Официальное сообщение, С.В.Лавров

Уважаемые коллеги,

Мы завершили очень насыщенные переговоры. Это уже наша третья встреча в новом формате в этом году. Разумеется, мы встречаемся и на различных многосторонних площадках. Политический диалог между Россией и Германией является исключительно интенсивным. Руководители наших стран также регулярно проводят встречи, рассматривают весь спектр наших отношений, многие региональные и международные вопросы.

Не ошибусь, если скажу, что нет такой международной проблемы, которая ни стояла бы на нашей повестке дня. Мы «сверяем часы», обмениваемся оценками и в большинстве случаев вырабатываем совместные подходы. Так что тесное взаимодействие по международным делам стало весомым фактором не только наших отношений, но и европейской мировой политики. Оно не подвержено каким-либо конъюнктурным соображениям, пользуется поддержкой политических, общественных и деловых кругов обеих стран. Накопленный нашими странами очень солидный потенциал доверия позволяет нам брать на себя активную роль в усилиях по формированию объединительной повестки дня международного сообщества.

Мы обсудили предстоящие саммиты «Группы двадцати», различные аспекты взаимодействия в формате «восьмерки», рассмотрели ход подготовки к саммиту Совета Россия – НАТО в Лиссабоне, саммиту ОБСЕ в Астане, обменялись мнениями по перспективам выстраивания такой архитектуры европейской безопасности, которая основывалась бы на утвержденных руководством всех евроатлантических стран принципах неделимости безопасности.

Мы заинтересованы в том, чтобы все предстоящие форумы, а среди них также саммит Россия – Евросоюз в декабре с.г., закончились весомыми результатами и тем, чтобы они завершились согласованием общего курса в европейских делах.

Обменялись мнениями по тем вопросам, по которым наши страны сотрудничают в рамках различных форматов. Одним из таких форматов является группа «три + три», которая занимается ядерной программой Ирана. У нас есть общая заинтересованность как можно скорее возобновить переговорный процесс. Мы призываем Тегеран конструктивно откликнуться на сделанные предложения. Рассчитываем, что, может быть, уже в этом месяце удастся возобновить переговоры.

Мы также едины с Германией в том, что необходимы дополнительные усилия международного сообщества для разблокирования тупиковой ситуации в ближневосточном урегулировании. Будем активно продвигать такой подход.

Как вы знаете, в июне с.г. Канцлер ФРГ и Президент России на встрече выдвинули инициативу создания комитета России и Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности. Мы заинтересованы в том, чтобы такой комитет заработал как можно скорее, в том числе и для того, чтобы активнее формулировать и продвигать наши общие подходы к целому ряду кризисных ситуаций, включая приднестровское урегулирование. Об этом мы сегодня также подробно говорили.

Германия с 1 января становится непостоянным членом Совета Безопасности ООН, и в ближайшие два года мы будем самым тесным образом работать с нашими германскими коллегами и в этом формате. Убежден, что с участием Германии весомость решений Совета Безопасности возрастет. Мы будем занимать более активные позиции по целому ряду проблем, которые рассматривает этот высший орган всемирной организации.

Мы также проанализировали ход выполнения тех договоренностей, которые были достигнуты на 12-м раунде российско-германских межгосконсультаций в Екатеринбурге в середине июля, прежде всего задачи развития в конкретном практическом плане нашей совместной с Евросоюзом инициативы «партнерства для модернизации».

Поддерживаем также инициативы Берлина о дальнейшем расширении нашего взаимодействия в правовой сфере. С удовлетворением отметили завершающуюся работу по подготовке проектов соглашений о деятельности культурно-информационных центров Германии в России и России в Германии. В самое ближайшее время рассчитываем выйти на подписание этих документов.

Уделили внимание консульско-визовому блоку вопросов. Создается впечатление, что мы видим практические задачи, которые предстоит решить достаточно быстро для того, чтобы выйти в наших отношениях с Евросоюзом на безвизовый режим, а тем временем будем работать над совершенствованием и дальнейшим облегчением действующего визового режима.

Мне кажется, что наша встреча прошла успешно. Ее итоги говорят о существенном расширении спектра взаимодействия России и ФРГ.

Вопрос: Как развивается ситуация вокруг «дела Хоберта»?

С.В.Лавров: Мы регулярно обсуждаем эту тему, я затрагиваю ее в ходе каждого нашего контакта. Мы хотим, чтобы справедливость восторжествовала. Оказываем всяческое содействие родственникам погибших. 5 ноября германский суд приступит к рассмотрению гражданского иска к господину Б.Т.Хоберту. Иск был подан матерью одного из погибших россиян. Считаем крайне важным, чтобы этот вопрос был урегулирован прежде всего с точки зрения достойной и справедливой компенсации. Рассчитываем, что так и будет.

Вопрос: Насколько совпадают ваши позиции относительно судебного «дела Ходорковского», есть ли у вас общее понимание относительно того, что это политический процесс? Еще один вопрос к господину С.В.Лаврову. Два года назад Вы говорили, что начало президентства Б.Обамы было очень положительным, может быть теперь Вы уже более трезво смотрите на американо-российские отношения?

С.В.Лавров: Мой коллега затрагивал этот вопрос. По понятным, надеюсь, для всех причинам мы не обсуждали и не могли обсуждать существо этого дела – оно в суде. Стороны представляют свои позиции, решать будет суд.

Что касается второго вопроса насчет того, не стали ли мы более трезво смотреть на российско-американские отношения. Я могу сказать, что мы никогда ни на какие свои отношения с другими странами не смотрим нетрезво. Мы всегда исходим из сути дела, а суть заключается в том, что такие государства, как Россия и Соединенные Штаты имеют огромные возможности развивать самое тесное партнерство на благо своих народов. С приходом к власти Президента Б.Обамы такие возможности начали задействоваться гораздо активнее, чем в прошлом, наши отношения были очищены от искусственных идеологизированных наслоений, которые при предыдущей администрации очень тормозили потенциал нашего взаимодействия. За последние два с небольшим года мы достигли немалых результатов. Прежде всего, это Договор о стратегических наступательных вооружениях, который является прорывным, основанным на принципе неделимости безопасности. Он паритетный и равноправный, в полной мере обеспечивает баланс интересов сторон без ущерба для интересов какой-либо из них. Мы, кстати, хотим, чтобы принцип неделимости безопасности торжествовал и в подходах к другим вопросам, связанным с военно-политической ситуацией. Во-вторых, президенты Д.А.Медведев и Б.Обама создали под своим руководством президентскую комиссию по развитию российско-американских отношений. В комиссии около двадцати рабочих групп, которые активно работают. Уже накоплен целый перечень серьезных проектов в инновационной сфере, в области медицины, энергетики, энергосбережения, энергоэффективности и, что особенно важно, проектов в сфере нашего культурного и гуманитарного сотрудничества. Я убежден, что на предстоящей в этом месяце «на полях» саммита АТЭС очередной встрече президентов России и Соединенных Штатов этот прогресс будет оценен, и будет поставлена задача по дальнейшему развитию наших отношений. Убежден, что это будет с обеих сторон трезвая постановка правильных вопросов.

Вопрос: Вы уже упомянули о консульско-визовых вопросах. Ранее от граждан России неоднократно поступали жалобы, что Германия предъявляет завышенные требования, в частности, по визовым анкетам. Обсуждался ли этот вопрос, и есть ли какие-либо конкретные предложения, как его решать? Второй вопрос. Сегодня Япония довольно жестко отреагировала на визит Президента Д.А.Медведева на Курилы. Не могли бы Вы прокомментировать эту ситуацию? Может ли она отразиться на российско-японских отношениях?

С.В.Лавров: Реакция японской стороны на поездку Президента России Д.А.Медведева на Курилы неприемлема. Это наша земля, и российский Президент посещал российские территории, российский регион. Мы объяснили это нашим японским партнерам. Сегодня в МИД России будет приглашен Посол Японии в Москве для того, чтобы еще раз со всей ясностью и недвусмысленно эту нашу позицию подтвердить.

Мы не собираемся делать какие-либо шаги, которые будут затруднять российско-японское сотрудничество. Однако японская сторона должна еще раз сделать для себя выводы. Снова подчеркну, что подобные демарши с ее стороны неприемлемы.

Визовую проблематику мы обсуждали в контексте того растущего понимания, который наблюдается в Евросоюзе о необходимости начать реальное движение к безвизовому режиму между Россией и ЕС. Эта тема обсуждалась и на трехстороннем саммите в Довиле, где Президент Д.А.Медведев встречался с Президентом Н.Саркози и Канцлером А.Меркель. У нас есть общее мнение о необходимости сформировать то, что я назвал бы перечнем совместных и встречных шагов по переходу к безвизовому режиму. Этот перечень должен быть исчерпывающим, не оставляющим возможности для двойного толкования. Мы с нашими партнерами в самое ближайшее время приступим к этой работе. Рассчитываем, что представим соответствующие соображения на рассмотрение саммита Россия – ЕС, который состоится в декабре с.г. в Брюсселе.

Мы обсудили также вопрос о том, что некоторые посольства стран Евросоюза при обращении российских граждан за визами просят представить количество документов, выходящее за рамки уже согласованных в соглашениях между Россией и ЕС. Договорились провести в самое ближайшее время консультации с нашими германскими партнерами. Ясно, что принцип взаимности всегда существует в подобных ситуациях. Очень надеемся, что консультации экспертов позволят не допустить ухудшения режимов поездок, режима получения виз и нашими гражданами для поездок в Германию, и гражданами Германии для поездок в Россию.

Вопрос: Министр Г.Вестервелле еще раз подтвердил приглашение России принять участие в системе НАТО по ПРО. Будет ли Россия участвовать в работе этой системы? Если да, то какие предпосылки должны быть выполнены для этого?

С.В.Лавров: Мы, разумеется, внимательно следим за положением дел в вопросе о ПРО. Генеральный секретарь НАТО А.Фог Расмуссен выступил в сентябре с публичным заявлением, в котором пригласил Россию присоединиться к натовской системе ПРО. Прежде всего, наверное, такая система должна строиться, и, как я понимаю, на саммите НАТО в Лиссабоне решение по ней планируется принять. Что касается нашего участия в этом проекте, то здесь имеются некоторые наработки. В частности, в декабре прошлого года на министерской встрече Совета Россия – НАТО мы договорились провести совместную оценку современных угроз и вызовов XXI века. Эта работа сейчас завершается, в том числе среди угроз и вызовов рассматриваются и риски ракетного распространения. Надеюсь, что нам удастся прийти к саммиту в Лиссабоне c общим пониманием о том, какие в данной сфере существуют риски и откуда они исходят. Это будет важным этапом нашей совместной работы. С другой стороны, мы знаем, что идут и параллельные процессы, когда с отдельными европейскими странами достигаются договоренности по линии США о размещении тех или иных компонентов будущей системы ПРО на их территории. Мы бы хотели получить больше информации до саммита в Лиссабоне о том, как видится нашим партнерам в НАТО возможное участие России в такой системе.

Вопрос: Образ НАТО как врага России уже полностью исчез, или все-таки имеется определенное убеждение, что такой образ по-прежнему существует?

С.В.Лавров: Буквально завтра вечером в Москву прибывает Генеральный секретарь НАТО А.Фог Расмуссен и мы исходим из того, что эта тема станет одной из ключевых в наших с ним беседах. Но, естественно, мы с ним обсудим также и вопросы подготовки к саммиту Россия – НАТО, который состоится в Лиссабоне 20 ноября. Что касается вопроса о том, нет ли у нас ощущения, что в НАТО остается восприятие России, как врага, то нет у нас такого ощущения, и мы рассчитываем, что стратегическая концепция, которую Североатлантический альянс должен принять на своей встрече в верхах 20 ноября, на этот вопрос недвусмысленно ответит. По понятным причинам мы не знакомы с текстом стратегической концепции, мы не члены НАТО и мы ее не читали. Надеемся, что в ней будет закреплена линия на развитие партнерства с Российской Федерацией. Для нас это очень важно. Мы также рассчитываем, что в стратегической концепции НАТО будет изложена позиция блока по отношению к международному праву. Мы очень хотели бы, чтобы НАТО подтвердила свою приверженность международному праву прежде всего в том, что касается ситуации, когда применяется сила и чтобы такие акции не выходили за рамки тех, которые закреплены в Уставе Организации Объединенных Наций.

Вопрос: Собираются ли российские войска вернуться в Афганистан в рамках международной борьбы с наркотрафиком и терроризмом?

С.В.Лавров: Это исключено. Если эти спекуляции появились после того, как была проведена операция по уничтожению нарколабораторий, то они делаются с негодными целями. В них усматривается какой-то провокационный характер. Наши войска не будут возвращаться или входить в Афганистан. Это наша твердая позиция. Операция, о которой идет речь, была трехсторонней, ее осуществлял «спецназ» Министерства внутренних дел Афганистана при содействии американских военных. Наша роль заключалась только в предоставлении информации, которая помогла обнаружить месторасположение лабораторий по производству героина и морфия. Убежден, что такого рода сотрудничество с опорой, прежде всего, на Министерство внутренних дел Афганистана будет продолжено потому, что наркоугроза, которая исходит из Афганистана, стала реальной угрозой международному миру и безопасности. А наши граждане, как и граждане Европы, стран Центральной Азии ощущают это на себе напрямую. Она уносит все больше и больше жизней. Мы всегда выступали за более эффективную борьбу с этим абсолютным злом. Будем и дальше помогать Афганистану и тем международным силам, которые там работают и должны, в соответствии со своим мандатом, уделять внимание, в том числе, и борьбе с наркопроизводством, оказывая информационное содействие.

Комментарии ()