Выступление Посла Российской Федерации в ФРГ В.В.Котенева на российско-германском парламентском вечере по энергетике, 1 июля 2009

Газ как важнейший фактор энергетической безопасности Европы

Уважаемые дамы и господа,

Добро пожаловать в российское Посольство. Тема моего сегодняшнего выступления – «Газ как важнейший фактор энергетической безопасности Европы». Для того, чтобы рассматривать заголовок моего короткого реферата без знака вопроса, а утвердительно, давайте сначала попробуем поразмыслить над некоторыми геополитическими итогами двадцатого столетия.

С распадом СССР мировая политическая система превратилась из биполярной в многополярную. Нынешний кризис окончательно перечеркнул претензии одной страны играть роль гипердержавы и принимать решения в одиночку.

Исчезновение СССР имело для Европы и серьезнейшие экономические последствия. Из трех основных снабжающих Европу газом артерий: норвежской, алжирской и советской – последняя распалась на неравные части, а в результате украинского шантажа в 2005-2006 гг. была частично, а в январе 2009 г. полностью блокирована. Более 15 лет Россия пытается выстраивать с бывшими советскими республиками рыночные отношения в области поставок газа и в сфере транзита. Но ситуацию по-прежнему дестабилизирует то, что слабые политические и экономические структуры некоторых из них используют транзит газа для ведения внеэкономической конкуренции и давления на производителей и потребителей. Т.о. существующая модель поставок газа перестала быть эффективной. Специалисты России и ЕС уже несколько лет разрабатывают новую энергетическую политику. Не так давно Президент Д.А.Медведев передал наши наработки в этой сфере важнейшим европейским партнерам. Крупнейшие немецкие компании – как одна – позитивно отреагировали на них. Но дело теперь за политиками.

А теперь давайте посмотрим, как может развиваться газовый рынок.

В ноябре 2008 г. ЕС одобрил проект европейского «газового кольца». Однако оно за счет новых региональных или связующих газопроводов, а также ПХГ способно увеличить энергобезопасность внутри ЕС только на основе уже имеющегося газа. Необходимо срочно дополнить эту внутреннюю безопасность внешней, т.е. надежными долгосрочными поставками газа в ЕС. По расчетам специалистов, несмотря на кризис, к 2020-2025 гг. Европе дополнительно понадобится около 200 млрд. куб. м газа в год. Все новые страны будут переходить на промышленное потребление газа, так как уголь, мазут и атомная энергетика по экологичности или безопасности не идут в сравнение с газом. Альтернативные виды энергии еще не скоро заменят классическое топливо. Где выход? Мы убеждены, что наряду с производством СПГ, велением времени является строительство оффшорных газопроводов от газовых полей на Востоке к европейскому «газовому кольцу», что позволит не только уменьшить, но, возможно, и исключить внешний контроль за транзитом газа в Европу. Они являются оптимальным решением по техническим, экономическим и экологическим причинам и, конечно, в плане безопасности. Критикам этих аргументов следует знать, что морские трубопроводы поставляют газ в Европу уже более 30 лет, на их долю приходится 45% импорта газа в ЕС. Только в Северном море проложено более 7 тыс. км морских газопроводов. Они обеспечивают главный аспект любой энергобезопасности: долгосрочность контрактов и прогнозируемость объемов поставок. Противники этих планов – это в основном бывшие соцстраны или части СССР, которые в новых политических условиях сразу поставили на США как своего главного стратегического партнера и начали транслировать в Вашингтон свои фантомные страхи и генетическую память о бывшем Советском Союзе. Можно по-разному смотреть на происходящее, но невольно возникают вопросы, почему со вступлением ряда этих стран в НАТО и ЕС и определением новых пороговых государств для принятия в эти союзы резко обострились проблемы транзита энергоносителей в Европу, зачем военно-политический союз НАТО вдруг озаботился глобальной энергетической безопасностью и должно ли будущее европейской энергетики решаться за океаном, а европейцам останется лишь повторять придуманные за них тезисы о том, что русский природный газ сродни иприту, а самая страшная угроза для ЕС – энергетическая зависимость от Москвы.

Попробуем вкратце разобраться, так ли это? Страны так называемой старой Европы получают в среднем до 30% российского газа. В странах бывшего соцблока эта доля выше – до 60%. Но мы приглашаем быть операторами новых оффшорных газопроводов совместно с Газпромом крупнейшие концерны Германии и Италии. Кроме того, утверждать, что зависимость Европы односторонняя, а России вовсе не нужны традиционные, платежеспособные и географически наиболее близкие рынки сбыта – это все равно что предлагать Германии отказаться от экспорта готовых изделий и сосредоточиться на внутреннем рынке. Скажу больше: участие «Винтерсхалла» и «Eon-Ruhrgas» в разработке Южно-Русского месторождения газа в Сибири и работа дочки «Винтерсхалла» и «Газпрома» компании «Вингаз» в Касселе, а также фирмы «Газпром Германия» в Берлине по сути и формируют новую энергетическую политику: создавать эффект синергии, работать вместе в down-stream, up-stream, при сооружении и эксплуатации газопроводов, создании новых ПХГ. Взаимная выгода очевидна. Так что давайте поскорее, по крайней мере в наших двусторонних отношениях, закроем тему угрозы и зависимости, ибо сеящий страх пожнет недоверие.

Вернемся к газоснабжению Европы. Сейчас реально в «работе» находятся три проекта: «Nabucco», «South- и Nord Stream».

Еврокомиссия и часть есовской газовой промышленности поддерживает проект «Набукко» (должен «собрать» казахский, туркменский, азербайджанский, иракский и, возможно, иранский газ, пройти через Закавказье и Турцию в Европу), полагая, что именно он, обойдя российскую территорию, способен избавить Европу от т.н. зависимости от российского газа. Так ли это? Созданный концерн «Набукко» исходит из того, что при выходе на проектную мощность газопровод будет прокачивать в Европу до 30 млрд. куб. м газа в год, что составляет менее 5% ее потребностей. Говорю это не для того, чтобы принизить значение этого плана. Россия, в принципе, не против любого проекта, укрепляющего энергобезопасность Европы. Подчеркиваю, это относится и к «Набукко».

Но мы не хотели бы молчать, когда видим очевидные трудности, которые могут отвлечь силы и средства, столь необходимые для реализации других проектов.

Проблемы

  1. Главная, где взять газ для этого проекта? На данный момент ни Азербайджан, ни Казахстан, ни Туркменистан как серьезные поставщики не рассматриваются. Остаются Ирак и Иран. С учетом жесткого эмбарго США любые международные энергетические проекты с Ираном заблокированы. Даже если исходить из возможных подвижек в американо-иранских отношениях, то проявление повышенного интереса к иранскому газу могло бы ослабить позиции ЕС и США на переговорах по иранскому ядерному досье.
  2. Всем потенциальным поставщикам и части транзитеров требуется существенная модернизация инфраструктуры.
  3. Исходя из известных позиций ЕС и США, газ ото всех поставщиков – недемократический.
  4. Финансирования проекта пока нет.
  5. Коммерческая ценность проекта значительно отстает от его медиальной «раскрутки».

Риски

  1. По признанию многих европейских специалистов, «Набукко» не столько коммерческий, сколько политический проект и поэтому может стать предметом многосторонних политических интересов и раздоров.
  2. Если Турция будет избрана в качестве главной страны транзита, то у Анкары определенно возникнет соблазн заменить Украину в качестве главного транзитера газа в Европу, стать своего рода центральным хабом. Цена, которую она за это может попросить – вступление Турции в ЕС.
  3. Прохождение газопровода по территории турецкого Курдистана неизбежно поставит Турцию перед решением серьезных политических, а, возможно, и военных проблем.
  4. Лоббирующие проект США не могут дать политических гарантий безопасности транзита в зоне Персидского залива и на Ближнем Востоке.
  5. Если принять во внимание смещение акцентов американской политики на Ближнем и Среднем Востоке, то развивающийся уже более десятилетия конфликт между исламским и христианским мирами может превратить этот газопровод не в великолепную постановку оперы великого Дж.Верди с богатыми денежными сборами, а в источник постоянных конфликтов на Среднем Востоке и на Балканах.

South Stream

Россия согласна с ЕС в том, что «южный коридор» имеет растущее значение для европейского газового рынка. Поэтому уже в июне 2007 г. «Газпром» и итальянский Eni подписали меморандум о проектировании и строительстве газопровода, который стартует в районе Джубги на российском черноморском побережье, выйдет у болгарской Варны и пойдет затем по территории Болгарии в коридоре существующего магистрального газопровода. Далее маршрут разделится – в Южную Италию через Грецию и в Центральную Европу через Сербию и Венгрию. Проект открыт для присоединения других стран. Есть возможность продления трассы в Северную Италию через Австрию и Словению. Из Австрии газ South Stream мог бы поступать в Баварию и Баден-Вюртемберг.

Пропускная способность газопровода – 31 млрд. куб. м, при строительстве второй ветки она может быть увеличена до 63 млрд. куб. м. Длина морского участка – 900 км, максимальная глубина – 2 км. Окончание строительства – не позднее 2015 г. К началу этого года подписаны и, где необходимо, ратифицированы межправительственные соглашения с Болгарией, Сербией, Грецией, Венгрией.

Проблемы

Большая часть маршрута должна пройти по экономической зоне Украины, либо Турции, маленький отрезок – Румынии. С этими странами еще предстоят нелегкие переговоры.

Окончательное ТЭО готовится. Общий объем инвестиций будет определен по его итогам.

Риски

  1. Обострение ситуации на Украине.
  2. Возникновение проблем со строительством Nord Stream.

Постепенно мы подошли к наиболее актуальной и острой теме. По моему убеждению, именно Nord Stream должен стать не только первым этапом проведения новой энергетической стратегии, первым существенным вкладом в европейскую безопасность в изменившихся условиях, но и важным индикатором того, куда пойдет ЕС в отношениях с Россией. К сожалению, на данный момент я не стал бы с уверенностью говорить о решающем переломе в настроениях в пользу этого проекта. Не исключаю, что до сих пор среди немецких парламентариев есть сомневающиеся в его целесообразности. Поэтому снова хотел бы привести аргументы в его защиту.

Первое изучение морского участка в Балтийском море было проведено в 1997-1999 гг. ведущими международными инжиниринговыми фирмами.

В декабре 2000 г. Европейская комиссия присвоила проекту статус TEN (трансъевропейские сети), а в ноябре 2002 г. Комиссия ЕС по энергетике и транспорту определила его как приоритетный.

То, что проект Nord Stream «отвечает интересам всей Европы», подтвердили Европарламент и Евросовет.

В 2004 г. Южно-Русское месторождение выбрано в качестве основной сырьевой базы. Ее хватит на десятилетия, чтобы доставлять каждый год в район Грайфсвальда до 55 млрд. куб. м газа.

Маршрут газопровода намечен, насколько это возможно, как прямая линия, минующая места захоронения вооружений, участки интенсивного судоходства и рыболовства, крупные трассы. Инвестиции составят 7,4 млрд. евро. Реализация проекта создаст дополнительные рабочие места и даст эффект от отработки принципиально новых технологий строительства и эксплуатации морских газопроводов. В районе г.Любмин Э.он и Газпром планируют построить мощную электростанцию на российском газе. Более того, Германия станет по сути распределителем газа, который пойдет дальше в различных направлениях: Нидерланды, Бельгию, Францию, Данию, Чехию и Великобританию, возможно Польшу.

Противникам «посягательств» на Балтийское море хочу напомнить, что наряду с Nord Stream планируются газопроводы между Финляндией и Эстонией (Baltic Connector), между Польшей и Данией (Baltic Pipe), между Норвегией, Швецией и Данией (Skanlend).

Об экологии. По мнению специалистов, строительство морских газопроводов экологически более безопасно, чем сооружение наземных. Отпадает строительная техника, склады, строительные городки, лесоповал, проведение трассы через большое количество населенных пунктов, экологически чувствительные территории. Аварии на морских газопроводах приносят ущерб в несколько раз меньше, чем на суше.

Реализация проекта снизит выбросы СО2 в Европе на 100 млн. т., отсутствие промежуточных компрессорных станций снизит количество выбросов СО2 собственно от газопровода на 40% по сравнению с сухопутным.

Компания Nord Stream провела крупнейшие в истории исследования Балтийского моря. Были проанализированы свыше 1000 проб воды и грунта.

Проблемы

Nord Stream пройдет через территориальные воды Финляндии, Швеции, Дании и Германии. В начале 2009 г. компания представила заявки на строительство и эксплуатацию, а также материалы оценки воздействия на окружающую среду. Продолжающаяся политизация проекта в Скандинавских, прибалтийских странах и в Польше постоянно затягивают его реализацию, и со временем он может стать просто нерентабельным.

Риски

  1. В 1715 г. Швеция затопила в Гангуте 20 больших деревянных кораблей. Nord Stream может представить угрозу этим «летучим голландцам».
  2. Те же дотошные шведы найдут-таки шпионское оборудование, которое русские и немцы должны навесить на трубу.

Свой концентрированный обзор я хотел бы закончить призывом к германским политикам: если наши аргументы прозвучали убедительно, не медлите с реализацией совместных жизненно важных проектов, продвигайте их в структурах Евросоюза, тем более что поддержка германского бизнеса вам обеспечена.

Особенно важно использовать начинающееся сегодня председательство Швеции в ЕС, чтобы совместно с другими заинтересованными партнерами свести на нет политизацию и демонизацию Норд-стрим с целью его торпедирования.

Комментарии ()