К годовщине событий на Кавказе в августе 2008 года

Сегодня исполнилось два года с момента драматических событий на Кавказе, развернувшихся в августе 2008 года. Тогда, перечеркнув 17 лет трудных, но политических, а не силовых, международных переговоров, достаточно успешную работу Смешанной контрольной комиссии, усилия Миссии ОБСЕ, крайне непростую службу российских, осетинских и грузинских миротворцев, президент Грузии принял безответственное и преступное решение атаковать мирный Цхинвал в ночь на 8 августа — первый день летних Олимпийских игр 2008 года — всей накопленной огневой мощью своих спецподразделений. Под огнем грузинских ракет и орудий оказались тысячи мирно спавших людей самых разных национальностей, в том числе и грузинской. Снаряды и мины рвались по всему Цхинвалу, не разбирая целей. В результате кровавой акции грузинского руководства пострадали сотни людей — российские миротворцы, простые жители Южной Осетии, журналисты. Оправдания этим преступлениям режима М.Саакашвили нет и не будет.

Для международного сообщества прошедшие два года были периодом осмысления и отрезвления. Несмотря на лихорадочные усилия грузинской пропаганды и тех, кто ее поддерживает на Западе, в мировом общественном мнении возобладало адекватное представление о происшедшем. Пусть и с опозданием, но все же большая часть мирового сообщества узнала в итоге правду о событиях августа 2008 года в Южной Осетии. Во многом этому способствовали открытая и конструктивная позиция российского руководства, направленная на сотрудничество с международными партнерами, а также опубликованный осенью прошлого года доклад Международной комиссии по расследованию причин конфликта на Кавказе в августе 2008 г., созданной под эгидой Европейского Союза (Комиссия Х.Тальявини), подтвердивший тот непреложный факт, что кровавый конфликт на Кавказе развязало нынешнее руководство Грузии.

Нападение на Южную Осетию было предпринято несмотря на то, что международное сообщество, включая Россию, США, Миссию ОБСЕ, неоднократно и жестко напоминало Тбилиси о категорическом запрете на применение силы. Режим М.Саакашвили пренебрег и прямыми предупреждениями о том, что применение силы положит конец территориальной целостности Грузии, поскольку не оставит и без того настрадавшимся народам Южной Осетии и Абхазии иного выбора, кроме как окончательно выйти из состава грузинского государства. Именно поэтому 7 августа навсегда войдет в историю Грузии трагической датой. Логика лозунга «Грузия для грузин» сделала свое дело.

Ввод в Южную Осетию и затем собственно в Грузию российских войск был в сложившейся ситуации абсолютно законным, явившись реализацией права на самооборону, закрепленного, в частности, в статье 51 Устава ООН. Основания для этого возникли у Российской Федерации в результате крупномасштабного нападения Грузии на миротворческие подразделения Вооруженных Cил Российской Федерации, находившиеся в Южной Осетии на законных основаниях и с согласия Грузии. В соответствии со статьей 51 Устава ООН Совет Безопасности ООН был проинформирован российской стороной о реализации ее права на самооборону.

Ясно, что иного выбора, кроме как дать отпор грузинской военщине, у руководства России просто не было. Это решение было не только правомерным, но и соответствовало моральному требованию защитить жизни людей.

Российская военная операция преследовала единственную цель – прекратить нападение Грузии и предотвратить возможность повторных нападений. Ее организация и проведение были строго пропорциональны угрозе со стороны Грузии. По завершении военной операции подразделения Вооруженных Cил Российской Федерации были выведены с территории Грузии в соответствии с планом урегулирования, выработанным совместно президентом России Д.А.Медведевым и президентом Франции Н.Саркози.

26 августа 2008 года Президент Российской Федерации Д.А.Медведев подписал указы о признании Российской Федерацией независимости Южной Осетии и независимости Абхазии, а 17 сентября — договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с этими республиками. Тем самым была заложена правовая основа для обеспечения прочных гарантий безопасности населения Южной Осетии и Абхазии, мирные граждане получили возможность нормально жить и трудиться. Было положено начало развитию и укреплению российско-югоосетинских и российско-абхазских межгосударственных отношений. Сегодня мы наблюдаем их поступательное и, несомненно, позитивное развитие.

Россия с самого начала оказывала и продолжает оказывать масштабную всестороннюю помощь молодым республикам в ликвидации последствий грузинского нападения, в налаживании мирной жизни. Огромное значение имеет формирование полноценной договорно-правовой базы межгосударственных отношений.

Договорно-правовую базу отношений между Россией и Абхазией на сегодня составляют 40 документов. Помимо Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 17 сентября 2008 г., заключены межгосударственные соглашения о совместных усилиях в охране государственной границы, о сотрудничестве в военной области и об объединенной российской военной базе на территории Абхазии, межправительственные соглашения: об оказании помощи Абхазии в социально-экономическом развитии, о сотрудничестве в борьбе с преступностью, о поощрении и взаимной защите инвестиций, сотрудничестве в области охраны окружающей среды, о взаимных безвизовых поездках, о военно-техническом сотрудничестве, о борьбе с незаконной миграцией, ряд межправительственных соглашений в сфере транспорта, защиты секретной информации, ликвидации чрезвычайных ситуаций, многочисленные межведомственные документы.

В проработке — еще 35 проектов соглашений по различным аспектам двусторонних отношений.

Договорно-правовую базу отношений между Россией и Южной Осетией на сегодня составляют 32 документа.

Помимо Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 17 сентября 2008 г., заключены межгосударственные соглашения о совместных усилиях в охране государственной границы, о сотрудничестве в военной области и об объединенной российской военной базе на территории Южной Осетии, межправительственные соглашения: об оказании помощи Южной Осетии в социально-экономическом развитии, о сотрудничестве в борьбе с преступностью, о поощрении и взаимной защите капиталовложений, сотрудничестве в области охраны окружающей среды, о взаимных безвизовых поездках, о военно-техническом сотрудничестве, о борьбе с незаконной миграцией, о пункте пропуска через российско-югоосетинскую границу, а также ряд межведомственных документов.

В различных стадиях подготовки находятся еще около 40 проектов соглашений по различным аспектам двусторонних отношений.

На первый план в деятельности руководства Абхазии и Южной Осетии сейчас выходят задачи создания при российском содействии предпосылок для экономической самодостаточности этих молодых республик. Центральное место в их решении занимают Комплексные планы содействия социально-экономическому развитию республик.

В наибольшей степени в помощи нуждается Южная Осетия. Острой остается здесь проблема восстановления жилищного фонда и всей сети коммунального хозяйства. Важны образовательные проекты, например, обучение населения менеджменту в области индивидуального сельского хозяйства и малого бизнеса, что могло бы улучшить ситуацию в сфере занятости в республике. Актуальными темами являются строительство образовательных и медицинских учреждений, переработка и утилизация отходов, создание современной автомобильной транспортной системы.

Тем не менее, при поддержке российских министерств и ведомств сделано уже немало. В целом удалось создать механизм управления хозяйственным комплексом. В основном решены проблемы снабжения газом и теплом, электрификации, ремонта транспортных магистралей. Цхинвал впервые за последние десятилетия зимовал с теплом, водой и электричеством.

Для Абхазии наиболее насущными проблемами представляются модернизация транспортной инфраструктуры, в частности железной дороги, развитие сельхозпроизводства, основным рынком сбыта которого является Россия, восстановление энергосистемы, рекреационных комплексов, развитие туриндустрии и сферы услуг, экология. Ключевая роль в этом отводится межправительственной российско-абхазской комиссии по социально-экономическому сотрудничеству с Абхазией, первое заседание которой состоялось в марте этого года.

Впечатляет активность дипломатии Абхазии и Южной Осетии на международной арене. Например, в 2009-2010 годах министр иностранных дел Абхазии Максим Гвинджия посетил Венесуэлу, Кубу, Никарагуа, Боливию, Аргентину, Эквадор, Чили. В апреле 2010 года состоялся визит министра иностранных дел Никарагуа в Абхазию и Южную Осетию.

В июле президенты Абхазии Сергей Багапш и Южной Осетии Эдуард Кокойты впервые посетили с официальными визитами Никарагуа и Венесуэлу. Там состоялись плодотворные переговоры с президентами Д.Ортегой и У.Чавесом. По итогам подписаны внушительные пакеты двусторонних соглашений. В частности, с Венесуэлой подписаны соглашения об установлении дипотношений, о механизме политических консультаций и рамочные соглашения о сотрудничестве. С Никарагуа республики заключили генеральные соглашения о дружбе и сотрудничестве, межправительственные соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве, соглашения о безвизовых поездках граждан.

Со своей стороны, Россия оказывает содействие Сухуму и Цхинвалу в вопросах развития их международных контактов. Надеемся, что по мере успешного становления молодой государственности Абхазии и Южной Осетии круг признавших их государств будет расширяться.

С учетом реваншистских настроений в Тбилиси процесс налаживания мирной жизни в молодых кавказских государствах нуждается в надежной защите.

Весомым шагом на этом направлении стало подписание 30 апреля 2009 г. президентами наших стран соглашений о совместной охране государственных границ. Суть их в том, что Южная Осетия и Абхазия временно (до формирования собственных органов пограничной охраны) делегировали российской стороне полномочия по охране своих границ с Грузией. В настоящий момент на территориях этих республик развернуты пограничные управления Российской Федерации. Следует подчеркнуть, что их функции носят сугубо технический характер, а сам пограничный режим регулируется законодательством принимающих государств.

По приглашению властей принимающих государств, а также на основе соответствующих межгосударственных соглашений в Южной Осетии и Абхазии развернуты российские военные базы.

Статьи 5 договоров о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с Абхазией и Южной Осетией, подписанных в Москве 17 сентября 2008 г., предусматривают: «В целях обеспечения безопасности Договаривающихся Сторон, а также мира и стабильности в Закавказском регионе каждая из Договаривающихся Сторон будет предоставлять другой Договаривающейся Стороне право строительства, использования и совершенствования ее вооруженными силами военной инфраструктуры и военных баз (объектов) на своей территории». Размещение баз, таким образом, абсолютно легитимно. Оно также полностью поддерживается населением республик. При этом функции российских военных строго ограничены обеспечением безопасности республик перед лицом внешней угрозы, которая продолжает исходить сегодня от режима М.Саакашвили.

Российское военное присутствие в молодых республиках является сегодня важнейшим сдерживающим фактором, охлаждающим реваншистские устремления грузинского руководства.

Продвигаемый Тбилиси тезис об «оккупации Россией грузинской территории» безоснователен и является не более чем пропагандистским ухищрением.

В международном праве оккупацией называется временное пребывание войск одного государства на территории другого в условиях состояния войны между ними. При этом власть на оккупированной территории осуществляется военным командованием оккупирующего государства.

Между тем, в настоящее время на территории Грузии нет ни одного российского военнослужащего. В регионе есть российские военные контингенты, но они находятся на территориях Абхазии и Южной Осетии, отделившихся от Грузии в результате развязанной режимом Саакашвили агрессии, в соответствии с двусторонними соглашениями с этими независимыми республиками. При этом в Абхазии и Южной Осетии в полном объеме действуют сформированные демократическим путем собственные законодательные, исполнительные и судебные власти, активно работают политические партии.

Благодаря слаженным и скоординированным действиям российских военных и пограничников с правоохранительными органами и силовыми структурами Абхазии и Южной Осетии обстановка на границах этих двух государств с Грузией значительно стабилизировалась и в целом остается спокойной. С апреля прошлого по июнь нынешнего года в приграничных зонах не было зафиксировано ни одного инцидента с человеческими жертвами. Единственное исключение – недавняя гибель в Гальском районе Абхазии 2 человек – сотрудника таможни и местной администрации. Тем не менее, за два последних года можно констатировать серьезный прогресс в вопросах обеспечения стабильности и безопасности в этом регионе. Кстати, такого же мнения придерживается и руководство Миссии наблюдателей ЕС в Грузии.

В то же время очевидно, что режим Саакашвили не извлек практически никаких уроков из событий двухлетней давности. С одной стороны, грузинские «стратеги» подготовили некий документ, внешне направленный на развитие нормальных отношений с абхазским и югоосетинским народами, содержащий призыв к мирному урегулированию сохраняющихся проблем. С другой стороны, грузинское руководство продолжает оголтелую критику «сепаратистов», упрямо отказываясь смотреть правде в глаза и учитывать новые реальности региона. Грузинскому обществу целенаправленно навязывается мысль о необходимости реинтеграции ставших суверенными Абхазии и Южной Осетии в состав «единого» грузинского государства. В международных организациях делегации из Тбилиси активно двигают различные проекты, направленные на сохранение хотя бы видимости территориальной целостности Грузии в ее прежних границах. Такая внутренне противоречивая позиция ведет в тупик. Практических результатов она не принесет, однако способна стать фактором дестабилизации в регионе.

В свете изложенного по-прежнему внушает беспокойство курс грузинского руководства на ремилитаризацию страны, продолжающий получать поддержку из-за рубежа. Конечно, многие активные в прошлом поставщики оружия Грузии были вынуждены пересмотреть свои подходы и отказаться от безответственной и недальновидной военной подпитки этого агрессивного режима. Однако проблема еще далека от решения. Ряд покровителей «грузинской демократии» по-прежнему пытаются под различными предлогами перевооружить горе-вояк, привлечь их к разного рода международным военным операциям. Особую озабоченность вызывают имеющие место попытки продолжать военное сотрудничество с грузинской стороной в скрытном порядке.

Поэтому мы продолжаем настаивать на введении широкого международного эмбарго на военные поставки в Грузию, прежде всего, наступательных вооружений и боевой техники. Такая мера в значительной степени снизила бы угрозу рецидивов грузинской агрессии.

По-прежнему считаем полезной созданную на основе договоренностей Д.А.Медведева – Н.Саркози от 12 августа и 8 сентября 2008 года женевскую дискуссионную площадку.

Состоявшиеся с октября 2008 года двенадцать раундов Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье показали, что, несмотря на имеющиеся существенные разногласия в позициях участников, этот форум дает возможность снимать остроту ситуации через обмен информацией и совместное обсуждение приемлемых для всех мер доверия и безопасности. Залогом жизнеспособности Женевы является прямое участие в дискуссиях представителей Абхазии и Южной Осетии.

Наш приоритет состоит в обеспечении надежной безопасности Южной Осетии и Абхазии на основе договоренностей Д.А.Медведева-Н.Саркози. Это в первую очередь подразумевает заключение юридически обязывающих соглашений о неприменении силы между Грузией, с одной стороны, и Южной Осетией и Абхазией, с другой стороны. В мае и декабре 2009 г. российская делегация представила в Женеве набор принципов для подготовки проектов таких соглашений, включая компромиссное предложение об односторонних декларациях о неприменении силы. Выход на прочные гарантии безопасности для Абхазии и Южной Осетии стал бы весомым результатом общего вклада международных усилий в дело упрочения мира и безопасности в Закавказье.

Согласованные в ходе февральского раунда 2009 г. «Предложения по совместным механизмам предотвращения и реагирования на инциденты» (МПРИ) стали первым практическим документом с участием абхазской, грузинской и югоосетинской сторон после августовских событий прошлого года. С июня 2009 г. налажена практика регулярных встреч в рамках МПРИ в районе грузино-абхазской границы с участием представителей сторон, российских военных и пограничных структур, наблюдателей Мониторинговой миссии ЕС в Грузии (ММЕСГ), представителей международных организаций. Участники женевских встреч работают над приданием регулярного характера деятельности МПРИ на грузино-югоосетинской границе, которая приостановлена в настоящее время по просьбе представителей Южной Осетии. Придаем большое значение повышению эффективности и оперативности в работе этих механизмов.

В центре внимания второй рабочей группы Женевских дискуссий находится проблематика перемещенных лиц. Считаем важным соблюдение права всех перемещенных лиц на добровольное, безопасное и достойное возвращение в места постоянного проживания. Россия выступает за комплексный подход к этой проблеме и отмечает, что на сегодня ключевым для последующего возвращения перемещенных лиц является вопрос безопасности. В ходе шестого и одиннадцатого раундов Женевских дискуссий российская делегация представила свои проекты рекомендаций и предложения по ускорению работы гуманитарной группы.

Здесь уместно отметить, что в настоящее время уже начался процесс возвращения этнических грузин в места постоянного проживания, прежде всего в Ленингорский район Южной Осетии. Применительно к возвращению в населенные пункты к северу и северо-востоку от Цхинвала этому объективно препятствует разрушение в ходе боевых действий значительного числа жилых домов, а также сохраняющиеся риски с точки зрения безопасности. Практически полностью вернулось грузиноязычное население Гальского района Республики Абхазия.


Прошедшие два года – достаточный срок, чтобы подтвердить правильность судьбоносных решений, принятых и реализованных Россией в августе 2008 года в ответ на преступную авантюру М.Саакашвили.

Сегодня мы наглядно видим их плоды и последствия. Молодые республики, взятые под защиту братской Россией и опираясь на ее помощь, успешно идут по пути государственного строительства. Преодолеваются последствия многолетней удушающей блокады и варварских военных действий со стороны Тбилиси. Постепенно налаживаются экономика и социальная сфера. Идут непростые процессы становления гражданского общества. Закономерным выглядит и расширение международных связей этих новых самостоятельных членов мирового сообщества.

Спокойнее стала и в целом обстановка в регионе. Сложилась определенная система обеспечения безопасности на грузино-абхазской и грузино-югоосетинской границах: присутствие российских пограничников и военных баз по одну сторону рубежа и европейский наблюдателей – по другую позволяют удерживать режим М.Саакашвили от крупномасштабных провокаций.

Пока грузинская сторона с большим трудом идет на прямые контакты с представителями Сухума и Цхинвала. Это заметно и на Женевских дискуссиях, и в политической активности нынешней грузинской администрации. К примеру, сегодня практически все внешние усилия Тбилиси сосредоточены на продвижении так называемой «стратегии в отношении оккупированных территорий» и плана действий по ее реализации. Ее название говорит само за себя. Понятно, что абхазы и югоосетины никогда не согласятся с подобной оскорбительной терминологией и целями подобного документа.

Очевидно, что пока в умах грузинского руководства блуждают навязчивые идеи абстрактной реинтеграции, говорить о сближении народов Абхазии, Грузии и Южной Осетии, восстановлении доверия между ними вряд ли возможно. Восстановление утраченного доверия – трудоемкий процесс, требующий мужества принятия непростых решений и государственной мудрости.

Убеждены, однако, что со временем в Грузии возобладает понимание бесперспективности попыток силой вернуть утраченные территории. И тогда Тбилиси, наконец, займется налаживанием добрососедских, равноправных отношений с абхазами и югоосетинами. Такое развитие событий, безусловно, отвечало бы интересам всего региона.

Что касается России, то она всегда была и остается приверженной вековым традициям добрососедства и дружбы с близким нам грузинским народом. Мы искренне хотим видеть Грузию стабильным, независимым, подлинно демократическим государством, живущим в мире и безопасности, поддерживающим дружеские отношения со всеми странами.

Комментарии ()