Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Германии В.М.Гринина журналу «БерлиNetz»

В июле в Екатеринбурге состоялся очередной, уже 12-й, раунд российско-германских межгосударственных консультаций на высшем уровне. Вы принимали участие в консультациях. Расскажите, пожалуйста, о Ваших впечатлениях и об итогах раунда?

В моей дипломатической карьере с германским направлением был связан не один десяток лет. Доводилось в прошлом мне бывать и на российско-германских межгосударственных консультациях. Однако как Посол я участвовал в них впервые. Меня поразил размах взаимодействия в разных сферах, наработанный за последние годы в наших отношениях с Германией. Если же суммировать итоги прошедшего раунда, то их можно свести к одному – к подтверждению обеими сторонами намерения развивать партнерство в интересах модернизации, которое не ограничивается ныне сугубо двусторонним взаимодействием, а приобретает общеевропейское значение. И Россия, и Германия готовы стать здесь локомотивом на путях его дальнейшего продвижения вперед.

Как будет реализовываться инициатива «Партнерство для модернизации» применительно к российско-германским отношениям в ближайшие годы?

Сейчас перед нашей страной стоит задача перехода к инновационной экономике. Необходима масштабная модернизация производственных мощностей. Без взаимодействия с Германией – признанным лидером в производстве машин и оборудования – здесь не обойтись.

Поставлена цель сделать российскую экономику на 40% менее энергозатратной. В этом мы тоже рассчитываем на взаимодействие с германской стороной. Существенный вклад в решение проблем энергоэффективности должно внести учрежденное в 2009 г. Российско-германское энергетическое агентство. Кстати, как раз в Екатеринбурге при активном участии германских компаний осуществляется проект создания «энергоэффективного города».

Но модернизация не ограничивается экономикой. Она охватывает такие сферы как образование, здравоохранение, соцобеспечение. Германский опыт в этих вопросах для нас весьма ценен.

Модернизация – это и развитие институтов местного самоуправления, так сказать «демократизация снизу». То, как это организовано в Германии, стране с развитой федеративной системой, также интересно для нас.

В конце концов, модернизация – это и новый подход к работе, новые методы управления. Здесь я хотел бы отметить успешно развивающееся уже несколько лет взаимодействие между Россией и Германией в подготовке управленческих кадров. Это – инвестиции в наше, пожалуй, самое главное богатство – человеческий капитал. Ведь если нашему человеку в дополнение к русской смекалке и творческому началу привить еще и «немецкие добродетели», то ему любая задача будет по плечу.

В Екатеринбурге г-жа Меркель охарактеризовала российско-германские отношения как «очень, очень хорошие». Значит ли это, что финансовый кризис не отразился на двусторонних экономических отношениях России и Германии?

К сожалению, кризис не прошел мимо торгово-экономических отношений между нашими странами. В прошлом году товарооборот снизился. Однако это не значит, что отношения стали хуже. Наоборот, кризис даже сблизил нас. Так, на саммитах «двадцатки» Россия и Германия занимали весьма близкие позиции в отношении регулирования финансовых рынков. Важно, что в кризисный год ни один крупный инвестиционный проект не был заморожен. Из 30 млрд. долларов иностранных инвестиций, поступивших в российскую экономику в первой половине текущего года, пятая часть (5,8 млрд.) приходится на долю ФРГ. По этому показателю немцы с отрывом лидируют среди наших зарубежных партнеров.

Восстанавливаются и объемы двусторонней торговли. С января по июнь 2010 г. товарооборот вырос на 36,6%. Правда, по данным Росстата, по этому показателю Германия уступила Нидерландам и Китаю. Но, во-первых, это не значит, что россияне стали меньше покупать немецких товаров. Просто продукция германских компаний – от кондитерских изделий до электроники и автомобилей — в возрастающих объемах производится в России. А это – свидетельство нового качества экономического взаимодействия. Во-вторых, спрос на т.н. инвестиционные товары, которые составляют значительную часть германского экспорта, восстанавливается в России медленнее, чем на ширпотреб. Однако, и здесь в последние месяцы заметна позитивная динамика. Так что я уверен – немцы вскоре отыграют позицию лидера.

В июле были подписаны многочисленные соглашения, в т.ч. между «Сименс» и РЖД, имели место договоренности в сфере энергетики и здравоохранения. Как эта договорная активность отразится на малом и среднем бизнесе России и Германии?

Наряду с упомянутыми Вами соглашениями, в Екатеринбурге был принят еще один весьма важный документ. Российский Внешэкономбанк и немецкая банковская группа KfW подписали «Письмо-поручительство о реализации программ сотрудничества в сфере поддержки малого и среднего бизнеса».

Что это означает на практике? Российскому банку развития, который является дочерней структурой Внешэкономбанка, выделяется кредитная линия в 100 млн. евро. Эти средства пойдут на льготное кредитование тех предприятий малого и среднего бизнеса, которые реализуют инновационные проекты. Не секрет, что в Германии значительная часть инноваций осуществляется фирмами, относящимися к этой категории. Мы заинтересованы в том, чтобы так было и в России.

Думаю, что и контракты между крупными концернами опосредованно пойдут на пользу малому и среднему предпринимательству. Ведь реализация любого крупного инвестиционного проекта – это и новые заказы субподрядчикам.

В целом, среди 6,5 тыс. немецких фирм, работающих на российском рынке, две трети относятся к малому и среднему бизнесу. То, насколько успешно развивается их взаимодействие с российскими партнерами, важно не только для экономики двух стран, но и для имиджа России в Европе. Ведь, как заметил Д.А.Медведев в своем первом выступлении в Берлине в качестве Президента России в июне 2008 г.: «Ничто так не объединяет людей, как совместный бизнес».

Насколько нам известно, в ходе консультаций и последовавшего за ними форума «Петербургский диалог» затрагивалась тема образования. Через наш журнал мы предлагаем возможность получения российского высшего образования по дистантной форме. Что следует ожидать на этом направлении в ближайшие годы?

То, что Ваше издание оказывает содействие в получении дистанционного высшего образования, можно только приветствовать. Сейчас такую форму обучения предлагает все большее число российских вузов, среди них — институты с мировым именем.

Что же касается российско-германского сотрудничества в этой области, то оно развивается весьма активно. В 2011 г. в наших странах параллельно будет проводиться Российско-Германский год исследований и образования. Российское Министерство образования и науки осуществляет с министерством науки и исследований Германии и Германской службой академических обменов совместные программы стажировки молодых ученых и аспирантов: «Михаил Ломоносов» (в области естественных наук), «Иммануил Кант» (для гуманитариев) и «Помор» (для специалистов в области морских и полярных исследований). Активно развиваются связи и непосредственно между вузами России и Германии.

Каковы перспективы снятия визовых барьеров между РФ и странами Евросоюза, входящими в Шенгенское соглашение?

Этот вопрос – один из приоритетных в нашем диалоге с ЕС. Российское руководство неоднократно заявляло: мы, со своей стороны, к таком шагу готовы. Однако делать это надо строго на основе взаимности.

Сейчас мяч – на стороне Евросоюза. И, как нам кажется, нерешительность в этом вопросе имеет не столько субстантивные, сколько психологические причины, связанные с застарелыми и сильно преувеличенными опасениями.

Как бы то ни было, в ходе последнего саммита Россия-ЕС в Ростове-на-Дону в мае с.г. наш Президент передал партнерам проект соглашения о безвизовых обменах. По нашему мнению, он представляет собой хорошую базу для предметной работы в этом направлении. Со своей стороны, мы открыты к обсуждению любых предложений европейских коллег по тексту документа.

Владимир Михайлович, Вы работали в Берлине много лет назад и город Вам хорошо известен. Есть ли у Вас любимые места в Берлине, где Вы бываете наиболее охотно?

В свое время мне, действительно, довелось много поездить как по Германии, так и по Берлину. Но тогда это была совершенно другая страна и совершенно другой город. Той Германии, да и того Берлина, который я покидал в 1992 г., больше нет. Поэтому мне сейчас предстоит «второе открытие» германской столицы, и выделять какие-то конкретные места было бы, наверное, преждевременно.

Комментарии ()