Официальное сообщение, С.В.Лавров

С.В.Лавров: Прежде всего, хочу поблагодарить за гостеприимство, за ту российско-словенскую встречу, которая состоялась вчера вечером. Мне кажется, это было очень полезно и познавательно. Мы смогли не только провести переговоры, но и полюбоваться красотами этой великолепной страны. Выбор места для сегодняшней встречи России и «тройки» ЕС просто великолепен.

Мы разделяем те оценки, которые сейчас коллеги изложили по итогам нашей сегодняшней встречи. Я удовлетворен тем, как мы обсудили ход реализации имеющихся договоренностей, прежде всего, «дорожных» карт, и как мы видим дальнейшее продвижение по всем без исключения областям нашего взаимодействия. Особо отмечаю важное значение, которое играют отраслевые диалоги, особенно дальнейшее развитие энергетического, транспортного диалога. Думаю, что те понимания, которые достигнуты, позволят продвигаться более ускоренными темпами по всем направлениям. Как уже сказала Бенита (Ферреро-Вальднер), мы затронули вопросы дальнейшего совершенствования договорно-правовой базы наших отношений. Россия удовлетворена тем, что, как нам сказали наши коллеги, в самое ближайшее время Евросоюз будет готов одобрить мандат для своей делегации на переговорах по новому соглашению о стратегическом партнерстве. Мы готовы к началу этой работы и убеждены, что она будет отвечать долгосрочным интересам и России, и стран ЕС. Наши партнеры подтвердили то, что уже говорилось во время саммита Россия–ЕС в Португалии осенью прошлого года, а именно подтвердили свою заинтересованность в скорейшем вступлении России в ВТО. Не менее важно, что ЕС подтвердил сказанное тогда в Мафре, а именно, что страны ЕС не будут создавать искусственных препятствий для нашего скорейшего присоединения к ВТО. Как сказала Бенита, мы достаточно много внимания уделили такому важнейшему для наших граждан вопросу, как свобода передвижения. Мы обсудили возможности распространения, дальнейшего расширения применения нового шенгенского законодательства по упрощенному транзиту наших граждан через территорию стран ЕС. Договорились о том, что наши эксперты предметно поработают над этим вопросом. Ну и, конечно, мы оценили ход переговоров касательно перехода к перспективе безвизового режима между Россией и ЕС в качестве стратегической цели наших отношений.

Особое внимание по традиции мы уделили проблематике, связанной с дорожной картой по общему пространству внешней безопасности. Мы согласились с необходимостью наращивать взаимодействие в этой области, тем более перед лицом множащихся кризисных ситуаций в регионах, которые затрагивают интересы и ЕС, и России. Могу сделать вывод, что страны ЕС, как и Россия, намерены в этой сфере и далее опираться на свои коренные прагматичные национальные интересы и одновременно отстаивать принцип уважения интересов других. На этой основе, я уверен, можно будет эффективно работать.

По конкретным кризисным ситуациям мы обменялись мнениями о том, как сообща ЕС и Россия могут помочь в различных форматах, где они участвуют, в урегулировании кризиса на Ближнем Востоке, прежде всего, палестино-израильского. Обсудили проблематику в приднестровском урегулировании, где Россия, как посредник, и ЕС, как наблюдатель, взаимодействуют в рамках существующих для продвижения мирного процесса структур. Обсудили мы ситуацию в Судане, ситуацию в приграничных с Суданом районах Чада и ЦАР. Мы понимаем стремление ЕС поскорее развернуть там миротворческую операцию, знаем о желании подключить российские возможности для ее реализации, договорились провести консультации военных экспертов, чтобы окончательно определиться в отношении наших возможностей.

Среди тем, по которым у нас позиции различаются, причем различаются коренным образом, конечно же, Косово. Вы знаете о разнице в подходах, и эти различия не преодолены. Они касаются принципиальных вопросов международного права, вопросов, которые связаны с соблюдением всеми государствами Устава ООН, принципов хельсинкского Заключительного акта. Так что по этой конкретной проблеме у нас есть различия в подходах, но обсуждали мы эти различия, как и положено друзьям: откровенно, стараясь понять друг друга в максимальной степени. Я удовлетворен сегодняшней встречей, уверен, что наш очередной контакт через два с половиной месяца в конце апреля позволит зафиксировать дальнейший прогресс по продвижению нашего взаимодействия. Спасибо.

Вопрос: Вам не удалось сблизить ваши позиции в отношении Косово. Как конкретно ответит Россия на возможное провозглашение независимости, которое, может быть, состоится уже в воскресенье?

С.В.Лавров: Вопрос слишком серьезен, чтобы просто интересоваться тем, кто что скажет и что сделает. Сейчас необходимо предпринять все возможное, чтобы не допустить развития событий по негативному сценарию. До тех пор, пока никаких роковых решений не принято, Россия будет делать именно это, т.е. мы поддержали просьбу Сербии созвать завтра Совет Безопасности ООН. Надеюсь, что это заседание позволит честно выложить на стол все позиции и все-таки еще раз постараться понять, что может произойти и как этого можно было бы избежать. Я не испытываю чрезмерного оптимизма по поводу завтрашнего заседания СБ, но по крайней мере не использовать эту возможность и не обратиться к главному органу, отвечающему за международную безопасность в мире, органу, который определил параметры косовского урегулирования, которые сейчас пытаются в одностороннем порядке обойти и подорвать, в этой ситуации было бы неправильно. Рассчитываю, что все члены СБ проявят максимум ответственности при подготовке и проведении этого мероприятия.

Вопрос: Если будет провозглашена независимость Косово, сколько нужно времени, чтобы отдельные страны Европы признали независимость? Как ЕС планирует получить мандат на осуществление своей миротворческой миссии в Косово? Вопрос к господину С.В.Лаврову: возможны ли контрмеры со стороны России? В частности, будет ли Россия «наказывать» те страны ЕС, которые признают Косово?

С.В.Лавров (отвечает после Д.Рупела): Что касается вопроса о том, планирует ли Россия вводить какие-то репрессалии в отношении Евросоюза, то он звучит, конечно, диковато. Россия в арсенале своих внешнеполитических средств не прибегает к каким-либо мерам наказания кого бы то ни было. Мы убеждены, что, если произойдет признание односторонне провозглашенной независимости Косово, то это будет ошибкой. И мы сегодня об этом подробно с нашими коллегами говорили.

Что касается первой части вашего вопроса, то, конечно, это не мое дело, как ЕС будет решать возникшую проблему. Мы в принципе всегда поддерживали деятельность ЕС по развитию и укреплению единой политики в сфере безопасности и обороны, учитывая при этом, что в основополагающих документах, которые учредили такую политику, черным по белому написано, что любые операции, любые миссии, которые в рамках этой политики осуществляются, опираются на решение Совета Безопасности ООН. Исходим из того, что этим наши европейские коллеги руководствуются до сих пор.

Вопрос: Почему за все прошедшее время Ваша великая страна не смогла добиться продолжения переговоров косовской делегации и делегации Сербии?

С.В.Лавров: Я так понимаю, Вы спрашиваете, можно ли возобновить переговоры между Приштиной и Белградом? Да, можно. Если не будут держать косовских албанцев за руки и запрещать им вести переговоры. Если не будут заявлять, что независимость неизбежна. К сожалению, именно такую позицию мы наблюдали на протяжении многих месяцев и даже последнего года, когда переговоры реально имели шансы на успех, особенно на своей продвинутой стадии. Но руководству в Приштине говорили из-за рубежа, что переговоры бессмысленны, не соглашайтесь ни на какие компромиссы, требуйте независимости. В таких условиях, конечно, переговоры продолжать бессмысленно. Но если все проявят политическую волю, если все будут оберегать основополагающие принципы международного права, если не только европейцы, но и те, кто находится на других континентах, будут уважать коренные долгосрочные интересы Европы и думать о будущем Европы, я уверен, что переговоры можно возобновить. Спасибо.

14 февраля 2008 года

Комментарии ()