Стенограмма выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова

С.В.Лавров: Добрый день, уважаемые коллеги.

Спасибо, за то, что вы нас дождались. Мы только что завершили очень плодотворный раунд консультаций в формате «два плюс два». Мы убедились, что наши Президенты были абсолютно правы, когда поручили нам возобновить работу в этом формате. И в центре наших дискуссий была тема формирования стратегических рамок нашего диалога, о чем Президенты В.В.Путин и Дж.Буш говорили в предварительном плане еще на их встрече в Кеннебанкпорте в июне прошлого года. Наш стратегический диалог охватывает практически все сферы отношений между Россией и Соединенными Штатами, и сегодня мы обменялись мнениями по каждой из основных областей нашего партнерства.

По большинству тем мы отметили устойчивый прогресс, прежде всего в том, что касается реализации инициатив двух Президентов в сфере борьбы с актами ядерного терроризма, в сфере предотвращения распространения оружия массового уничтожения и укрепления режимов нераспространения, в сфере развития мирной ядерной энергетики на безопасной и устойчивой основе. Мы также обсудили дальнейшие усилия по развитию нашего экономического, торгового и, особенно, инвестиционного сотрудничества и обменялись мнениями о создании новых и укреплении существующих механизмов в этой сфере.

Разумеется, мы обсудили и те вопросы, по которым у нас пока не достигнуто согласия. Я имею в виду, прежде всего, противоракетную оборону и будущее режима ограничения стратегических наступательных вооружений после истечения действия договора СНВ-1 в декабре следующего года. Что касается противоракетной обороны, и Россия, и Соединенные Штаты заинтересованы в том, чтобы решать возникающие в этой сфере проблемы на кооперативной основе, на основе равноправной, прежде всего, в рамках взаимодействия наших стран и Европы. У нас, как вы знаете, различаются представления о том, каким способом двигаться к этой цели, и сегодня мы об этом подробно поговорили. Соединенные Штаты подтвердили свое намерение создавать третий позиционный район в Европе. Россия, не соглашаясь с этим, выдвигает альтернативу, которую предложил Президент В.В.Путин в Кеннебанкпорте. Наша озабоченность американской стороной, насколько мы понимаем, услышана. По крайней мере, в ответ на наши озабоченности, хотя США и намерены завершить работу по третьему позиционному району, нам были представлены достаточно важные, полезные предложения, которые мы рассмотрим и которые американская сторона вносит, исходя из своего стремления снять наши озабоченности. По изучении полученных сегодня предложений мы договорились продолжить консультации.

В отношении будущего договора, касающегося стратегических наступательных вооружений, зафиксировано согласие в том, что он должен быть юридически обязывающим, хотя предстоит, конечно же, еще немалая работа по наполнению такого документа конкретным содержанием. Мы эту работу тоже продолжим.

Предложения по всем вопросам, которые мы сегодня обсудили в рамках стратегического диалога, будут доложены Президентам, когда мы завершим подготовку соответствующих документов. В целом мне кажется, что сегодняшнее заседание подтвердило готовность и американской, и российской стороны продолжать следовать курсом, который был принят Президентами В.В.Путиным и Дж.Бушем и который заключается в максимальном наращивании политического партнерства по реализации совместных инициатив и договоренностей и продолжении конкретной профессиональной работы над ликвидацией тех расхождений, которые по целому ряду вопросов, конечно же, у нас сохраняются. И очень важно, что, как и отношения между двумя Президентами, эта работа осуществляется на основе взаимного уважения и взаимного учета интересов. Мы договорились, что работа, которой мы занимались сегодня и которая продолжится, должна иметь важное значение для обеспечения преемственности в российско-американских отношениях в период, когда и в той, и в другой стране происходит конституционная передача власти.

Вопрос: Обсуждали ли вы на встрече последние события в Косово? Считаете ли вы, что международное признание независимости Косово дало толчок насилию? И шла ли сегодня речь о содействии тыловому обеспечению операции НАТО в Афганистане?

С.В.Лавров: (отвечает после К.Райс) Что касается Косово, то нет большого секрета, что позиции России и США здесь противоположны. Мы считаем, что в связи с объявлением Приштиной в одностороннем порядке независимости произошло грубое нарушение международного права, и наши позиция хорошо известна. Мы предостерегали, что подобный шаг неизбежно будет иметь последствия и, к сожалению, так и происходит, потому что загнать всех тех, кто не хочет жить в незаконно провозглашенном государстве, в рамки этого государства — очень непросто. И тот факт, что в течение долгих лет, после 1999 года права меньшинств, прежде всего, сербов в Косово абсолютно не обеспечивались, не обеспечивалась их безопасность, их свобода передвижения, конечно, позволяет предположить грустный сценарий, когда в условиях независимости Косово эти меньшинства будут ощущать себя просто чужими в своей собственной стране. Мы, разумеется, против любого насилия при решении любых проблем. Мы за исключительно политические методы урегулирования любых ситуаций. И мы также считаем, что международное присутствие, которое находится в Косово по мандату Совета Безопасности ООН, обязано выполнять свой мандат не выборочно, а всеобъемлюще. Это включает в себя и недопустимость каких-либо односторонних шагов, наподобие одностороннего провозглашения независимости. Международное право должны соблюдаться всеми и во всех компонентах, а не выборочно, как кому-то удобно.

Что касается наших контактов с НАТО в отношении логистической поддержки операции международных сил по содействию безопасности в Афганистане, осуществляемой по мандату Совета Безопасности ООН, то в ответ на соответствующие просьбы из Брюсселя мы в настоящее время по линии Министерства обороны с участием Министерства иностранных дел проводим переговоры, и думаю, что результат будет в скором времени известен. Мы, в свою очередь, давно уже предлагаем нашим коллегам в НАТО дополнить этот двусторонний канал сотрудничества взаимодействием между НАТО и Организацией Договора о коллективной безопасности – это существенно повысило бы эффективность борьбы с наркоугрозой, с террористической угрозой, которые исходят с территории Афганистана. Рассчитываем, что на это предложение мы получим конструктивный ответ в обозримом будущем.

Вопрос: Вопрос г-же Госсекретарю относительно стратегического рамочного соглашения. Вы сказали, что по некоторым пунктам соглашения было достигнуто согласие. Не могли бы Вы перечислить их, и рассказать о тех, где согласия еще нет? Сколько времени потребуется для достижения договоренностей? Какого типа это соглашение? Является ли оно списком, или это будет неким официальным документом, в котором будут перечислены разные области сотрудничества, или это будет совместный документ — соглашение по разным вопросам. Расскажите, что представляет собой это рамочное соглашение. Г-н Гейтс, до приезда в Москву Вы говорили, что для России наступило время пойти навстречу США по вопросам ПРО. Сделала ли это Россия, выступила ли она со своими конструктивными предложениями?

С.В.Лавров: (отвечает после К.Райс и Р.Гейтса) Я хочу добавить несколько слов, чтобы у журналистов было лучшее понимание того, где мы находимся по ПРО в связи с вопросом, насколько мы сближаемся в наших подходах к этой проблеме. Есть предложение, которое было разработано США. Это план развертывания третьего позиционного района в Европе. Мы считаем, что этот план создает для нас риски, и Президент В.В.Путин выдвинул альтернативу, которая предполагает сотрудничество России, США, европейских и других стран, и которое ни для кого рисков не создает. Но, поскольку Соединенные Штаты твердо решили создавать третий позиционный район, мы оценили, что, не соглашаясь с нами по существу, они признали, что в реализации их проекта у нас есть справедливые озабоченности, и внесли предложения, которые призваны снять или смягчить эти озабоченности. И хотя мы по-прежнему считаем, что лучшим способом снять наши озабоченности было бы не иметь третьего позиционного района, но раз уж Соединенные Штаты будут это реализовывать, то те предложения, которые мы рассчитываем сегодня получить на бумаге, нам показались, как я сказал, важными и полезными для минимизации наших озабоченностей. Рассчитываю, что после изучения этих предложений и соответствующих консультаций мы сможем такую оценку подтвердить.

Вопрос: У меня два вопроса г-ну Гейтсу и г-же Райс. Г-н Гейтс, ни для кого не секрет, что американская экономика находится не в хорошем состоянии, как говорят. Учитывая гигантские расходы, которые Пентагон несет во многих «горячих точках», хватит ли реально денег на планы Пентагона и в Чехии, и в Польше, и в Турции? И вопрос г-же Госсекретарю. Правда ли, что устные договоренности, которые были достигнуты во время Вашего прошлого приезда, сильно отличались от тех письменных предложений, которые были через некоторое время переданы в Москву?

С.В.Лавров: (отвечает после Р.Гейтса и К.Райс) Хотел добавить, что то, что было в октябре, давно все обсудили. На дворе март — месяц более оптимистический — «кто старое помянет, тому глаз вон». И важно, что на этот раз предложения мы получим в тот же день, когда мы их обсуждали. Рассчитываю, что это позволит нам конструктивно работать с прицелом на результат. На этот раз не было потерь в переводе.

Комментарии ()