.

Ясно, что это все предполагает дополнительные меры по восстановлению и укреплению доверия, повышению предсказуемости в военно-политических делах. На это будет направлено и активизирующееся сотрудничество по военной линии.

Мы получили сегодня также дополнительный брифинг о том, каким будет содержание новой стратегической концепции Альянса, которая готовится к принятию на саммите НАТО в Лиссабоне. Выслушали дополнительные соображения Генерального секретаря в отношении того, каким могло бы быть по представлению наших коллег из НАТО участие России в создании системы противоракетной обороны.

Президент России подтвердил готовность изучить то видение, которым с нами поделились натовские коллеги. Он подтвердил, что мы будем готовы к участию в создании такой совместной системы, начиная с совместного анализа того, что можно было бы сделать, и, конечно, на основе равноправного построения системы, которая была бы нацелена на нейтрализацию общих для всех нас вызовов.

Думаю, что переговоры были очень плодотворными. Мы договорились о том, что постоянные представители в Брюсселе, послы в рамках Совета Россия – НАТО уже на этой неделе начнут интенсивно готовить конкретное наполнение саммита. Рассчитываю, что нам удастся подготовиться к этому мероприятию достойно.

Вопрос: Сегодня господин А.Фог Расмуссен, говоря о сотрудничестве между Россией и НАТО в рамках ПРО, упомянул, что неплохо бы возобновить практику совместных учений. Как Вам перспективы такого сотрудничества? Когда можно эти учения провести?

С.В.Лавров: Насколько я понимаю, если идет речь о возобновлении практики совместной работы, то такой совместной работой в свое время являлось наше взаимодействие по согласованию параметров противоракетной обороны театра военных действий. Этот проект был нацелен на то, чтобы разработать меры по защите войск, участвующих в миротворческих операциях. Проект был достаточно продвинутым. Он даже дошел до стадии проведения компьютерных учений, которые были призваны подтвердить оперативную совместимость сил и средств. Такое подтверждение в результате компьютерных игр был получено. Учения должны были продолжиться уже в полевых условиях. Однако в начале 2008 года этот проект был заморожен не по нашей инициативе.

Сейчас натовские коллеги предлагают к нему вернуться. Мы получили развернутые предложения о том, как это можно было бы сделать. Мы их изучаем. Предложения серьезные, прагматичные. Так что будем с ними работать и в ближайшее время отреагируем.

Естественно, проявилась и новая ситуация, учитывая то, о чем только что сказал господин А.Фог Расмуссен, а именно о предстоящем на саммите НАТО в Лиссабоне решении по созданию территориальной противоракетной обороны государств – членов НАТО. Нас пригласили для того, чтобы мы внесли свой вклад на равноправных условиях, – с этой целью было предложено провести совместный анализ тех вопросов, которые предстоит прояснить. Считаем такой подход заслуживающим внимания. Естественно, будем рассматривать эту новую ситуацию с различными компонентами противоракетной обороны для того, чтобы подготовить свою позицию к Лиссабону. В этой связи подчеркну одну немаловажную вещь. Наше возможное сотрудничество по противоракетной обороне в различных аспектах, равно как и любые другие формы сотрудничества между Россией и НАТО, не направлены против какой-либо третьей страны и нацелены на подготовку к отражению возможных угроз, которые могут появиться, если хотите, трансгранично, потому что угрозы именно трансграничны.

Вопрос: Сергей Викторович, Ваш японский коллега сегодня выступил с заявлением, вновь подчеркнув, что Курилы являются японской территорией, и выразил надежду, что российское руководство учтет это при планировании последующих поездок, в том числе и на Курилы. Пожалуйста, прокомментируйте.

С.В.Лавров: Мне трудно что-либо добавить к тому, что мной было сказано ранее. Никаких советов на эту тему нам давать не надо, и если подробнейшие разъяснения, сделанные Президентом Российской Федерации, мною, другими представителями российского руководства не понятны, то я просто рекомендую их еще раз прочитать. В них все сказано: это – наша земля, и Президент Российской Федерации ни с кем не советуется, когда выбирает регион Российской Федерации для своей поездки.

Вопрос: Сегодня Министр иностранных дел Израиля высказал точку зрения, что ближневосточному «квартету» лучше перестать заниматься посреднической деятельностью при решении ближневосточного конфликта и оставить это исключительно палестинцам и израильтянам. Как Россия может отреагировать на это?

С.В.Лавров: Честно говоря, я такого заявления не слышал, мы сегодня весь день работали над серьезными вещами. Не думаю, что это предложение продуктивно и реалистично. Наоборот, сейчас подавляющее большинство членов международного сообщества, и уж точно все члены «квартета», заинтересованы в том, чтобы этот механизм более активно работал. Сейчас мы прорабатываем в практическом плане возможную министерскую встречу «квартета» или иной контакт министров «четверки» с использованием современных технических средств. Думаю, что это гораздо более актуально, чем призывать вообще оставить палестинцев и израильтян предоставленными самим себе.

Хотел бы прокомментировать вопрос, который был задан А.Фогу Расмуссену относительно возможности приглашения России в НАТО. Мы в полной мере уважаем те правила, те нормы, которые существуют внутри НАТО. Мы не можем их изменить, у нас нет никакого права вето. Все это понятно. Просто хотел бы привлечь внимание к тому, что важен не процесс, а результат, который сегодня остро необходим в сфере укрепления безопасности. Те вещи, которыми занимается Совет Россия – НАТО, которые мы сегодня обсуждали и перечисляли – это и контртерроризм, и борьба с пиратством и наркобизнесом, и многое другое – они реально укрепляют безопасность всех наших стран. Это делается без каких-либо ограничителей, связанных с тем, что Россия не является членом Северо-Атлантического альянса. Сегодня, я думаю, правильнее обращать внимание не на процедуры, которые моментально становятся политизированными и отвлекают на себя все внимание прессы, как такой «жареный факт», с которым удобно работать, чтобы новости лучше продавались, а главное сконцентрироваться на сути, и именно такой подход к нашим отношениям с НАТО сегодня, по-моему, возобладает.

Вопрос: Что нового Вы сегодня услышали о НАТО? У Вас есть такое ощущение, что действительно это серьезное предложение, что это серьезные намерения?

С.В.Лавров: НАТО – это, конечно, серьезная структура. Все, что исходит от НАТО, рассматриваем серьезно, и так же будем относиться к предложениям, которые господин А.Фог Расмуссен привез в Москву в дополнение к тому, что обсуждалось ранее. Могу сказать, по понятным причинам не вдаваясь в детали, что у наших партнеров по НАТО есть четкое понимание, что участие России в такой возможной совместной работе будет только равноправным. Отталкиваясь от этого, господин А.Фог Расмуссен предложил провести совместный анализ того, что необходимо решить прежде, чем мы поймем, реально такое взаимодействие или нет. Это в любом случае неотъемлемый шаг, который, надеюсь, мы сделаем. Такая работа будет проведена, потом уже руководители наших государств будут принимать соответствующие решения.

Вопрос: Каковы будут дальнейшие шаги российской стороны в ответ на провокационные действия Токио?

С.В.Лавров: Мы настроены на всемерное развитие сотрудничества с Японией. Мы не предпринимаем каких-либо шагов, которые могут осложнить такое сотрудничество, и рассчитываем, что наши японские коллеги также откажутся от создания искусственных препятствий на пути нашего обоюдовыгодного взаимодействия.

Комментарии ()