Совместная пресс-конференция Д.А.Медведева с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель по итогам российско-германских переговоров

А.МЕРКЕЛЬ (как переведено): Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Я рада, что российский Президент Дмитрий Медведев у нас в гостях и что со вчерашнего вечера у нас были детальные, обстоятельные переговоры.

Мы в ходе краткой встречи в Москве ввиду парада могли обменяться только несколькими словами, поэтому мы договорились встретиться в более спокойной обстановке, чтобы обсудить двусторонние проблемы и международную ситуацию. При этом роль играла подготовка к «двадцатке», оценка ситуации в мире. Я рассказала о том, что мы в Европейском союзе чувствуем себя обязанными стабильному евро, поэтому мы приняли пакет по спасению евро. Мы едины были в том, что стабильность евро является основной задачей, одной из основных задач стабильности в мире. На «двадцатке» речь будет идти о регулировании финансовых рынков, Россия и Германия в этом едины. Я сообщила о том, что для федерального правительства и Германии вопрос о разумных бюджетах играет большую, ключевую роль. Мы не должны добиться роста за счёт больших дефицитов. Мы должны добиваться роста устойчивым путём.

Мы поговорили обо всём спектре международных вопросов и в том числе о вопросе более тесного сотрудничества по безопасности между Германией и Россией. Дмитрий Медведев предложил дойти до новых форм кооперации по безопасности между Европейским союзом и Россией. Мы думаем, что здесь есть уже качественное развитие того формата, который у нас до сих пор был на уровне послов. То есть мы этот уровень должны довести до уровня министров.

«У нас есть что обсуждать, и мы умеем друг друга слушать. Умеем находить самые разные варианты решений очень сложных проблем: как двусторонних, так и региональных, и международных».

Мы внутри ЕС вместе с Россией должны заложить основы урегулирования, гражданско-военного урегулирования вопросов. Мы заметили, что форматы, которые у нас до сих пор были, недостаточны. Мы должны сейчас вместе постоянно обсуждать очаги конфликтов.

В Брюсселе есть комитет послов разных стран, который обсуждает такие вопросы. Этот комитет, его деятельность можно расширить, чтобы такие обсуждения на уровне министров иностранных дел проходили. Мы могли бы использовать этот орган для решения конкретных вопросов. Я считаю, что ситуация в Приднестровье для этого подходящий пример. Мы могли бы показать на нём, что такие механизмы урегулирования конфликтов могли бы внести свою лепту в разрешение конфликтов. Мы предлагаем установить такой механизм.

Федеративная Республика Германия на следующем заседании этого форума во вторник в Брюсселе внесёт эту инициативу. Россия поддержит эту инициативу, и мы надеемся и думаем, что будет положительная реакция в Европейском союзе и что мы на очень практичном пути могли бы расширить своё сотрудничество между Европейским союзом и Россией. И это сотрудничество лучше будет справляться со сложными ситуациями, как это было в прошлом.

Спасибо большое ещё раз за визит. Мы постарались обеспечить хорошую погоду, чтобы показать себя в лучшем свете.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

Уважаемые представители средств массовой информации!

Я хочу поблагодарить за то, что у нас сегодня такая встреча происходит. Она беспрецедентная по наполнению, потому что мы, я так прикинул уже, в ходе наших разговоров за последнее время провели десять с половиной часов. Это много. Могу вам сказать: для руководителей государств, когда встречи продолжаются больше чем три-четыре часа, – это уже признак того, что мы обсуждаем очень разные вопросы. У нас есть что обсуждать, и мы умеем друг друга слушать. Умеем находить самые разные варианты решений очень сложных проблем: как двусторонних, так и региональных, и международных.

Мы договорились о том, что мы в ближайшее время продолжим нашу дискуссию, прежде всего в экономическом направлении. Я имею в виду консультации, которые будут проходить в Екатеринбурге в июле. Там будем говорить об экономике, о двусторонних проектах, хотя мы и сегодня об этом говорили. А здесь, в Мезеберге, мы сконцентрировались на тематике безопасности взаимоотношений между Евросоюзом, с одной стороны, и Российской Федерацией, с другой стороны, по проблемам европейской безопасности и безопасности в широком смысле этого слова.

Мы рассчитываем на то, что мы сможем за счёт совместных действий найти выходы из самых разных ситуаций. И один из примеров, который только что привела Ангела Меркель в отношении возможности более конкретных консультаций по этим вопросам, в частности, по линии специального комитета между Россией и Евросоюзом по вопросам внешней политики и безопасности. У нас идут консультации, они носят непрерывный характер. Но, по нашему мнению, было бы правильно поднять их уровень и сделать этот механизм более системным, сделать его особым форумом для того, чтобы обмениваться мнениями по текущим вопросам международной политики, вопросам безопасности.

Кроме того, можно было бы заняться выработкой рекомендаций по самым разным вопросам сотрудничества, а также решением задач по кризисным ситуациям, в которых Россия и Евросоюз участвуют в качестве тех или иных спонсоров процесса, наблюдателей, или же по тем или иным причинам мы вовлекаемся в обсуждение этих дел.

«Есть одна тема, по которой, мы считаем, движение навстречу друг к другу, я имею в виду Евросоюз и Российскую Федерацию, должно быть более быстрым – это тема отмены виз».

Поэтому мы договорились, что мы продолжим консультации на эту тему. Желание есть действительно поднять уровень согласования такого рода решений, сделать эту координацию более тесной, но не ради того, чтобы создать какой-то новый бюрократический орган – их хватает в Европе, да и в России хватает, – а для того, чтобы решать практические задачи. В частности, мы сегодня говорили о Приднестровье и говорили о том, что можно было бы здесь соединить усилия, для того чтобы попытаться разрешить приднестровский конфликт, имея в виду оживление той работы, которая у нас существует в формате «5+2» с привлечением всех сторон этого формата, но и с привлечением тех, может быть, новых, дополнительных возможностей, который создал бы вот этот самый форум по безопасности Россия–Евросоюз. Я считаю, что эта инициатива интересная, надеюсь, что она найдёт поддержку во всех государствах Евросоюза, и я благодарен за взаимопонимание по этому вопросу со своей коллегой.

Мы говорили, конечно, о самых разных вопросах сегодняшнего дня, говорили об урегулировании международных проблем. Естественно, поговорили по Ирану, поговорили по Афганистану, поговорили о ситуации в Центральной Азии и, естественно, говорили о вопросах европейской безопасности. Собственно, те темы, о которых я только что сказал, – это и есть европейская безопасность в рафинированном виде. Говорили о продолжении работы над проектом договора о европейской безопасности как в рамках ОБСЕ и процесса Корфу, так и в рамках, возможно, вот этой новой площадки, которую мы сегодня обсуждали.

Мы говорили также о результатах последнего саммита Россия–Евросоюз, который прошёл в Ростове-на-Дону. Я хотел бы сказать, что я в общем и целом вполне удовлетворён его наработками, его результатами.

В то же время нам нужно интенсифицировать сотрудничество по целому ряду направлений. Не обошли мы, конечно, вниманием и ситуацию в Европе, экономическую ситуацию в Европе, и кризисные явления в зоне евро. Мне было весьма интересно услышать мнение Германии по этому поводу, потому что Германия – один из основных участников всех этих процессов. Но от ситуации в зоне евро и от ситуации в целом в экономике различных государств Евросоюза зависят и многие экономические процессы, которые идут в нашей стране.

Я удовлетворён теми разъяснениями, которые были даны, потому что ситуация в той или иной степени некоторое время назад была достаточно напряжённой. Но сейчас я уверен, что наши коллеги смогут справиться с теми проблемами, которые существуют, и всё то позитивное, что было сделано за последние годы в плане формирования единого экономического пространства Евросоюза и функционирования единой валюты – евро, не оборвётся, а будет иметь хорошие перспективы. Это действительно важно чувствовать всем, в том числе и Российской Федерации. Я напомню, что Россия имеет очень большой торговый оборот с Евросоюзом и значительную часть своих валютных запасов держит в евро.

И, конечно, мы говорили о будущем. Есть одна тема, по которой, мы считаем, движение навстречу друг к другу, я имею в виду Евросоюз и Российскую Федерацию, должно быть более быстрым (я обсуждал её и на саммите Россия–Евросоюз), – это тема отмены виз. Мы и понимаем сложности, и в то же время считаем, что мы должны более внимательно относиться здесь друг к другу. Естественно, что обсуждение этой проблемы будет продолжено.

«Это [отмена визового режима] действительно исключительно важно для наших граждан: как для граждан Российской Федерации, так и для граждан, которые живут на пространствах Евросоюза. И если мы на это пойдём, то это качественным образом изменить нашу жизнь и превратит нас в подлинных, настоящих стратегических партнёров».

Вот приблизительный набор тем, которые мы обсуждали последние десять с лишним часов. Хотел бы сказать, что наша встреча проходила в очень откровенной и товарищеской обстановке, чему, конечно, способствует само место, которое было предложено. Но обмен мнениями ещё не закончен. После того как мы скажем всё, что думаем, вам, уважаемые представители средств массовой информации, мы ещё продолжим наше обсуждение, вернувшись в замок.

ВОПРОС (как переведено): Вопрос Вам, господин Президент. Можем ли мы понимать эту новую инициативу по безопасности как неудовлетворительный результат встречи в Ростове-на-Дону и что после саммита Вы хотите выстроить политику на двусторонней основе с госпожой Канцлером?

И вопрос госпоже Федеральному канцлеру. Вы рассказали господину Президенту о своей достаточно насыщенной неделе здесь, в Германии? Может быть, он Вам дал некоторые советы по поводу того, как добиться стабильности в стране, в Германии?

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы всегда исходили из нескольких моментов при выстраивании отношений с нашими основными партнёрами. Во-первых, у нас существуют долгие продуктивные стратегические отношения с Германией как с нашим очень крупным европейским партнёром, и эти отношения на двустороннем уровне всегда будут, я уверен, продолжаться и, надеюсь, будут очень хорошими. Но мы понимаем, что Германия – это участник Евросоюза, и, конечно, многие вопросы, которые подлежат решению, требуют согласования в рамках Европейского союза.

Тем не менее я считаю, что ни один процесс не может развиваться по такому теоретическому сценарию. Всегда у тех или иных решений, идей есть отцы-основатели, есть люди, которые продвигают их. И в этом смысле я считаю, что сначала хорошие идеи можно обсуждать на двустороннем уровне, а потом уже выходить с соответствующими предложениями на уровень Евросоюза, Еврокомиссии и всех других структур, которые принимают решения в масштабах европейского объединения. Поэтому я не вижу здесь никаких противоречий. Это не значит, что мы хотим свернуть наше сотрудничество собственно с Брюсселем или подменить его сотрудничеством с другими государствами, даже с таким важным и близким нам партнёром, как Федеративная Республика Германия. Но тем не менее ещё раз повторяю: хорошие идеи должны откристаллизоваться на личном уровне, а потом их можно продвигать дальше. Мы договорились, каким образом мы будем это делать.

А.МЕРКЕЛЬ: Во-первых, что касается саммита Россия–ЕС в Ростове, я не думаю, что он не был успешным. Там обсуждались важные темы. Мы знаем, что Германия в решении ряда вопросов, например, вопроса о визах, принимает активное участие. Мы, с одной стороны, обсудили опасения, которые у нас есть, и проблемы, с другой стороны, мы считаем, что необходимо активно обсуждать эту тему.

Во-вторых, темой безопасности между Европейским союзом и Россией мы занимаемся довольно давно. Дмитрий Медведев нам уже давно сделал предложение по этому поводу, и я подумала, нельзя ли помимо ОБСЕ создать какие-то более оперативные и практичные механизмы для решения этих вопросов. Мы провели консультации с рядом европейских партнёров. И здесь может возникнуть некий механизм в качестве внутриевропейской инициативы или инициативы в рамках партнёрства по безопасности между Россией и Европейским союзом. Но бывают ситуации, когда одна страна – член Евросоюза обсуждает какую-то тему более подробно, и именно это и является методом работы Евросоюза. Договориться всем 27 членам ЕС и затем обратиться к России с какой-то инициативой – достаточно маловероятный и сложный процесс. Я думаю, что, если одно государство делает шаг вперёд, это нужно приветствовать.

Что касается последней недели, когда речь шла о курсе евро, мы обсуждали эти вопросы. Мы поговорили о развитии наших бюджетов, о том, где надо экономить, где надо сделать вложения в будущее. Здесь у нас много общего. Это касается, например, сферы образования и науки. Демографическое развитие – это тема, которая занимает и Россию, и Европейский союз, и Германию. Остальные вопросы, которые нас беспокоили на этой неделе, мы можем обсуждать уже за обедом.

ВОПРОС: Мой вопрос касается введения безвизового режима. Мы в России были несколько разочарованы итогами саммита в Ростове-на-Дону. С 2004 года обсуждается этот вопрос, и было обещано, российским гражданам в частности, что через три, через пять лет вопрос будет решён окончательно. А сейчас мы услышали, что настало время для начала подробной дискуссии, о долгосрочных перспективах этого процесса. Так вот неужели этот вопрос так и будет всё время оставаться в этих рамках долгосрочных перспектив? И как намерены вы как лидеры ускорить этот процесс, если вообще намерены?

«Система мировых резервных валют несовершенна, она должна развиваться; должны появляться и новые резервные валюты. Но те, что есть, должны быть крепкими и стабильными. Мы заинтересованы в нормальном курсе доллара, стабильном и предсказуемом, то же самое я могу сказать о курсе евро. И надеюсь, что мировая финансовая система найдёт наилучший выход из этой ситуации».

А.МЕРКЕЛЬ: Я ещё раз подчеркнула, что мы со стороны Германии ведём достаточно острожный курс. Что касается освобождения от виз, это не связано с Россией, с Германией. Это просто наш общий подход. Это относится и к Украине, и к другим государствам в мире. Несмотря на это, я думаю, что мы должны продвигаться вперёд в этом вопросе. Европейский союз в этом вопросе может продвигаться настолько, насколько готовы отдельные государства Европейского союза. Поэтому сейчас настало время, когда уже нельзя будет откладывать этот вопрос. Я понимаю озабоченность граждан России, которые спрашивают: «Что с нашими хорошими отношениями с Европейским союзом, если даже нельзя ездить, знакомиться с людьми?» Конечно, люди на улицах об этом спрашивают, я очень хорошо это понимаю. Настало время перейти к конкретной фазе решения этого вопроса. Нужно решить, что нужно сделать, чтобы перейти к безвизовому режиму. Долгое время это не обсуждалось конкретно. Поэтому я думаю, что сейчас мы подошли к очень важному этапу. Я должна несколько защитить Европейский союз, поскольку здесь действительно все отдельные государства должны согласиться на это. И я буду обсуждать как раз с нашим Министерством внутренних дел и Министерством иностранных дел, какие у нас есть ещё вопросы к России, чтобы мы могли приблизиться к решению этого вопроса.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я буквально несколько слов добавлю. Наша позиция абсолютно проста. Россия к отмене виз готова. Мы внутреннее законодательство поменяли, мы вводим новые системы регистрации, биометрические данные в паспортах, мы заключили очень большое количество соглашений о реадмиссии, которые являются действительно одним из важных элементов, или предпосылок одной из важных, для отмены виз. Но самое главное, что это, на мой взгляд, действительно исключительно важно для наших граждан: как для граждан Российской Федерации, так и для граждан, которые живут на пространствах Евросоюза. И если мы на это пойдём, то это качественным образом изменить нашу жизнь и превратит нас в подлинных, настоящих стратегических партнёров.

Если же говорить об опасениях, которые существуют, – они существуют в разных странах, естественно, существуют и в Германии, о чём только что сказала Ангела Меркель. Но, знаете, истина достаточно очевидна: надо просто более внимательно относиться к людям, которые приезжают, нужно заниматься борьбой с преступностью. Я даже сказал сегодня, знаете, все наиболее опасные элементы, которые могут приехать, это сделают и при наличии виз. Они это сделают таким образом, что ни одно полицейское ведомство к ним не подкопается. И, к сожалению, с ними нужно бороться совершенно другими способами – так, как мы боремся с терроризмом на всей нашей планете.

А если говорить об обычных посещениях, об обычных людях, то здесь должен быть другой подход. И мы очень надеемся, что в рамках тех решений, которые мы обсуждали во время саммита Россия–Евросоюз в Ростове-на-Дону, и в рамках тех дискуссий, которые были сегодня у меня с моей коллегой, такого рода обсуждения будут не только продолжены, но максимальным образом интенсифицированы, потому что без решения этого вопроса, ещё раз подчёркиваю, нам не выстроить масштабного партнёрства, рассчитанного на годы вперёд.

ВОПРОС (как переведено): Вопросы Федеральному канцлеру и российскому Президенту. Вы, безусловно, говорили о положении в Иране и о ядерной программе. Насколько вы озабочены развитием, в том числе с учётом новых санкций, каков ваш взгляд?

И вопрос Федеральному канцлеру. Вы говорили о кризисе евро, о том, что необходимо экономить. Что для Вас сейчас особенно важно? На какую сторону бюджета необходимо обратить внимание: на сторону доходов или расходов?

А.МЕРКЕЛЬ: Да, конечно, мы говорили о теме Ирана. Есть очень успешная работа над совместными резолюциями Совета Безопасности ООН. Мы достигли большого дипломатического прогресса в переговорах. Два года тому назад это было не так. Это связано с тем, что озабоченность вокруг иранской программы растёт. Сейчас мы достигли единой оценки ситуации, и в ближайшем будущем санкции могут быть приняты Советом Безопасности ООН. Мы, конечно, Ирану хотим открыть возможность позитивного развития, у нас всегда был параллельный подход: с одной стороны, мы делали предложение, с другой стороны, если качественно ничего не изменится, могут быть приняты санкции. И я очень рада, что мы сегодня можем заявить о том, что это совместная позиция не только США, Европейского союза, России, но и Китая. Это очень важный шаг, который сделало международное сообщество.

Во-вторых, что касается будущего нашей страны, то мы говорили и о глобализации, и о конкуренции. Необходимо в рамках бюджетных консультаций думать о способности Германии жить в будущем, будем ли мы инвестировать то, что мы считаем необходимым для будущего развития, или мы в таком состоянии, когда мы, ввиду демографического развития и растущей конкуренции во всём мире, инвестируем не те структуры. Завтра у нас здесь будет закрытое заседание правительства, мы будем заниматься вопросами будущего, и нам необходимо правильно расставить приоритеты. И необходимо, чтобы мы правильно выстроили соотношение между социальными расходами бюджета и расходами на инвестиции в будущее. Это не значит, что мы должны повышать доходную сторону бюджета. Мы должны сделать структуры социальные более эффективными. Мы должны понимать, что мы можем расходовать только то, что нам поступает. Поэтому мы должны усиленно инвестировать будущее. И мы должны очень интенсивно относиться к вопросу о более эффективном использовании средств. Мы должны показать, что мы балансируем эти наши расходы. Думаю, что именно этого ожидают от нас граждане.

Д.МЕДВЕДЕВ: По Ирану практически всё, что мы обсуждали, было уже сказано. Собственно, здесь и добавить-то особенно нечего. Никто не хочет санкций, в некоторых случаях о них приходится договариваться. Ситуация такова, что практически договорённости о таких санкциях существуют. Мы надеемся на то, что голос международного сообщества будет услышан иранским руководством. Нельзя продолжать тиражирование безответственного поведения, надо слушать, что говорят на международной арене, надо общаться с партнёрами по международному сообществу, и только так можно решить самые сложные задачи. Именно в этом ключе мы и построили диалог в последнее время. Действительно, за последние несколько лет наши позиции по этому поводу существенно сблизились. Я считаю, что это очень важно для будущего международного сообщества и, конечно, для будущего наших отношений с европейскими странами, с другими государствами, с Соединёнными Штатами Америки, с Китайской Народной Республикой.

Мы решаем очень сложные задачи в рамках «двадцатки», но мы должны быть едины и по другим вопросам, в том числе таким, как, допустим, та или иная ядерная программа, которая вызывает сомнение, необязательно, кстати, иранская даже.

Но на что я хотел бы обратить внимание в будущем. Если всё-таки такого рода решения будут приняты, мы очень рассчитываем, что и дальнейшие шаги по контролю за ситуацией, по ограничительным мерам, по дополнениям будут приниматься на основе международного консенсуса, а не в соответствии с личными пристрастиями тех или иных стран. Или мы все вместе, или же в этом случае наши подходы начинают расходиться, а это было бы неверно.

ВОПРОС: Госпожа Меркель, Вы сказали о том, что принят пакет мер по стабилизации евро. Считаете ли Вы эти меры достаточными и не могли бы Вы сказать поконкретнее, основные меры?

Дмитрий Анатольевич, вопрос к Вам. Если будет продолжаться падение евро, как это может отразиться на экономике России и не предполагается ли принимать каких-то превентивных мер? Спасибо.

А.МЕРКЕЛЬ: Защитный «зонтик» для евро, комплекс мер, который реализует Германия, служит для того, чтобы продемонстрировать политическую волю к тому, что мы все вместе выступаем за свою совместную, общую валюту, чтобы вследствие спекулятивных сделок ситуация не была доведена до нестабильности евро. Германия заинтересована в стабильности евро, поскольку без этого преодоление экономического кризиса будет гораздо сложнее.

Этот комплекс мер, конечно, не решает всех проблем, связанных с евро, и поэтому необходимо, чтобы страны выполнили свои обязательства по изменению структуры своего бюджета, поскольку основная причина подобного развития состоит в том, что в отдельных странах стабильность не была достаточно обеспечена, и возникла возможность рыночных спекуляций. То есть первое правило состоит в том, чтобы страна предприняла меры, которые принимаются Международным валютным фондом и Европейским банком для того, чтобы могли быть запущены механизмы стабилизации. То есть речь идёт не только о временных мерах, необходимо также смотреть в корень проблемы. Мы, конечно, выигрываем время таким образом. Но мы должны стабилизировать евро и защитить нашу общую валюту.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос о евро волнует наших граждан, волнует наши компании, волнует, безусловно, и тех, кто принимает решения, по вполне понятным причинам. У нас действительно очень серьёзные торговые отношения с Евросоюзом и с отдельными государствами. Многие наши люди свои накопления держат в евро. Нам небезразлична судьба этого европейского изобретения. Мне, кстати, кажется, что это хорошее изобретение, несмотря на тот кризис, который сейчас случился. Но не евро породило кризис. Мы знаем, где это произошло, по каким причинам.

Сейчас уже разбор полётов проводить смысла никакого нет, этим занимаемся в рамках «двадцатки». Сейчас главное, чтобы наши европейские партнёры смогли стабилизировать ситуацию. Тот стабилизационный пакет, который был принят в результате довольно сложных консультаций, – и здесь позиция Германии была достаточно чёткой, жёсткой, и вчера мы на эту тему разговаривали, мне было очень интересно понять германскую позицию, – так вот я надеюсь, что этот пакет сработает, и общая ситуация в еврозоне будет абсолютно стабильной. Это нужно и для самой еврозоны, это нужно для партнёров еврозоны, таких как Российская Федерация. Но я скажу даже больше: это нужно для мировой финансовой системы, потому что, если сейчас из мировой системы финансов выдернуть вот эту «ножку» в виде евро, я боюсь, что будут последствия похуже начала кризиса в 2008 году. Тогда мы все с напряжением следили за долларом, сейчас все внимательно следим за евро.

Система мировых резервных валют несовершенна, я уже неоднократно об этом говорил, она должна развиваться; на мой взгляд, должны появляться и новые резервные валюты. Но те, что есть, должны быть крепкими и стабильными. Мы заинтересованы в нормальном курсе доллара, стабильном и предсказуемом, то же самое я могу сказать о курсе евро. И надеюсь, что мировая финансовая система найдёт наилучший выход из этой ситуации.

Мы, конечно, поговорим об этом на «двадцатке», потому как, ещё раз повторяю, это не только европейская проблема или проблема взаимоотношений, скажем, Российской Федерации и еврозоны. Это международная финансовая проблема. Но я надеюсь, что те решения, которые были приняты в масштабах Евросоюза и о которых мне рассказывали и мои партнёры на саммите Россия–Евросоюз в Ростове-на-Дону, и то, о чём мы вчера говорили с Ангелой Меркель, – как раз, может быть, та база, которая позволит сохранить стабильность и устойчивое развитие в Евросоюзе и в зоне евро. Я желаю нашим партнёрам успехов в этой довольно сложной работе.

Видеозапись пресс-конференции

(с) kremlin.ru

Комментарии ()